На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Мы из Советского Союза

13 947 подписчиков

Свежие комментарии

  • Семен Борисов
    Армяне такие же жопочники как и хохлы,с голой жопой хотят в Европу!Но как ни странно ни те,ни другие там наХ не нужны...Армения - протест...
  • Сергей Легков
    Печально это. ((Енисей. Смертельн...
  • Жанна Чешева (Баранова)
    Да уж!!! Повезло!  У нас в школе так девочка утонула 16-ти лет в Ангаре на глазах у кучи народа и родителей. Плавала ...Енисей. Смертельн...

"Бог меня хранил". Памяти космонавта Георгия Гречко

В Москве на 86-м году жизни скончался известный советский космонавт Георгий Гречко.

Знаменитый советский летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, инженер и космонавт Георгий Гречко умер в ночь на субботу, 8 апреля, в возрасте 85 лет. О кончине космонавта сообщил журнал «Новости космонавтики».

«В ночь на 8 апреля на 86-м году жизни скончался летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, инженер и космонавт ОКБ-1 – ЦКБЭМ – НПО «Энергия» Георгий Михайлович Гречко», — говорится в сообщении.

Гречко совершил три космических полета. Первый — с 11 января по 9 февраля 1975 года в качестве бортинженера корабля «Союз-17» и первой основной экспедиции на орбитальную станцию «Салют-4». Второй, рекордный для своего времени, — с 10 декабря 1977 по 16 марта 1978 года в качестве бортинженера корабля «Союз-26» и первой основной экспедиции на станцию «Салют-6». Третий — с 17 по 26 сентября 1985 года в качестве бортинженера корабля «Союз-Т-14» (старт) и «Союз-Т-13» (посадка) в период пересменки на станции «Салют-7». Он также участвовал в разработке первых советских спутников и межпланетных станций.

Георгий Михайлович Гречко был одним из старожилов отечественной космонавтики. Мы знали его как самого весёлого и неунывающего космонавта. Всем своим видом он как будто говорил нам: нет проблем! Георгий Михайлович Гречко вошел в историю как летчик-космонавт, удостоенный высокого звания Герой Советского Союза дважды.

Летчик-космонавт СССР Георгий Гречко, 1985 год / Фото: Альберт Пушкарев и Владимир Завьялов

Гречко родился 25 мая 1931 года в Ленинграде, где и провел детские годы. В 1941–1943 годах жил на оккупированной территории на Украине, после чего вернулся в Ленинград. «Во время войны, в оккупации, немцы, отступавшие из деревни, едва не сожгли меня, брата и бабушку.Селян уничтожали всех без разбора, а до нашей хаты почему-то не дошли», — вспоминал Гречко. Судьба Георгия Михайловича не баловала. И только личное упорство, поддержка друзей и коллег, не оставивших в трудную минуту, да Божья помощь, как считает он сам, помогли ему не сломаться и добиться поставленных целей.

Людей, имеющих какое-то отношение к небу, в семье Гречко не было. Родом он из Ленинграда – так по старой привычке он всегда называет город на Неве. «В Ленинграде у нас была коммуналка, – вспоминает Георгий Михайлович. – Родителям дали огромную комнату – аж 50 м, высоченные потолки, лепнина. Родители поскромничали и попросили поменьше. Им казалось, нельзя жить в такой «роскоши». Однако комнаты меньше не оказалось. Тогда они потребовали поставить перегородку. Им отказали. Пришлось устанавливать перегородку за свой счёт. Получилось две комнаты. В первой поселилась семья Гречко, во вторую вселили другую семью.

Прошло семь лет, и юный Георгий заболел малярией. Лечили его лекарством акрихин. «Таблетки были отвратительные на вкус. Один раз лизнул – и выворачивало наизнанку. Родители придумывали разные уловки, чтобы я смог проглотить эту гадость, но ничего не получалось. Да и это средство мне не помогало». И тут выяснилось, что ближайший сосед, который получил выгороженную вторую комнату, – моряк дальнего плавания. Он из-за границы привёз хинин в виде капсул, какого в СССР не выпускали. Георгию хватило двух-трёх приёмов этого средства, чтобы навсегда избавиться от страшной болезни. «А что, если бы мы тогда не разгородили комнату и в ней бы не поселился моряк? – размышлял Георгий Михайлович. – Я часто размышляю на эту тему. Думаю, судьба существует, и меня она не раз вытаскивала из критических ситуаций».

Своей судьбой Георгий Гречко считал и космонавтику. «Я бы никогда не стал космонавтом, если бы в детстве не «проглатывал» фантастические книжки, – признаётся он. – Ими был забит весь мой книжный шкаф. Потом появились научно-популярные книги. Особенно меня интересовали книги по астрофизике, про планеты, полёты».

«Однажды отец нашел у меня на столе книгу «Луна», и на первой странице там стояла надпись: «НИИМС». Он удивился: «Как тебе удалось взять книгу в нашей библиотеке?» Он работал в НИИ метрологии и стандартизации. «Папа, — воскликнул я, — да это же НИИ межпланетных сообщений!» — вспоминал известный астронавт.

В 1955 году он окончил Ленинградский военно-механический институт, с 1954 года работал в ОКБ-1 НИИ-88 (ныне РКК «Энергия»).


Георгий Гречко в молодости

Экипаж космического корабля «Союз-17» бортинженер Георгий Гречко и командир корабля Алексей Губарев на тренировке в макете станции «Салют». Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина (слева направо), 1975 год / Фото: Александр Моклецов


Бортинженер космического корабля «Союз-17» Георгий Михайлович Гречко, 1975 год / Фото: Александр Моклецов

В космический отряд Гречко был зачислен в 1966 году и готовился к полетам по советской лунной программе. После ее сворачивания стал готовиться к полетам на кораблях «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». Однако слетать в космос ему суждено было лишь спустя более десяти лет, в возрасте 44 лет.

Георгий Гречко вспоминает с улыбкой: «Самыми страшными испытаниями для меня были вестибулярные. Обычный человек вынести это не может. Тебя крутят, вертят, качают, заставляют вертеть головой. Многих мутит, рвёт. Поначалу центрифуга приводила меня в ужас, потом привык. При этом давление у меня всё время было 120 на 80. Как вдруг однажды – 95 на 55. Ну, думаю, всё, теперь спишут. Пошёл к врачу, спрашиваю: «Что делать?» А он отвечает: «Ничего. Наплевать и забыть». Постепенно я понял, что, настроив себя на испытание, пройти его намного легче». Несмотря на все усилия, Гречко не был уверен, что станет космонавтом. «Богатырского здоровья в себе никогда не чувствовал, – признаётся он. – Оно было подорвано войной». Правда, спортивная подготовка у Георгия Михайловича была неплохая: он имел разряды по автоспорту, гонял на мотоциклах, занимался подводным плаванием, увлекался горными лыжами, самолётным спортом, стрельбой из винтовки и пистолета… И, видимо, небо звало так громко, что слова «не могу» для него просто не существовало.

В 1975 году Гречко полетел вместе с Алексеем Губаревым в качестве бортинженера корабля «Союз» и станции «Салют-4». Известно, что в свой первый полет он взял книгу братьев Стругацких «Трудно быть богом».

Герой Советского Союза, кандидат технических наук летчик-космонавт Георгий Гречко (слева) и сотрудник лаборатории Физического института имени П.Н. Лебедева АН СССР, где разрабатывался и создавался зеркальный рентгеновский телескоп для орбитальной станции «Салют-4», доктор физико-математических наук Леонид Вайнштейн обсуждают полученные в космосе результаты, 1976 год / Фото: Виктор Чернов


Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина. Во время подготовки к полету членов экипажа космического корабля «Союз-26» командира корабля Юрия Романенко (слева) и бортинженера Георгия Гречко, 1977 год / Фото: Александр Моклецов

В первом полете проявились такие черты космонавта, как упорство и изобретательность. Когда полет членов экипажа был расписан по минутам, Гречко урывал время от сна и занимался починкой сломавшегося на станции телескопа, который, как считали в ЦУПе, было не починить. Однако Гречко справился — правда, за самодеятельность получил выговор. «Телескоп все-таки заработал. Результаты наблюдения за солнечной активностью стали прорывными. Хотя от земного начальства мне влетело за нарушение режима труда и отдыха. Я ведь не спал и не ел, пока его чинил. Награда пришла много лет спустя, когда астроном Черных назвал моим именем новый астероид — за то, что тогда спас телескоп», — вспоминал Гречко в одном из интервью. «Если тебе дают линованную бумагу — пиши поперек», — выразил как-то космонавт свое жизненное правило.


Летчик-космонавт СССР Герой Советского Союза, бортинженер космического корабля «Союз-26» Георгий Михайлович Гречко во время подготовки к полету в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина в Звездном городке, 1977 год / Фото: Александр Моклецов

Бортинженер космического корабля «Союз-26», Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР Георгий Гречко (справа) и один из ветеранов советской космонавтики, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР Андриян Николаев после удачной рыбалки, 1977 год / Фото: Александр Моклецов

Второй полет состоялся в 1978 году, в ходе того полета он совершил выход в открытый космос, производя осмотр одного из стыковочных узлов станции.


Летчики-космонавты (сверху вниз) Владимир Васютин, Георгий Гречко и Александр Волков перед стартом, 1985 год / Фото: Александр Моклецов

Третий полет был в 1985 году, общая продолжительность пребывания в космосе за три миссии составила 134 дня. Через год после последней космической миссии Гречко перевелся из «Энергии» в Институт физики атмосферы, где работал инструктором-космонавтом-испытателем и завлаборатории по атмосферным исследованиям Земли. В 1993 году Гречко стал председателем консультативного органа ООН — Международной федерации мира.


Члены основного экипажа космического корабля «Союз Т-14» (слева направо): бортинженер Георгий Гречко, космонавт-исследователь Александр Волков, командир корабля Владимир Васютин, 1985 год / Фото: Александр Моклецов
"Можно сказать, что Земля — это большой космический корабль. Казалось бы, и на МКС, и на всей планете отношения между людьми должны быть похожи. Но этого не происходит. Почему? Например, потому что во многих развитых странах процветает капитализм, причём в его наиболее кровавой и грязной форме. Каждый тянет одеяло на себя, в ходу принцип «человек человеку — волк». Считается, что свобода индивидуума важнее, чем интересы общества в целом. Говорят, что при капитализме «моя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Но это только красивые слова. В реальности всё иначе: вы ограничиваете мою свободу — и мне проще либо самому вас пристрелить, либо нанять убийцу..." - говорил Георгий Гречко. - "В космосе, к счастью, такого и в помине нет. Если каждый космонавт или аст­ронавт там будет работать только на себя и станет пренебрегать свободой, интересами и даже настроением собрата по полёту, то они могут просто не вернуться на Землю. Существовать в космосе и возвратиться обратно можно только сообща, понимаете? И денег там тоже нет, и собственность очень условная. По сути, на МКС — социализм. Там все работают на науку, на человечество, в крайнем случае — на свою страну, и во главе стоят не индивидуальные, а социальные вопросы. Будет ли что делить, когда мы начнём осваивать Луну или Марс? Станут ли там столбить участки, воевать из-за них? Не думаю. Первый советско-американ­ский полёт «Союз» — «Аполлон» в 1975 г. проходил под девизами «Рукопожатие в космосе» и «Если мы можем так хорошо взаимодействовать в космосе, то почему бы не поступать так же и на Земле?». Надеюсь, что на этот вопрос мы когда-нибудь ответим правильно. И никто не сможет приватизировать космос — просто потому, что это всех нас, землян, богатство."

На счету выдающегося космонавта более 28 научных публикаций, также он выступал соавтором документального фильма «Командировка на орбиту».


Летчики-космонавты СССР, дважды Герои Советского Союза, участники полета на корабле «Союз Т-13» Владимир Джанибеков (справа налево) и Георгий Гречко после приземления, 1986 год

С 1979 по 1990 год Гречко был ведущим программы «Этот фантастический мир» на телевидении, представлявшей собой цикл экранизаций произведений писателей-фантастов. «Самый общительный космонавт в мире» — так называли его журналисты. И действительно, в задорном весельчаке и балагуре зрителей всегда подкупала его широкая улыбка, шутки и умение рассказать занятную историю. Он никогда не обижался на бесконечные вопросы журналистов об НЛО в космосе и боге, задававшиеся бесконечное число раз, и всегда умел ответить на них по-новому и интересно. Или рассказать анекдот. Например, такой: «Хрущев в Кремле отозвал Гагарина в сторонку: «Юра, ты Бога видел?» — «Да, видел. Есть Бог». — «Так я и знал. Только никому не говори». Потом Гагарин оказался на приеме у папы Римского, и тот тоже спрашивает: «Юрий Алексеевич, вы видели Бога?» — «Нет, не видел. Нет никакого Бога». — «Так я и знал. Но только никому об этом не рассказывайте!»

Например, он считал, что рыночная экономика космосу противопоказана:" Почему нас преследуют неудачи? Слишком многое было разрушено в базарно-рыночных отношениях. Космосу они категорически противопоказаны. Допустим, я спроектирую самый лучший спутник. А кто его будет делать? Кто будет сверлить, строгать, собирать, полировать, доводить до ума? Стариков, которые всё это умели, уже нет, а их опыт остался невостребованным. Новых мастеров, которые подняли бы космическую отрасль, обучать некому, да и негде: техникумы, школы рабочей молодёжи - всё придушили реформаторы, им это было не надо. Наши заводы, которые делали уникальные детали, в том числе для «Союзов» и «Протонов», продали на металлолом вместе со станками, квалифицированных мастеров разогнали. Так чего мы теперь ждём? Быть первыми в космосе сегодня хотят все, но в России - желательно ещё и бесплатно, не тратя денег, не пытаясь вернуть в страну тысячи учёных, которые были вынуждены ­уехать за рубеж, потому что на родине им не давали работать. Вместо экономики у нас одни финансы, только и слышно: «доллар», «рубль», «долг», «кредит», «ипотека». Всем нужны быстрые деньги. Но в космосе быстрых денег не сделаешь. Так что придётся выбирать: либо выдувать банковские пузыри, либо заниматься народным хозяйством. Схема простая: хочешь на Луну или Марс - значит, нужны крупные ассигнования, мощные предприятия, умные мозги, тончайшие приборы, металлы, выдерживающие сверхнагрузки. Одному Роскосмосу создать всё это заново не под силу. Сколько бы ни давали президент и премьер на эту тему руководящих указаний, толку не будет. Надобны усилия всего государства - то, что разваливали в масштабе страны, в том же объёме придётся и восстанавливать. Даже девять женщин не родят ребёнка за один месяц. Так же и с космосом. Разрушали космическую отрасль 20 лет - возрождать придётся, возможно, ещё лет 10."


Космонавт Георгий Гречко рассказывает об одном из экспонатов на выставке «Они были первыми», посвященной 50-летию первого полета человека в космос, в Музее космонавтики на ВВЦ, 2011 год / Фото: Антон Белицкий

Летчик-космонавт Георгий Гречко на презентации своей книги «Космонавт №34. От лучины до пришельцев» в торговом доме «Библио-Глобус» в Москве, 2013 год / Фото: Сергей Мамонтов

Вечная память летчику -космонавту Георгию Гречко. Помним. Скорбим.

Источники

Картина дня

наверх