Мы из Советского Союза

13 759 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Митленко
    Никто! Вы правы!!!!Наборы оригинальн...
  • алексей шакин
    а в 90-е, как я понимаю, Россия под руковоством "младодемократов" , кпрф и пр. "степ" танцевала? всеми 4 ногами?И это тоже новости
  • Sergey Ivanov
    В детстве я прочитал книгу о Николае Кузнецове «Это было под Ровно» Автор Дмитрий Медведев, командир партизанского от...Неизвестная жизнь...

Российский офицер рассказал о жестоких пытках в секретной тюрьме «азовцев»

«Я не знаю, почему об этом молчат, но расстрел мирных граждан Украины начался в 2014 году не с майских событий в Одессе, как ошибочно принято считать, а здесь, в Мариуполе», - так начался тот тяжелый разговор. С «Мигелем» мы познакомились по дороге в Мариуполь. Он вместе с уже знакомым мне по предыдущим поездкам отставным офицером ДНР с позывным «Кот» сопровождал нас и в этот раз.Российский офицер рассказал о жестоких пытках в секретной тюрьме «азовцев»"АЗОВСТАЛЬ"ФОТО: GLOBAL LOOK PRESS

- Мне бы в аэропорт попасть, где пыточная у «азовцев» была (батальон «Азов» - террористическая организация, запрещена в РФ. – «МК»), – еще в самом начале поездки обозначила я свои планы сопровождающим.

- А что ты там увидеть хочешь? - удивился «Кот». – Да и не пустят, скорее всего. Ты вон лучше у «Мигеля» спроси про «библиотеку», он тебе расскажет, как там было.

Признаться честно, ответ «Кота» застал меня врасплох и немного смутил. О зверствах нацбатовцев, их бесчеловечных пытках и издевательствах над заключенными я знала из средств массовой информации. А посему просить совершенно незнакомого человека вытащить из недр памяти и пересказать пережитый им кошмар было неловко. Совет «Кота» явно пришелся не по душе и «Мигелю», он закурил и отвернулся к приоткрытому окну.

- Вы были там?

 - осторожно поинтересовалась я.

- Да нечего рассказывать, - огрызнулся мужчина...

Еще в Донецке мы приняли решение, что останемся ночевать Мариуполе. А так как в сам город мы заехали когда уже стемнело, то прямиком отправились к месту ночлега. Тетя Таня, родственница «Кота», гостеприимно накрыла на стол, выставив привезенные нами консервы и что-то из личных запасов. Мужчины достали водку. Первые три выпили быстро и без затяжных диалогов.

- «Мигель», расскажи про «библиотеку», - предприняла я повторную попытку.

Собеседник достал из кармана камуфляжа сигарету, морщинистые пальцы чиркнули зажигалкой, и в темноту ночи ворвался танцующий огонек. «Мигель» глубоко затянулся и слегка прищурил глаза.

История отставного российского офицера началась в 2014 году. До этого он жил спокойной жизнью военного пенсионера в своем родном Мариуполе, куда вернулся с семьей после выхода на заслуженный отдых.

- Мариупольская трагедия стала разворачиваться после 14 апреля, когда возле воинской части украинскими нацгвардейцами были расстреляны ни в чем не повинные мирные люди, - голос «Мигеля» звучал совсем иначе и будто вообще не принадлежал своему хозяину. - По моим подсчетам тогда погибло порядка 140 человек. В основном это были родители призывников, которые пришли к воротам воинской части и требовали, чтобы их сыновей отпустили. Насколько мне известно, с командиром воинской части на этот счет была предварительная договоренность, и все должно было закончиться в их пользу. Поэтому люди, ничего не опасаясь, просто стояли у ворот. Но в какой-то момент раздались звуки пулеметной стрельбы.

По словам «Мигеля», позже выяснилось, что приказ открыть огонь по живым мишеням отдал непосредственно сам командир воинской части. Что побудило его на этот бесчеловечный поступок, неизвестно. Чуть позже на микроавтобусах подъехали еще какие-то люди в черной униформе и с балаклавами на головах, и началась тотальная зачистка.

- Они расстреливали все, что шевелится. Заступиться за людей было совершенно некому. Гарнизон милиции покинул город чуть ли не в тот же день.

Две недели Мариуполь был без какого-либо надзора со стороны правоохранительных органов. И тогда часть мужского населения из числа горожан приняли решение взять на себя функцию обеспечения порядка. Они собственными силами патрулировали город, чтобы предотвращать попытки уличных преступлений, правонарушений и мародерства, волна которых захлестнула город.

Следующим кровопролитным событием стал штурм ОВД города, произошедший 9 мая 2014 года.

- В центр города просто выехала БМП (боевая машина пехоты. - «МК») и начала стрелять по простым людям, которые собрались, чтобы отметить День Победы, - вспоминает «Мигель». - В Интернете можно найти видео, когда БМП проскакивает баррикаду с колес, чуть не переворачиваясь. Так вот это и есть именно та машина, которая расстреливала стариков.

На тот момент собеседник уже был гражданским человеком. Из российской армии его по состоянию здоровья комиссовали еще в 1998 году. Но, видя все происходящее, он просто не мог безропотно сидеть и терпеть. К счастью, таких небезразличных людей с боевым прошлым, по словам отставного военного, оказалось немало. Тогда-то они и решили объединиться и создать свое военизированное формирование.

- Первый настоящий бой, в котором наше «самоорганизованное» подразделение приняло участие, произошел в мае 2014 года под Мангушем, - продолжает «Мигель». - Со стороны Украины нам противостояла группа Олега Ляшко, батальон «Днепр» (террористическая организация, запрещена в РФ. - «МК»), который мы расстреляли на объездной трассе. Думаю, сейчас, с учетом срока давности, об этом можно говорить открыто, но, если бы не работа нашей группы, вражеской бронетехники в 2014 году возле Донецка было бы гораздо больше. Не буду называть точное количество, но мы положили несколько эшелонов на перегоне Розовка - Камыш - Заря.

Все закончилось так же внезапно, как и началось. В августе 2014 года сосед сдал его участковому. Мужчину тут же задержали, и он оказался в руках СБУ.

- Неделю я находился на территории мариупольского аэропорта в той самой «библиотеке» - пыточной «азовцев», - вспоминает собеседник. - Всего неделю, которая тогда превратилась в целую вечность.

- Какие там были условия?

- Сказать, что над задержанными издевались, — это не сказать ничего. Мне кажется, в русском языке не хватит слов, чтобы передать все, что там происходило. Нас было человек шесть или восемь, уже не помню. Пленники постоянно менялись. Такой конвейер из человеческих тел. Кто-то умирал под пытками, кого-то, пресытившись издевательствами, «азовцы» убивали сами. Кому-то везло, их переводили в СИЗО. Всю эту неделю меня постоянно пытали. Мне кажется, я даже не спал, они просто не давали мне возможности на сон. Помню, иногда отключался от боли и все. Пытали электротоком, подвешивали на дыбу, кидали в яму с трупами. Первую ночь я как раз провел в такой яме. Тела убитых уже начали разлагаться, и запах стоял такой, что невозможно было сделать вдох. Утром меня вытащили и повели на «расстрел». Это одна из любимых забав «азовцев». Человеку завязывают глаза и говорят, что сейчас его будут казнить. После чего «дают» автоматную очередь под ноги или рядом. На психику действует сами понимаете как.

После «расстрела» меня поместили в холодильник, откуда выпускали лишь на допросы и для избиения. Били просто так, порой даже не задавая никаких вопросов. Мне кажется, им нравился сам процесс причинения страданий другому человеку. Плоскогубцами выламывали зубы. В результате побоев у меня повреждена челюсть так, что до сих пор врачи не могут вставить зубы. Резали тело, руки, ноги. Приставляли раскаленные электроды к гениталиям. Самое большое «наслаждение» была дыба. Ноги приковывали к полу, а между них острием вверх протягивали металлический уголок, и медленно начинали его поднимать. Так и висишь два-три часа. Дольше висеть не получалось, от боли терял сознание.

В сентябре «Мигеля» и еще несколько пленников «библиотеки» перевели в СИЗО. Нет, его не пожалели. Просто в планах СБУ было сделать из задержания отставного российского офицера показательный процесс, и лишь поэтому ему сохранили жизнь.

- Мы были настолько избиты, ни одного живого места на теле, и тюремные медики попросту отказались нас брать, - делится рассказчик. - Так и сказали: «Они сейчас «кони у нас двинут», а нам потом отвечай». Тогда наши сопровождающие повезли нас в обычную больницу, где врач написал заключения, что мы совершенно здоровы. С такими справками нас поместили в следственный изолятор. Там я находился до 25 декабря. Периодически меня вывозили на допросы  в подвал СБУ. Там все повторялось: пытки, избиение, насилие. Следователем у меня был некий Романенко, - при воспоминании о блюстителе закона «Мигель» скривился и отпустил парочку нецензурных слов. - Ехидная улыбка, весь такой «добренький»,  а на самом деле последняя мразь. 25 декабря меня вновь привезли в СБУ. Сунули на подпись пакет документов, якобы по собственной воле отказываюсь от процедуры обмена военнопленных. Я сказал, что не буду ничего подписывать. Меня снова избили, но, к моему удивлению, все-таки обменяли. Если честно, я до сих пор не могу понять, как они согласились на это. Так 26 декабря я оказался в Донецке. 

- Где все это время находилась ваша семья?

- Моя жена была очень известным адвокатом в Мариуполе. Через несколько дней после моего задержания, когда она с сыном возвращалась домой, к ним подъехала какая-то машина. Позже выяснилось, что это были «азовцы». Они затолкали сына в салон и куда-то увезли. На тот момент ему было всего 22 года. Супруга начала тут же поднимать все свои связи и все-таки смогла выкупить сына у нацбатовцев за 10 тысяч долларов. Она предлагала и за меня деньги, но СБУ отказались. Им надо было создать резонанс из моего задержания. Даже целая статья в местной газете вышла, где писалось, что Служба безопасности Украины задержала гражданина N, который являлся штатным сотрудником Главного разведывательного управления Генерального штаба Российской Федерации. Вот почему ни «продавать», ни менять меня изначально не хотели.

- Как вы выдержали все это?

- Не могу сказать, что я какой-то там герой. Когда тебя избивают до бессознательного состояния, а потом приводят в чувство, обливая водой, чтобы продолжить издевательства, любой заговорит. И я рассказывал. Но про тех людей, которых украинская власть уже физически не могла достать. Кто-то был мертв, кто-то уехал.

Мне вменяли 110-ю, 111-ю, 112-ю, 258-ю статьи Уголовного кодекса Украины. Это «измена Родине». Я тогда задал следователю вопрос: «Как вы можете обвинять меня в измене Родине, если присягу я давал только Советскому Союзу и Российской Федерации? На верность Украине я не присягал и приехал сюда гражданским человеком». Ответить им, видимо, было нечего, поэтому меня снова избили. На украинском сайте «Миротворец» я значусь как особо опасный преступник, который посягал на устои государства и создал террористическую группировку в городе Мариуполь для свержения действующей власти.

- Как попали в ополчение?

- Приехав в Донецк, до апреля 2015 года находился в госпитале, а потом добровольно пришел в военкомат и сказал, что хочу идти на фронт. Так и провоевал до 2019 года. Несмотря на звание подполковник, знания и навыки, приобретенные за годы армейской службы, я пошел воевать обыкновенным ополченцем, рядовым. Да и документов кроме украинского паспорта у меня не было. Все остальные на моих глазах Романенко уничтожил в шредере, включая диплом об окончании Тихоокеанского высшего военно-морского училища. Но я пришел воевать не за погоны, поэтому  не старался никому доказывать, что я офицер. По большому счету,  свою офицерскую карьеру я закончил еще тогда, в России. А здесь, на мой взгляд, лучшим доказательством того, что я что-то знаю и умею, стало то, что я выжил сам и научил своих ребят выживать.

- Сейчас хотели бы вернуться на службу?

- Я не назову себя суперспециалистом, но тактика городского боя мне известна еще по штурму Грозного. Меня учили этому пять лет. Конечно, я хотел бы сражаться за свободу Донбасса и сейчас, но надо реально оценивать возможности. Зная свое физическое состояние, я понимаю, что буду для ребят обузой. Хотя в голове и в душе у меня молодость, но физически уже все. Поэтому могу лишь показать, рассказать, научить, а вот сам сделать - уже здоровье не то. Жаль только, что и это никому не надо, хотя мои знания могли бы спасти не одну жизнь.

- Как же так? - слова «Мигеля» показались мне какой-то неудачной шуткой.

- Вот так. Руководству виднее. Поэтому сейчас я обыкновенный пенсионер, работающий в охране. А в свободное время журналистов, таких как вы, сопровождаю.

Вот и вся моя история.

Москва-Мариуполь-Москва.

https://www.mk.ru/poli...

Картина дня

наверх