На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • ВераВерная
    Замечательное мероприятие! Какие байкальцы молодцы - организовали международный фестиваль ледового искусства. Скульпт...Фестиваль «Живи н...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    мастера...., слов нет, одни восхищения!!!!!!Фестиваль «Живи н...
  • Сергей Легков
    Я тоже бывал в Казахстане, в геодезической партии. Помню, выехал из Москвы утром – самолет, машина… Добрался до парти...Цапля на обед и к...

В храме остались трое: два русских воина. И — Бог

ДОРОГА НА КОРСУ.
«Да, такую смерть нужно заслужить: в храме, спина к спине, с оружием в руках…» 
В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.3 марта 2022 года. Волноваха, Донбасс. 
В храме остались трое: два русских воина. И — Бог. 
Бойцы заняли последнюю позицию в своей жизни, расположившись перед царскими вратами — спина к спине, подпирая друг друга, широко расставив ноги, — и умерли, истекая кровью… 
Враги побоялись их трогать, поскольку решили, что тела заминированы. А когда пришли наши, то поначалу тоже опасались, что это какой-то подвох. 
Так они и сидели: спина к спине. 
Такую историю мы услышали летом 2022 года на Гольме, когда приехали на наблюдательный пункт Горловской мотострелковой бригады. 
Гольма, он же поселок городского типа Гольмовский — находится к северо-востоку от Горловки. 
До войны на Гольме был курортный уголок — пляж с зоной отдыха на большом красивом озере или пруде. Места что надо! 
Впрочем, в тот момент было не до красот природы: на двух машинах, держа дистанцию, нам предстояло проскочить по простреливаемой дороге. 
Нам — это иерею Владимиру, хранителю иконы «Умягчение Злых Сердец — Донецкая» Сергею, спецкору «Спецназа России» Тихону Макаренко и двум «залетным» из Москвы: Павлу Евдокимову и Алексею Картофельникову. 
С нами была мироточивая икона «Умягчение Злых Сердец — Донецкая». Точнее, мы при ней. Образ летом 2014 года привез из Москвы в Донецк полковник Сергей Поляков — один из командиров легендарной «Альфы». 
 *** 
Эн-Пэ был устроен на территории громадного доломитного завода — того, что от него осталось. Мечта киношника. Хоть новую версию «Сталкера» снимай. 
— Воздух! Коптер! — раздался крик. 
Мы рванули во все лопатки. Добежав до железной двери, нырнули внутрь. И были встречены Олегом «Скифом», командиром отделения. 
На верхотуре открылся вид на окраину Бахмута. Город еще в руках Бандеры, и «оркестранты» только примеряются к нему, чтобы нанести врагу поражение. 
Под нами, куда не брось взгляд, ждут своего часа минные поля. 
Спустившись, мы разговорились с бойцами. Солировал «Скиф» — бывший сотрудник МВД Украины, бывший бизнесмен, настоящий эрудит и отличный собеседник. 
От него-то мы и узнали про тот бой в Волновахе. 
— Да, такую смерть нужно заслужить, — подвел черту «Скиф»: в храме, спина к спине, с оружием в руках, истекая кровью… И чтобы враги боялись к тебе подойти. 
Пора было ехать. Обнявшись, двинулись в обратный путь.В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.О том, как «Мешок» пришел к осознанной вере, рассказал отец Владимир. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
…Дело было под Пасху 2019 года. На Страстной неделе на командно-наблюдательный пункт «Широкая балка» привезли икону «Умягчение Злых Сердец — Донецкая». Бойцы по одному подходили и прикладывались к чудотворному образу. 
«Мешок» ко всему отнеся скептически. Но когда увидел, как на его глазах икона стала мироточить, подошел к священнику: 
— Отец Владимир, посмотрите, что у меня с ногой! 
И закатал брючину… О, Боже! Нога брюквенного цвета, трофическая язва. 
— Давайте ее помажем миром, — попросил он, скривившись от боли. — Ну, разве хоть это поможет. 
Сказано — сделано! 
А дней через шесть у отца Владимира зазвонил мобильный телефон. 
— Батюшка, у меня нога белая! Вы слышите, нога совсем очистилась, ничего не осталось! — торопился рассказать о чуде «Мешок». 
Так Сергей уверовал в Бога. Он был среди тех, кто во время молебнов не раз стоял с чудотворной иконой, и миро истекало на его руки пахаря войны. 
Кто не верит в это чудо, тот может приехать на Донбасс, в Горловку, и убедиться в этом, если многочисленные ролики, разошедшиеся по Сети, не убеждают в истинности сказанного. 
Собирайте «тормозок» в дорогу и — на Донбасс! 
Впрочем, активное неверие в Бога есть изнанка все той же веры. Только со знаком минус. 
Сергею доказывать что-то не было нужно. Свою веру он выстрадал, испытав на себе. 
Погиб «Мешок» в селе Верхнеторецком, вытаскивая раненого бойца. Его убил вражеский снайпер, засевший на колокольне храма Дмитрия Солунского. 
Недели за две до смерти, в Волновахе, «Мешок» задал отцу Владимиру вопрос: 
— Наш пришлось бой вести в храме. Это не грех? 
Очевидно, что это мучило его, не давало покоя. Ведь он стал верующим. 
Священник ответил: 
— Грех на том, кто оборудовал в храме пулеметную точку. Ты же знаешь, что мы никогда не используем церкви для ведения боевых действий. Так поступает только враг. 
Тихоновский храм стоит на дороге, обойти его никак нельзя. Поэтому бандеровцы устроили именно там огневую точку. Чтобы удобнее вести огонь, увеличив сектор обстрела, они в одном из окон разобрали часть кирпичей. 
 *** 
В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.Волноваха. 3 марта 2022 года. 
Бои за город в самом разгаре. Горловская бригада заходила с юго-восточной окраины. Причем ее появление стало неожиданностью для врага, ожидавшее наших днем позже. 
Для захода боевой техники и личного состава в город необходимо было пройти через автомобильный мост, который расположен над трассой Донецк — Мариуполь. В ста метрах от него — еще один мост, железнодорожный. 
26 февраля группа разведчиков лейтенанта Андрея Панишко (позывной «Панихан») захватила украинских саперов, которые минировали мосты, и обеспечила продвижение бригады. 
Ожесточенные бои продолжались до 12 марта. Вместе с Горловской бригадой громили врага бойцы отдельного разведывательного батальона «Спарта» и 100-й бригады НМ ДНР. 
Волноваха стала первым крупным городом, освобожденным в ходе СВО. 
…После того, как врага выбили из опорного пункта в Тихвинским храме, позицию заняли трое бойцов — «Русский», «Кокс» и «Рома». 
Теперь мы знаем их имена. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
«Русский» — Виктор Михайлович Леваков. Заместитель командира взвода, гвардии старший сержант. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.

Родился в Курске 24 марта 1988 года. Жиль в Казачье слободе. По образованию хореограф. 
Восемь лет Виктор служил по контракту в российской армии — в 448-й ракетной бригаде 20-й гвардейской армии. А в 2018-м ушел добровольцем на Донбасс. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
Награжден медалью «За отвагу» ДНР. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.Осенью 2022-го в Курске торжественно открыли памятную доску в честь гвардии сержанта Левакова, Мемориальный знак установлен на здании Курского колледжа культуры, где Виктор учился.В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
1 июля 2023 года, в День ветеранов боевых действий, была открыта стела с именами курян, погибших в СВО. На темно-красном граните выбито и имя Виктора Левакова. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
«Кокс» — Андрей Владимирович Дорохов. Командир взвода, гвардии лейтенант. 
Родился 7 июля 1994 года в Горловке. Профессия — электромонтер. В Народной милиции ДНР — с 2015 года. Боевое крещение принял в поселке Зайцево. 
Награжден медалью «За оборону Горловки» и нагрудным знаком «Защитник Зайцево». 
С 2018-го по 2019 год Дорохов служил в Донецке в 1-й ОБСпН. Затем вернулся в родные места — в Горловскую мотострелковую бригаду. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
«Рома» — Роман Владимирович Комащенко. Командир отделения, ефрейтор (не успел получить звание младшего сержанта). 
Родился 20 сентября 1980 года в городе Дзержинске. Был бригадиром сварщиков. Затем уехал в Донецк, где работал литейщиком. После перебрался в Горловку, жил в поселке Глубокая. 
Комащенко погиб вне храма. Его товарищи держали оборону внутри здания. 
Помощь не подходила. Не могла пробиться! В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
Понимая, что жизни осталось чуть-чуть, Виктор и Андрей, оба раненые, заняли позицию возле царских врат. В тот час, в тот миг они, конечно, не думали, что поступают, как герои. Вспомнились слова «Скифа»: «Да, такую смерть нужно заслужить…»  
***  
В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.…На дворе ранняя осень 2022-го. Мы снова в дороге. И наш путь лежит в Волноваху. Нам предстоит провести рекогносцировку, чтобы все увидеть своими глазами. 
Да вот он, храм! Точнее, новый металлический каркас. Весной тут шли ожесточенные бои, и в храм угодил снаряд, после чего начался пожар. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
Недалеко от него, почти рядом, другая церковь — приземистая, старая, явно переделанная из какого-то хозяйственного строения. Читаем: «Свято-Тихвинский храм». 
К нам выходит священник — отец Александр: высокий, крепкого телосложения. Разговор вначале не клеится. Батюшка с подозрением смотрит на непонятных ему людей. 
— Вы кто? Откуда? — спрашивает он отца Владимира. В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
Но постепенно холод растаивает, и мы с отцом настоятелем проходим в храм. Фасад и стены в шрамах от боя. 
Мы рассказываем о том, что тут происходило в марте 2022-го. Говорим о подвиге бойцов Горловской бригады. О том последнем бое… И о смерти героев. 
— Упокой, Господи, души усопших раб Твоих: всех воинов на поле брани убиенных, за веру, Отечество и други своя душу положивших… И за воинов Виктора, Андрея и Романа… В храме остались трое: два русских воина. И — Бог.
Прощаясь, отец Александр передал икону Пресвятой Богородицы «Знамение», пережившей те события: 
— Это в память о ваших погибших ребятах. 
После реставрации икона находится в штабе Горловской бригады. 
…В той поездке в Волноваху нам по очереди довелось держать и носить на руках икону «Умягчение Злых Сердец — Донецкая». Когда мы вернулись в Донецк, то ладони были в мире. Так и не стали их мыть. 
В Донецке грохотало: прилеты, выходы — город жил своей «обычной» жизнью. 

 Автор — военкор, главный редактор газеты «Спецназ России» Павел Евдокимов.
https://t.me/specnazAlpha/15927
https://t.me/specnazAlpha/15935
https://t.me/specnazAlpha/15950

Картина дня

наверх