Мы из Советского Союза

13 485 подписчиков

Свежие комментарии

  • А. Кудасов
    При Сталине с кадровых ошибок спрашивали сполна и наказывали. Сколько за последние годы, 20 лет, у нас было этих кадр...Споры о Сталине. ...
  • Владимир Eвтеев
    Александр Киевская Русь Опять здесь блюёшь, выродок гитлеровский?Споры о Сталине. ...
  • Анатолий Ковтун
    Когда я спрашиваю человека, который поносит Сталина последними словами, что ты читал о Сталине? Молчок, потом, - так ...Споры о Сталине. ...

Красный маршал Блюхер

Карьера маршала Василия Блюхера, одного из самых известных советских военачальников 1920-х – 1930-х годов, рухнула столь же стремительно, сколь и взлетела вверх. Ее финалом стала неудачная операция на озере Хасан в 1938 году. Во время боев с японскими войсками советские части понесли большие потери. РККА потеряла 960 человек, тогда как с японской стороны погибли 650 человек. По мнению советского руководства, ответственность за неудачи нес непосредственно командующий Дальневосточным фронтом маршал Василий Блюхер.

     31 августа 1938 года в Москве, на Главном военном совете РККА, состоялся «разбор полетов». Присутствовали на нем Сталин, Ворошилов, Буденный, Щаденко, Шапошников, Кулик, Локтионов, Павдов, Молотов, Фриновский. Был вызван и маршал Блюхер. На повестке дня был вопрос о том, что произошло на озере Хасан, почему советские войска понесли такие потери и как действовал командующий Дальневосточным фронтом Блюхер. Кстати, от должности командующего, к моменту «разбора полетов», Блюхер был уже отстранен.
Красный маршал Блюхер     Действительно, операция на озере Хасан оказалась не очень удачной по причине действий командующего. Маршал Иван Конев, например, считал, что Блюхеру просто не хватило современных военных знаний – он остановился на уровне двадцатилетней давности, событий Гражданской войны, и это привело к плачевным последствиям для советских солдат.
×
Свою роль сыграла и самоуверенность маршала. Он часто действовал самостоятельно и даже вопреки позиции центрального руководства страны. Например, когда 20 июля 1938 года Япония предъявила СССР ультиматум, потребовав передать Японии часть советской территории у озера Хасан, командовавший Дальневосточным фронтом маршал Блюхер принял абсолютно авантюрное решение – попытаться урегулировать конфликт между СССР и Японией миром.

     Стоит ли говорить, что у командующего фронтом не было и не могло быть полномочий на подобные переговоры. Но Блюхер, не оповестив Москву, отправил на границу специальную комиссию, которая установила, что виноваты якобы советские пограничники, нарушившие границу на три метра. После этого Блюхер допустил новую ошибку – он связался с Москвой и стал требовать ареста начальника пограничного участка. Но советское руководство инициативу маршала не поняло и не одобрило, потребовав от Блюхера немедленно отозвать комиссию и приступить к своим прямым обязанностям – организации военного отпора готовящемуся японскому нападению.
     Откуда у маршала Блюхера было такое стремление к своевольным, самостоятельным действиям, да еще в 1938 году, когда власть была максимально жестка к любым отклонениям от курса. Многих партийных и военных деятелей карали за куда меньшие поступки и куда менее странные инициативы. Судя по всему, Блюхер был уверен в своей непотопляемости – ведь удача улыбалась ему давно, широкой улыбкой. Так, незадолго до событий на озере Хасан, в декабре 1937 года, Василия Блюхера избрали депутатом Верховного Совета СССР, чуть позже включили в состав Президиума Верховного Совета СССР. Очевидно, это обстоятельство тоже позволило Блюхеру рассматривать самого себя не только как военачальника, но и как политического деятеля.Красный маршал Блюхер
     Василий Блюхер был в числе первых пяти советских военачальников, которым присвоили звания маршалов. 21 ноября 1935 года маршальские звания получили народный комиссар обороны СССР Климент Ворошилов, начальник штаба РККА Александр Егоров, заместитель народного комиссара обороны Михаил Тухачевский, инспектор кавалерии РККА Семен Буденный и командующий Особой Дальневосточной армией Василий Блюхер. Причем должность, которую занимал Блюхер, не предполагала такого высокого звания. Очевидно, что Сталин рассматривал Блюхера как очень перспективного военачальника, который в обозримом будущем, во-первых, мог совершить большие победы над вероятным противником – Японией, а во-вторых – занять более высокую должность в системе Наркомата обороны. В то время Василию Блюхеру завидовали многие военачальники – командующий Особой Дальневосточной армией пользовался явной симпатией Сталина. При этом почти все 1920-е и 1930-е годы Блюхер проводил на Дальнем Востоке – он так и не получил «московского» назначения и более высоких постов в Наркомате обороны.

     За почти два десятилетия, проведенных на Дальнем Востоке, Блюхер, судя по всему, почувствовал себя едва ли не «хозяином» этого огромного и богатого региона. Шутка ли – с 1921 года быть «главной военной властью» всего советского Дальнего Востока.Красный маршал БлюхерНачдив 51-й стрелковой дивизии Василий Константинович Блюхер (справа, сидит) среди бойцов 151-й бригады, 1919 год.
     Еще 27 июня 1921 года 31-летний Василий Блюхер, прежде командовавший 51-й стрелковой дивизией, воевавшей в Крыму, был назначен председателем Военного совета, главнокомандующим Народно-революционной армии Дальневосточной республики и военным министром ДВР. Так началась дальневосточная, самая долгая, эпопея в жизни и карьере Василия Блюхера.
     Когда в 1890 году в деревне Барщинка Рыбинского уезда Ярославской губернии в семье крестьянина Константина Блюхера и его жены Анны Медведевой родился сын Василий, никто и представить себе не мог, что через тридцать лет он будет занимать генеральские должности. Год учебы в церковно-приходской школе – вот и все образование будущего красного маршала в те годы. Потом была «школа жизни» - мальчик в магазине, чернорабочий на машиностроительном заводе в Петербурге, слесарь на вагоностроительном заводе в Мытищах. Юный Блюхер, как и многие представители рабочей молодежи того времени, увлекся революционными идеями. С завода в Петербурге его уволили за участие в митингах, а в 1910 году вообще арестовали – за призывы к забастовке. Впрочем, в современной литературе приводят и другую версию – что никаким рабочим и, тем более, революционером, в то время Василий Константинович Блюхер не был, а служил приказчиком у одной купчихи, попутно выполняя, скажем так, обязанности интимного характера (по словам жены его брата Павла). Можно верить, можно нет. Мало ли какие чувства у жены брата вызывал ставший знаменитым родственник. Красный маршал Блюхер
     В 1914 году началась Первая мировая война. 24-летний Василий Блюхер подлежал призыву на военную службу. Он был зачислен в 56-й кремлёвский запасной батальон, а затем направлен в состав 19-го Костромского полка 5-й пехотной дивизии в звании рядового. Вскоре он был награжден Георгиевской медалью IV степени, удостоился Георгиевских крестов III и IV степени и был произведен в младшие унтер-офицеры. Впрочем, если факт награждения медалью достоверен, то о Георгиевских крестах и присвоении звания младшего унтер-офицера документальных сведений историки не находят. В любом случае, достоверен факт тяжелого ранения Блюхера разорвавшейся гранатой. Блюхера доставили в военный госпиталь, где буквально вытащили с того света. Из-за полученных ранений Блюхера комиссовали с пенсией первого разряда.
То, что ранение — пострадала тазобедренная кость — было очень серьезным, а жестокая боль от раны периодически возвращалась, — факт. По большей части Блюхер ее превозмогал (часто, правда, с помощью спиртного, о чем его "доброжелатели" не раз доносили на самый верх), но несколько раз невыносимая боль все же заставляла прерывать службу. Однажды советская власть даже отправила его на консультацию в Германию. Не помогло.
     Вернувшись к гражданской жизни, он устроился в гранитную мастерскую в Казани, затем работал на механическом заводе. В июне 1916 года Блюхер стал членом Российской социал-демократической рабочей партии большевиков. Октябрьскую революцию он встретил в Самаре, где стал членом Самарского Военно-Революционного Комитета, помощником начальника Самарского гарнизона и начальником губернской охраны революционного порядка. С этих должностей среднего звена и началась военная карьера Василия Блюхера в Советской России.
     В качестве комиссара сводного отряда уфимских и самарских красногвардейцев Блюхер участвовал в боевых действиях на Урале, где возглавил Челябинский Военно-революционный комитет. Рабочие отряды Южного Урала действовали в чрезвычайно сложной обстановке. В Сводном отряде южноуральских партизан Блюхер стал заместителем командира. Постепенно отряд расширился и включал в свой состав 6 стрелковых, 2 кавалерийских полка, артиллерийский дивизион. К сентябрю 1918 г. эта рабочая армия насчитывала около 10 тысяч человек и вскоре была преобразована в 4-ю Уральскую (с 11 ноября 1918 года — 30-ю) стрелковую дивизию. Командиром стрелковой дивизии был назначен Василий Блюхер. Так 28-летний демобилизованный солдат, вчерашний рабочий с годичным образованием, занял генеральскую по меркам старой армии должность командира стрелковой дивизии.Красный маршал Блюхер
     За 54 дня отряды Блюхера прошли 1,5 тысячи километров по труднодоступной местности – горам, лесам, болотам Южного Урала, разгромив 7 неприятельских полков. За это комдив Василий Блюхер был удостоен ордена Красного Знамени под номером 1. Благодаря Уральскому походу, вчерашний никому неизвестный рабочий моментально вошел в военную элиту молодой Советской России. 6 июля 1919 года Блюхер возглавил 51-ю стрелковую дивизию, прошедшую от Тюмени до озера Байкал. В июле 1920 г. дивизию перебросили на Южный фронт – для борьбы с Врангелем, после разгрома которого дивизия была передислоцирована в Одессу, а Блюхер, будучи ее командиром, стал и начальником Одесского гарнизона.
     В июне 1921 г. он стал председателем Военного совета, главнокомандующим Народно-революционной армии Дальневосточной республики и военным министром ДВР. Именно под командованием Блюхера были разгромлены действовавшие в Забайкалье, Монголии, на Дальнем Востоке белые формирования барона Унгерна, генерала Молчанова и другие. Звездным часом Блюхера стала Волочаевская наступательная операция, после которой комдива отозвали в Москву.
     27 апреля 1923 года Блюхер был назначен временно исполняющим должность начальника гарнизона города Петрограда с исполнением обязанностей командира 1-го стрелкового корпуса, с 1922 г. он был включен в состав ВЦИК. Осенью 1924 г. Блюхера, уже имевшего опыт боевых действий на Дальнем Востоке и в Забайкалье, направили в Китай в качестве военного советника Сунь Ятсена. В Китае Блюхер пробыл до 1927 года, после чего служил помощником командующего Украинским военным округом И. Э. Якира, а 6 августа 1929 года был назначен командующим Особой Дальневосточной армией. Все следующие девять лет жизни Блюхер провел на Дальнем Востоке. В феврале 1934 г. его избрали кандидатом в члены, а в 1937 году – в члены ЦК ВКП (б).
     Конечно, для человека без образования это была колоссальная карьера, от которой легко могла «закружиться голова». Так и произошло. К сожалению, вместо того, чтобы заниматься повышением своего образовательного уровня, Блюхер «пустился вразнос» - стал сильно пить. Между тем, ситуация в регионе накалялась. 25 марта 1935 года Блюхеру направили директиву о действиях Особой Краснознаменной Дальневосточной армии в случае войны с Японией, но 7 апреля он, как сообщал затем начальник штаба РККА Егоров в донесении Ворошилову, «заболел известной Вам болезнью» и не выходил до 17 апреля на связь. Естественно, такой образ жизни препятствовал полноценному командованию армией.
Красный маршал Блюхер
     Тем не менее, 2 июня 1937 года Сталин дал такую характеристику маршалу: «Блюхер отличный командующий, знает свой округ и ведёт большую работу по воспитанию войск». До краха карьеры оставалось чуть больше года.
     В начале 1938 года Блюхер даже спрашивал Сталина о доверии к себе, на что Иосиф Виссарионович ответил, что полностью доверяет маршалу. 24 сентября 1938 года, уже после знаменитого «разбора полетов» по итогам боев на озере Хасан, отозванному в Москву Блюхеру выделили квартиру в Доме правительства. Тем не менее, вместо того, чтобы обживаться в новой квартире, через четыре дня, 28 сентября, Блюхер с семьей срочно выехал в Адлер – в резиденцию «Бочаров ручей», где поселился на даче Ворошилова. Судя по всему, до него уже дошли слухи о возможных проблемах. На даче Ворошилова Блюхер с семьей пробыли почти месяц.
     Утром 22 октября 1938 года маршал Василий Блюхер, его жена Глафира Лукинична и брат Павел были арестованы. Блюхера доставили на Лубянку, во внутреннюю тюрьму НКВД, где маршал и вчерашний любимец Сталина провел восемнадцать дней. За это время его успели допросить 21 раз. Блюхер дал показания против самого себя, в которых признался в участии в «антисоветской организации правых», в «военном заговоре», в саботаже в военной сфере, а также, для «полноты картины», в пьянстве на рабочем месте и моральном разложении.
     9 ноября 1938 года в 22 часа 50 минут Василий Блюхер скоропостижно скончался в кабинете тюремного врача. Согласно официальным результатам вскрытия, смерть маршала наступила от закупорки лёгочной артерии тромбом, образовавшимся в венах таза. Утром 10 ноября тело Блюхера кремировали. Многие источники подчеркивают, что смерть Блюхера явилась закономерным следствием жесточайших пыток и избиений, которым маршал подвергался во время восемнадцатидневного заключения. Были репрессированы и практически все члены семьи Василия Блюхера. Расстреляли его первую жену Галину Покровскую, брак с которой закончился в 1924 году, т.е. за 14 лет до ареста Блюхера. Была расстреляна и вторая жена Галина Кольчугина, а третью жену Глафиру Безверхову осудили на 8 лет лагерей. Был расстрелян и брат Блюхера Павел, служивший командиром авиазвена при штабе ВВС Дальневосточного фронта. Реабилитировали Блюхера в 1956 году. После реабилитации в честь Блюхера были названы улицы, населенные пункты, школы, теплоходы.
     Маршала Блюхера можно считать одной из самых неоднозначных и таинственных фигур в советской истории 1920-х – 1930-х гг. Не умаляя его заслуг в годы Гражданской войны, все же стоит отметить, что многие критические оценки военачальника действительно справедливы – это и низкий уровень образования с отсутствием стремления к совершенствованию знаний, и пренебрежение своими обязанностями, и самовольность в принятии решений. Но был ли Блюхер в действительности членом антисталинского заговора? Ответ на этот вопрос давно унесли с собой в могилу участники тех трагических событий... Но как тогда воспринимать слова Жукова, который вспоминая о Блюхере, писал: "Легендарный герой был идеалом для многих. Не скрою, я всегда мечтал быть похожим на этого <…> талантливого полководца".
     Но есть и другая точка зрения, например из книги Н.Стариков. "Сталин. Вспоминаем вместе"

Выкорчеванный «враг народа». За что расстреляли маршала Блюхера

Военный суд в Москве, рассмотрев дело маршала Блюхера, пришёл к выводу, что имело место предательство и приговорил подсудимого к расстрелу. Интенсивное расследование показало огромное количество японской агентуры среди «людей Блюхера». Это было не удивительно, в армии тогда практически открыто говорили о предательстве высшего командного состава.
В 30-х годах прошлого века в воздухе ощутимо запахло новой мировой войной. Среди тех, кто готовился принять активное участие в очередном переделе мира, была и Япония. Сосредоточив свои усилия на экспансии в раздираемый хаосом гражданской войны Китай, она быстро добилась ощутимых успехов. В сентябре 1931 года началась агрессия Японии в Маньчжурии, а уже 1 марта следующего года там было провозглашено марионеточное государство Маньчжоу-Го.

Однако при дальнейшем расширении зоны своего влияния Страна Восходящего Солнца должна была неизбежно столкнуться с интересами других великих держав — США, Англии и СССР. Следовало решить, с кем из них воевать в первую очередь? Наиболее слабым из потенциальных противников выглядел Советский Союз. Японские вооружённые силы уже имели опыт победы в войне 1904–1905 годов. В гражданскую войну японские интервенты ушли из Сибири и с Дальнего Востока фактически непобеждёнными, из-за противоречий с США. Тем не менее, японцы понимали, что их северный сосед обладает огромным потенциалом. Надо было выяснить, научились ли русские воевать в новых условиях, в эпоху танков и самолётов.

Сделать это можно было единственным способом — на поле боя.Красный маршал БлюхерДля проверки прочности советских рубежей был выбран участок границы в районе Владивостока — цепь сопок, отделяющих озеро Хасан от поймы реки Тюмень-Ула. Согласно Хунчунскому протоколу, заключённому между Россией и Китаем в 1886 году, граница должна была проходить по гребням сопок. Однако японцы намерены были сдвинуть её к берегу озера, поскольку вершины сопок позволяли контролировать проходившие с советской стороны железную и шоссейные дороги.

В. К. Блюхер и его разложившаяся армия

Ещё летом 1929 года во время советско-китайского конфликта в районе Китайско-Восточной железной дороги для защиты дальневосточных рубежей нашей страны была сформирована Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (ОКДВА). 17 мая 1935 года на её базе был создан Дальневосточный военный округ, однако уже 2 июня он был преобразован обратно в армию, с сохранением за ней функций военного округа. Наконец, 28 июня 1938 года приказом наркома обороны № 0107, в связи с обострением советско-японских отношений, на базе ОКДВА был создан Дальневосточный фронт.

При всех этих переименованиях и переформированиях неизменным оставалось одно: командующий. С самого начала им был «легендарный герой гражданской войны» В. К. Блюхер. Первый кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, Маршал Советского Союза, Василий Константинович по праву считался среди советских военачальников специалистом по Дальнему Востоку. В 1921–1922 годах он был военным министром и главкомом Народно-революционной армии Дальневосточной республики. В 1924–1927 годах, вплоть до разрыва советско-китайских отношений — главным военным советником в этой стране. Наконец, именно под его командованием в 1929 году части Красной Армии победили китайские войска в столкновении на КВЖД (Китайско-Восточная Железная дорога).

Тем не менее, опыта войны против современной армии командующий не имел. Кроме того, к 1938 году это был уже далеко не тот лихой полководец, как прежде. Чувствуя себя фактическим правителем обширного края, Блюхер постепенно привык к спокойной и вольготной жизни вдали от московского начальства. Герой гражданской войны пристрастился к обильным возлияниям в компании подхалимов и прихлебателей. В 1932 году он женился в третий раз на 17-летней Глафире Безверховой (самому Блюхеру к тому моменту было уже 42 года). Впрочем, сам по себе этот факт не был особо предосудительным — главное, чтобы не страдало порученное дело. А в данном случае оно страдало.

За девять лет командования Блюхер так и не удосужился соорудить автомобильную дорогу вдоль Транссибирской магистрали. Это делало снабжение очень уязвимым — достаточно уничтожить пару мостов.

Вверенные попечению Блюхера войска постепенно деградировали, выполняя лишь хозяйственные поручения. Когда в мае 1938 года, в преддверии возможного конфликта с японцами, из Москвы категорически потребовали вернуть к 1 июля всех откомандированных бойцов в свои части, это сделано не было. Танкисты не знали своих машин, авиация ОКДВА также отличалась низкой боеспособностью.

Между тем, в Москву из года в год шли бодрые рапорты об успехах, росте боевой и политической подготовки воинов-дальневосточников. В таком же духе был выдержан и многочасовой доклад Блюхера, сделанный им на заседании Главного военного совета 28–31 мая 1938 года.Красный маршал БлюхерГенрих Люшков.

Утром 13 июня 1938 года к японцам перебежал начальник управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков. Выслуживаясь перед новыми хозяевами, он подробно рассказал о дислокации советских войск, о кодах, применявшихся в военных сообщениях, передал прихваченные с собой шифры радиосвязи, списки и оперативные документы.Красный маршал БлюхерПатруль советских пограничников в районе озера Хасан. 1938 год

Обстановка на границе накаляется

Два дня спустя японский поверенный в делах в СССР Ниси, явившись в наркомат иностранных дел, официально потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан и передачи указанной территории японцам. 20 июля японский посол в Москве М. Сигэмицу повторил притязания своего правительства. При этом он заявил, что если условия Японии не будут выполнены, она применит силу.

Советское руководство прекрасно сознавало, что на подобные требования может быть лишь один адекватный ответ. 22 июля нарком обороны К. Е. Ворошилов отдал директиву о приведении Дальневосточного фронта в боевую готовность. Однако подобный оборот событий отнюдь не вызвал энтузиазма у Блюхера, поведение которого в сложившейся ситуации больше всего напоминало поведение общественника Бунши из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», готового сдать Кемскую волость шведам, лишь бы те оставили его в покое.

Мечтая поскорее вернуться к бутылкам и молодой жене, маршал решил самовольно заняться «мирным урегулированием» конфликта. 24 июля, втайне от своего собственного штаба, а также от находившихся в Хабаровске зам. наркома внутренних дел Фриновского и зам. наркома обороны Мехлиса он отправил комиссию на высоту Заозёрная. В результате «расследования», произведённого без привлечения начальника местного пограничного участка, комиссия установила, что в возникновении конфликта виновны наши пограничники, якобы нарушившие границу на 3 метра. Совершив этот «достойный» поступок, Блюхер отправил телеграмму наркому обороны, в которой потребовал немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновных в провоцировании конфликта». Однако эта «мирная инициатива» не встретила понимания в Москве, откуда последовало строгое указание прекратить возню с комиссиями и выполнять решения Советского правительства об организации отпора японцам.

Это была оглушительная пощёчина нашей стране. СССР был выставлен перед всем миром по оценке западных газет «в самом идиотском виде». Но намного более страшным последствием этого было то, что японцы почувствовали себя победителями, и следующее кровопролитие стало неизбежным. Тысячи наших солдат заплатили жизнями за «странный» поступок Блюхера.

К сожалению, «странности» командующего фронтом на этом далеко не заканчиваются. Вместо того, чтобы отражать агрессию Блюхер создаёт «комиссии по расследованию» и полностью дезорганизует действия войск, на фронт отправляется его заместитель, которому вообще не даётся никаких полномочий, и в итоге войска остаются без централизованного управления!

Из протокола Главного военного совета РККА 4 сентября 1938 года:

«Дело дошло до того, что 1 августа с.г., при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Молотова и Ворошилова с т. Блюхером, тов. Сталин вынужден был задать ему вопрос: „Скажите, т. Блюхер, честно, — есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, — я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля“ .»

Обратите внимание на поведение и стиль речи Сталина — он не угрожает, не требует, да он и не имеет права этого делать. Маршал ему в принципе не подчиняется, потому что у Сталина нет никакой официальной власти — он глава Коммунистической партии и всё, а начальником Блюхера является Ворошилов, который и отдаёт ему прямой приказ выехать в район боевых действий.Красный маршал БлюхерКрасноармейцы идут в атаку. Окрестности озера Хасан

Первые приграничные бои с японцами

Тем временем, рано утром 29 июля две японские роты перешли государственную границу, атаковав наш пограничный пост на высоте Безымянная, обороняемый 11 пограничниками. В ходе ожесточённого боя им удалось овладеть высотой, однако подошедший резерв пограничников и стрелковая рота выбили японцев обратно.

Только 1 августа войска получили от Блюхера приказ атаковать противника, не ожидая подхода главных сил. Время, когда можно было сходу отбить наступление противника, было упущено, а вот атаковать «в лоб» было уже поздно.

В 3 часа утра 31 июля японцы открыли артиллерийский огонь и силами двух пехотных полков перешли в наступление на высоты Заозёрная и Безымянная, которые и были ими заняты после четырёхчасового боя. Произошло это в основном из-за того, что не было принято действенных мер для поддержки пограничников полевыми войсками, которые в этот момент находились в 30–40 км от района боёв.Красный маршал БлюхерШтурм провалился. Все склоны высоты и берега озера были покрыты телами наших солдат. Истекающие кровью остатки подразделений, зажатые между озером и высотой, просят поддержки авиации, к командующему многократно обращаются командиры других соединений, но Блюхер отвечает категорическим отказом, «чтобы не нанести ущерба корейскому населению». Всё это документально зафиксировано. Интересно, какое «корейское население» может быть на погранзаставе и высоте, на которой ведётся бой?

Опять выдержка из протокола заседания Главвоенсовета:

«Только после приказания т. Блюхеру выехать на место событий т. Блюхер берется за оперативное руководство. Но при этом более чем странном руководстве он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчиненных ему командиров, в частности командование 1-й армии фактически отстраняется от руководства своими войсками без всяких к тому оснований; дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск. ... т. Блюхер, выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу народным комиссаром обороны. Целых трое суток при наличии нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером. Вся эта оперативная „деятельность“ маршала Блюхера была завершена отдачей им ... приказа о призыве ... 12 возрастов. Этот незаконный акт явился тем непонятней, что Главный военный совет в мае с.г., с участием т. Блюхера и по его же предложению, решил призвать в военное время на Дальнем Востоке всего лишь 6 возрастов. Этот приказ т. Блюхера провоцировал японцев на объявление ими своей мобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией. Приказ был немедля отменен наркомом.»

Выбить японские войска с нашей территории было поручено 39-му стрелковому корпусу. Командиром его по приказу из Москвы был назначен комкор Г. М. Штерн, бывший до этого у Блюхера начальником штаба. 2–3 августа была предпринята попытка взять обратно захваченные высоты, которая закончилась неудачей. Наконец, 6 августа, подтянув дополнительные силы, советские войска перешли в решительное наступление и к 9 августа очистили нашу территорию от японцев. На следующий день японское правительство предложило начать переговоры и 11 августа боевые действия между советскими и японскими войсками были прекращены.Красный маршал Блюхер

Потери неподготовленной армии Блюхера

Анализируя ход военных действий, следует отметить, что советские войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок. Командирам и штабам не хватало карт района конфликта. Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности, изобилующего горами и сопками. Танковые части были использованы также неумело, вследствие чего понесли большой урон в материальной части.Красный маршал БлюхерВ результате советская сторона потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 960 человек, ранеными и заболевшими — 3279 человек. Японские потери составили 650 человек убитыми и около 2500 ранеными. Если учесть, что советские войска использовали авиацию и танки, а японцы нет, соотношение потерь должно было быть совсем другим.

А ведь боевые действия шли при полном нашем господстве в воздухе. В частности, вечером 6 августа по японским позициям отбомбились 60 тяжёлых четырёхмоторных бомбардировщиков ТБ-3. По свидетельствам очевидцев, эффект применения туполевских машин был потрясающий.

Как часто бывало в нашей истории, за разгильдяйство высшего военного начальства и плохую подготовку солдат расплачивались своим героизмом командиры подразделений. Об этом, в частности, свидетельствуют большие потери комсостава — 152 убитых командиров и 178 младших командиров.

Тем не менее, советская пропаганда представила результаты столкновения на Хасане как громкую победу Красной Армии. Страна чествовала своих героев. И действительно, формально поле боя осталось за нами, однако следует иметь в виду, что японцы не особенно старались удержать высоты за собой.Красный маршал Блюхер

Арест и расстрел Блюхера

Что же касается главного «героя», то его также ожидала заслуженная награда. После завершения боевых действий Блюхер был вызван в Москву, где 31 августа 1938 года под председательством Ворошилова состоялось заседание Главного военного совета РККА в составе членов военного совета Сталина, Щаденко, Буденного, Шапошникова, Кулика, Локтионова, Блюхера и Павлова, с участием Председателя СНК СССР Молотова и зам. наркома внутренних дел Фриновского, рассмотревшее вопрос о событиях в районе озера Хасан и действиях командующего Дальневосточным фронтом. В результате Блюхер был снят с должности, арестован и 9 ноября 1938 года расстрелян (по другой версии, он умер во время следствия).

Учитывая печальный опыт блюхеровского руководства, было принято решение не сосредотачивать командование советскими войсками на Дальнем Востоке в одних руках. На месте Дальневосточного фронта были созданы две отдельные армии, непосредственно подчинённые наркому обороны, а также Забайкальский военный округ.

Возникает вопрос, были ли действия Блюхера обыкновенным разгильдяйством, или же они являлись сознательным саботажем и вредительством? Поскольку материалы следственного дела до сих пор засекречены, однозначно ответить на подобный вопрос мы не можем. Однако считать версию о предательстве Блюхера заведомо ложной тоже нельзя. Так, ещё 14 декабря 1937 года советский разведчик Рихард Зорге сообщал из Японии:

«Ведутся, например, серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях». О наличии оппозиционно настроенной группы в командовании Дальневосточного фронта рассказывал японцам и перебежчик Люшков.

Что же касается якобы невозможности измены столь заслуженного революционного командира, то история знает немало подобных примеров. Так, перебегали на сторону противника генералы Французской республики Дюмурье и Моро. Подобным же образом в 1814 году предали Наполеона его маршалы. А уж о заговоре немецких генералов против Гитлера и говорить не приходится, хотя многие из них имели перед Третьим Рейхом заслуги никак не меньшие, чем Блюхер перед СССР.

С точки зрения японского командования, разведка боем прошла довольно успешно. Выяснилось, что русские по-прежнему воюют плохо, даже в условиях численного и технического превосходства. Однако ввиду незначительности масштабов столкновения в Токио решили провести новую пробу сил, которая и состоялась в следующем году на реке Халхин-Гол.Красный маршал Блюхер

Военный суд в Москве, рассмотрев дело маршала Блюхера, пришёл к выводу, что имело место предательство и приговорил подсудимого к расстрелу. Интенсивное расследование показало огромное количество японской агентуры среди «людей Блюхера». Это было не удивительно, в армии тогда практически открыто говорили о предательстве высшего командного состава, также как и в России в 90-е. Вопреки распространённому мнению Сталин в его судьбе никакого участия не принимал и давления на суд не оказывал. Приговор вынесли боевые товарищи маршала Блюхера, перед глазами которых ещё стояла картина склонов высоты Заозёрной, усеянная трупами наших солдат.

Последствия «невнятной войны» у озера Хасан были намного тяжелее, чем кажется -над советской армией в мире открыто смеялись. Донесения японской разведки о более чем слабой координации советских войск были переданы союзнику Японии — Германии и сыграли очень важную роль в принятии решения о войне против СССР. Теперь никто в мире не сомневался, что СССР- лёгкая добыча.

Хрущев реабилитировал Блюхера (то есть упомянутые выше его деяния не признаны преступными, это показательный факт), но даже он не решился признать невиновными группу Зиновьева и Каменева. Слишком очевидны были доказательства вины, слишком очевидна и преступна цель — захват собственности, ’сдача страны’, ’реставрация капитализма’. Но эта тема стала старательно обходиться при описании истории, материалы процесса были изъяты из магазинов и библиотек, более не преподавались в школе и институтах. Стало непонятно — так преступники они или нет?

О первом кавалере орденов Красного Знамени и Красной Звезды, Маршале Советского Союза В. К. Блюхере обычно вспоминают либо в связи с теорией и практикой военного дела, либо в контексте событий 1937 - 1938 гг.Красный маршал БлюхерВасилий Блюхер. 

Приведу для полноты картины интервью, проведенное журналистами АИФа с последней женой Глафирой  Лукиничной Блюхер-Безверховой.Красный маршал БлюхерПавел Аптекарь, «АиФ»: Глафира Лукинична, у романтических историй, подобных вашей, есть одно качество: их участники хорошо помнят момент первой встречи...

Глафира Блюхер-Безверховая: Пожалуй, да. Весной 1932 г. моя семья жила в Хабаровске, а я училась на рабфаке медицинского института. Было мне 17, и, конечно, ни о каком замужестве я тогда еще не думала.

Началось все с того, что моя мама познакомилась с женой водителя Блюхера, которую звали Мария, и взялась что-то для нее сшить. Как-то я зашла к ним домой. В доме сидел незнакомый мужчина, одетый в неприметный штатский костюм, — я даже не сразу обратила на него внимание. В конце разговора Мария, обращаясь ко мне, сказала: «Графа, передай маме то-то и то-то». Мужчина вдруг встрепенулся и переспросил грозным голосом: «Графа?!»

Мне не понравился его тон, но я спокойно ответила: «Да, мое полное имя Глафира, но в семье меня зовут Графа».

«Не нравится мне это имя, — сказал мужчина. — Оно пахнет контрреволюцией». На следующий день мама объяснила мне, что я разговаривала с самим Василием Блюхером.Красный маршал БлюхерВасилий Блюхер, 1923 г. 

— Да, начало романа...

— Продолжение было иным. Мне то и дело стали приносить письма от Василия Константиновича, в которых он приглашал меня в гости. Я несколько раз побывала в доме, где он жил со своими матерью, сыном и племянницей. В результате стала позже приходить домой. У родителей это вызвало недовольство, и наши встречи на время прекратились.

В последних числах июля Блюхер снова пригласил меня к себе и стал расспрашивать о планах на будущее.

Через несколько дней после этого он заехал к нам домой - поговорить с моими родителями. На время разговора меня попросили выйти погулять, а когда я вернулась, то моя судьба была уже решена.

Первое время я чувствовала, что мать Василия Константиновича недовольна таким браком, хотя она, как мудрая женщина, ни разу не высказала мне это. Некоторое отчуждение я испытывала и со стороны жен высших командиров. Тут-то Василий Константинович и решил, что мне надо показать себя. В день рождения Красной Армии он устроил праздничный ужин.

Вечер устроили у нас — мы тогда занимали шестикомнатную квартиру, а по сути целый второй этаж дома. Праздник удался, и мой муж был очень доволен. Почти всех развезли по домам на машинах, а когда мы проводили гостей, то вдруг обнаружили двух оставшихся командиров: они были навеселе и брызгали друг на друга одеколоном из груш-пульверизаторов.

Такие веселые эпизоды хорошо запомнились, наверно, потому, что вообще-то свободного времени было мало. А когда родился первенец — Ваира, то стало еще меньше.Красный маршал БлюхерПервые пять маршалов (слева направо): Тухачевский, Ворошилов, Егоров (сидят), Будённый и Блюхер (стоят) 

— Если не секрет, как могла семья маршала в Хабаровске проводить свободное время?

— Мы старались пойти в Дом Красной Армии на гастроли московских или ленинградских театров. А в 1934 г. в Хабаровске впервые после революции открылся ресторан.

Муж решил сделать мне приятное и пригласил меня туда, хотя я тогда кормила дочь и время для посещения увеселительных заведений было не самым лучшим. Посетителей было немного, и официант просто расшаркивался перед нами. Он принял нас отнюдь не за супружескую пару. Предлагал он и шампанское, и вина, и коньяки... Надо было видеть его лицо, когда Василий Константинович заказал себе пиво, а мне — молока и что-то из простых блюд.

— А вам не запомнились какие-нибудь встречи вашего мужа с другими видными военачальниками того времени?

— Понимаете, мы большую часть времени проводили на Дальнем Востоке, в отрыве от основной массы военного руководства. В Москву мы впервые приехали в 1935 г. Помню, что Василий Константинович много беседовал с Якиром, с которым его связывала прежняя дружба.

С тогдашним наркомом обороны Ворошиловым — это я уже тогда понимала — у мужа были сложные отношения. Василий Константинович, например, требовал, чтобы новые дивизии посылали на Дальний Восток только после того, как для них построят казармы, а Ворошилову это казалось второстепенным вопросом. После посещения дач высших руководителей муж как-то сказал: «Хорошо себе понастроили, а моим дивизиям в землянках и палатках зимовать».

О 1937 г. вспоминать тяжело. Муж вернулся из Москвы каким-то погасшим, говорил, что происходит что-то невероятное. Уже потом я узнала, что он подписал протокол судебного заседания, где был вынесен смертный приговор Тухачевскому, Уборевичу, Якиру и другим, но не подписал приговор. Когда в конце июля 1938 г начались бои у озера Хасан, муж старался быть на передовой, чтобы исправить то, что «накомандовал» Мехлис. Тот однажды приказал атаковать «в лоб» сопку, возвышавшуюся над болотистой равниной. Страшно подумать, что случилось бы с дивизией, если бы муж не отменил приказ.Красный маршал БлюхерНа вершине сопки Июнь-Корань на месте Волочаевского боя рядом с памятником, посвящённым этому событию, установлен кенотаф Маршалу Советского Союза Блюхеру — камень с надписью:
Василию Константиновичу Блюхеру. 1890—1938. С любовью, жена, дети, внуки. Москва, 1970. 

Ну а потом пребывание Блюхера на передовой «объяснили» тем, что он якобы договорился с японцами, что те его не тронут. В конце августа мужа вызвали из Хабаровска в Москву. Немного позже он вызвал меня со всей семьей. Нас отправили «отдыхать» на дачу Ворошилова в Сочи — фактически под домашний арест.

В начале ноября за нами «пришли». Семь месяцев я провела в одиночке на Лубянке, ничего не зная о судьбе мужа и детей. Потом мне дали восемь лет «за недонесение о преступных намерениях мужа». Освободившись, я работала скотницей, штукатуром, бригадиром полеводческой бригады в Новосибирской области.

Только в 40-х гг., когда мне разрешили переписку, я смогла связаться с дочерью Василия Константиновича от первого брака Зоей. От нее я узнала, что Ваира находится в детском приемнике. Но поиски нашего младшего ребенка — сына Василина ни к чему не привели: мне пришли две официальные справки, в которых значились разные даты смерти, причем от разных болезней. В 50-е гг. появились несколько молодых людей, которые выдавали себя за моего сына, но эти самозванцы не смогли меня обмануть.

Немного о судьбе жен и детей Блюхера.Красный маршал БлюхерВ. К. Блюхер с сыном Всеволодом, Г. П. Покровская-Блюхер с дочерью Зоей; стоят: домработница А. Д. Городишина, брат Павел и приемная дочь Катя. Петроград, 1924 г.

Маршалл был женат 3 раза. Первая жена (с августа 1919 года до июля 1924 года) Галина Павловна Покровская родила Василию Константиновичу троих детей. После ареста бывшего мужа Блюхера В.К. она была арестована, приговорена к смертной казни, приговор приведен в исполнение.
Первенец — дочь Зоя — умерла в младенчестве, не дожив до года.
Сын Всеволод (1922—1977) попал в Армавирский детский дом. В 1940 году закончил школу киномехаников. Мечтал поступить в военное училище, пойти путем отца, но этот путь для сына «врага народа» был заказан. В августе 41-го его призвали на фронт, где пробыл он почти четыре года. За проявленные героизм и мужество был представлен к ордену Боевого Красного Знамени, однако получил его только спустя 20 лет.
Вернувшись в Армавир в 45-м, места для нормальной работы сын «врага народа» не нашел. Уехал в Луганскую область, стал шахтером в Коммунарске под Луганском, женился на Марии Дегтяревой. Умер Всеволод Васильевич в 1977 году после тяжелой болезни в возрасте 55 лет.
В июле 1923 года — дочь Зоя (названа в память о первой дочери). Зоя после войны вышла замуж за Белова Михаила Петровича, у нее родился сын Михаил. Но долго пожить счастливой семьей ей не пришлось, в 1951 году о ней вспомнили "органы" и Зоя Васильевна, мать грудного ребенка, была арестована. Решением «Особого совещания» она были объявлена «социально опасным элементом» и выслана на поселение в Кзыл-Орду сроком на пять лет без права возвращения в Ленинград. В 1953-м, после смерти Сталина, ее амнистировали, разрешили вернуться в Ленинград. Зоя Васильевна до своей кончины жила в родном для нее Ленинграде — Санкт-Петербурге. Она заслуженный пенсионер: ветеран труда, блокадница, жертва политических репрессий. Умерла в ноябре 2016 года. Из интервью с Зоей Васильевной:

"...Папа был удивительным отцом! При всей своей занятости он постоянно вникал во все заботы о детях. Он сам заказывал нам одежду. В августе 1938-го, может быть, он это сделал и с каким-то дальним прицелом.
Последний наш разговор… Никто и думать не думал, что последний. Кроме отца, наверное. Папа сказал нам с Севой и Катей: «Мне очень важно, чтобы мои дети знали, что я ни в чём не виноват. Но в настоящий момент, в обстановке клеветы и репрессий, происходит провокация, против которой я ничего не могу поделать."
...После ареста родителей Всеволод попал в Армавирский детский дом для детей репрессированных. А я осталась – сначала с бабушкой; через какое-то время приехала мамина старшая сестра, тётя Варвара, и забрала бабушку к себе. Перед отъездом сказала, чтобы я не пыталась их искать и с ними связываться. Иначе и она, и её семья пострадают. Я осталась одна… Квартиру забрали... Я получила малюсенькую комнату, метров восемь или десять, в коммунальной квартире на улице Достоевского. У меня было зимнее пальто на цигейке, но не было обуви. Зимой я ходила в босоножках. Купить обувь было не на что. На Достоевского меня разыскал дальний родственник: «Каждый день будешь приходить к нам и вместе с нами обедать». Это была единственная моя еда в сутки. Причём я никогда не могла как следует наесться, потому что старушка, мама жены нашего родственника, лежала на кровати как раз напротив меня, и, я не знаю, преднамеренно или нет, неотрывно смотрела, как я ем. Так что я лишнюю крошку стеснялась взять в рот. Может быть, поэтому я выжила в блокаду? В блокаду очень быстро умирали те, что до войны питались нормально. А для меня чувство голода было привычным состоянием."
Красный маршал Блюхер
Дети В. К. Блюхера: Всеволод (стоит в третьем ряду), Василий, Ваира (во втором ряду), Зоя, племянница Нина (в первом ряду)

В период голода в СССР Галина и Василий взяли девочку-сироту Катю из поезда, который привёз в Забайкалье из Поволжья сотни детей, оставшихся без родителей, и удочерили её. Катя жила вместе с детьми Блюхера до 1937 года, затем у неё нашлась старшая сестра, и она переехала к ней. По некоторым сведениям ее расстреляли, но это неправда. Вот что говорит о ней дочь маршалла Зоя Васильевна: "В самом начале 1920-х был страшный голод в Поволжье – умерли несколько миллионов человек. Детей, спасая, грузили в эшелоны и развозили по стране. На станциях их разбирали – кого-то усыновляли, кого-то удочеряли. В Иркутске или в Чите, точно даже не знаю, когда поезд с детьми с Поволжья прибыл, папа велел маме: «Пойди, возьми девочку, но такую, которую никто не возьмёт!» Своих детей у них ещё не было. Мама взяла Катю. Она была вся в болячках, в язвах. Ужас! Мама с папой её выходили. Правда, потом выяснилось, что Катя – умственно отсталая. Она получила образование, но уровень развития у неё был весьма… Катя жила всё время с папой. В 1937 году объявились какие-то её родственники, на Украине. После ареста отца она уехала к ним. Следы потерялись. Было ей тогда года двадцать четыре…"Красный маршал Блюхер

Работая в Китае, Блюхер женился на Галине Александровне Кольчугиной (1899—1939). К моменту ареста 22 октября 1938 года (в один день с бывшим мужем) она являлась слушателем 4-го курса военного факультета Академии связи имени Подбельского. Обвинялась в недоносительстве о контрреволюционной деятельности своего бывшего супруга, а также в шпионаже и участии в антисоветском заговоре. 14 марта 1939 года Военная коллегия приговорила её к смертной казни, приговор приведен в исполнение.

Сын Кольчугиной и Блюхера Василий (1928—2013) был отправлен в спецдетдом под Пензой. Учился в Беднодемьянской семилетней школе, потом поступил в техникум цветной металлургии. По окончании техникума его распределили в Ревду на Среднеуральский медеплавильный завод. Работал бригадиром, мастером, механиком обогатительной фабрики. Те годы, позже вспоминал Василий, для него - сына репрессированного - были самыми трудными в жизни. После реабилитации отца с Василия было снято клеймо сына «врага народа». Он закончил высшие инженерные курсы при Свердловском горном институте, вступил в КПСС. Далее работал в Среднеуральском совете народного хозяйства, в Министерстве цветной металлургии СССР, генеральным директором производственного объединения Ураллектротяжмаш. Затем возглавил Свердловский инженерно-педагогический институт.

В 1932 году после возвращения из Китая Блюхер женился на 17-летней Глафире Лукиничне Безверховой. Она была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР к 8 годам ИТЛ за недоносительство о преступной деятельности мужа. Глафира Лукинична отбывала заключение в исправительно-трудовом лагере в Казахстане. По окончании срока ее определили на поселение.
У Безверховой и Блюхера родились двое детей: Ваира и Василин (Василий). Оба были сданы в детдом после ареста родителей. Ваира (ВАсилий и ГлафИРА) нашлась в 1946 году, восемь лет она прожила в доме для детей репрессированных под Новороссийском. Василин потерялся, судьба его неизвестна.

Вот тут можно прочитать воспоминания дочери Зои:  http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5749/
 http://www.e-reading.by/chapter.php/144040/56/Velikanov_-_Izmena_marshalov.html

https://topwar.ru/140327-tragediya-krasnogo-marshala.html?ut...

https://www.livejournal.com/media/690973.html

http://www.aif.ru/society/history/voenachalnik_v_nearmeyskoy...

https://von-hoffmann.livejournal.com/143466.html

Картина дня

наверх