Уссурийский самурай

Уссурийский самурай

Уссурийский самурайСовременную эпоху принято упрекать в мелочности, приземлённости и прагматичности. Мол, давно уже исчезли настоящие мужчины - перевелись, растворились, пропали.

Уссурийский самурайИ, на первый взгляд, это верно: размеренная жизнь не позволяет сегодня развернуться человеку, который бы рад совершить Поступок, да нет возможности.

Однако это - самоуспокаивающая иллюзия, поскольку для достойного мужа всегда есть за кого вступиться, подняв меч и пролив свою кровь.

И не имеет значения, сколько именно лет этому достойному мужу - пятьдесят два или двадцать пять - зов долга не знает возраста.

Именно это и произошло с Александром Мамошиным, полковником Уссурийского казачьего войска, который однажды пропал в родном Владивостоке, чтобы вынырнуть спустя какое-то время на Донбассе.

Александра Мамошина, в чьей биографии была служба в милиции, охранное предпринимательство, депутатство, никто не принуждал бросать покойную должность в казачьих структурах и отправляться за десять тысяч вёрст воевать.

Но для настоящего мужчины, умеющего держать в руках оружие, способного собрать вокруг себя ватагу преданных друзей, нет иного выбора - кроме как вступиться за слабых, за тех, кому грозит опасность.

А опасность - после бегства президента Януковича в феврале 2014 из страны - грозила уже не отдельной области или группе областей, а целой стране, которой пока не было на карте, но которая должна была вот-вот появиться, - Новороссии.

Новый киевский режим с первых дней нахождения у власти чётко обозначил программу национального строительства - выдавливание русского языка и русской культуры, превращение жителей Юго-Востока в граждан второго сорта.

Уссурийский самурай

Ответом на эту человеконенавистническую программу стало восстание в Новороссии, которое Киеву удалось задавить силой.

Точнее, почти задавить, потому что Донбасс - суровый, немногословный, русский - Хунте затоптать не удалось.

Донбасс стоял, Донбасс держался. Хунта, разъярённая непокорностью, отправила туда войска.

Тысячи карателей наводнили территории Донецкой и Луганских народных республик, рассчитывая на быструю победу. Но быстрой победы не получилось...

Александр Мамошин, находясь во Владивостоке, пристально следил за тем, что происходит на Украине - с самого первого дня волнений.

Его переполняли горечь, негодование, гнев - все те чувства, которые испытывали мы, наблюдая за украинскими событиями.

Но, в отличие от всех нас, которые только сопереживали жителям Донбасса, уничтожаемым Хунтой, Александр Мамошин не счёл для себя возможным оставаться в стороне.

"Сочувствие должно быть деятельным", - решил Мамошин и оказался на Юго-Востоке Украины в рядах донецкого ополчения.

Поначалу он был простым бойцом, но очень скоро командование ротой спецназначения и служба в рядах уссурийского казачества дали о себе знать.

Александр Мамошин, избравший себе в качестве позывного "Самурай", получил под начало батальон в составе Славянской бригады Стрелкова, которая в тот момент героически сдерживала натиск карательных войск к северу от Донецка.

Потом это соединение переместилось на юг - в сторону границы с Россией, где развернулись жестокие бои с украинскими частями, пытавшимися окружить ополченцев.

У войск Хунты тогда ничего не получилось: вместо окружения ДНР и ЛНР, они сами попали в кольцо, будучи отрезанными от своих тылов.

На острие удара, который отсекал одну часть украинской армии от другой, был батальон Мамошина.

Уссурийский самурайНемолодой комбат, загоревший, почерневший, похудевший - в котором нельзя было узнать бывшего депутата регионального Заксобрания, находился в самой гуще боёв, разделяя со своими солдатами все тяготы войны.

Войны, которая только на первый взгляд кажется гражданской, сугубо внутренней. На самом деле, и это прекрасно понимает Мамошин, в приграничной полосе сражаются не русские против украинцев, не славяне против славян...

Сегодня в полях Новороссии сошлись - ещё в пристрелочных, прощупывающих друг друга боях - две силы: НАТО, отправляющая туда военную помощь и наёмников, и Россия, которая представлена добровольцами.

Это ещё только начало - до настоящей грозы пока далеко. Точнее, нам кажется, что ещё далеко.

Сколько есть у нас времени, мы не знаем. Не знает этого и Александр Мамошин с позывным "Самурай".

Но каждый его день на должности командира батальона Славянской бригады, сдерживающей натиск украинских карателей, пусть и ненамного, но оттягивает наступление этого страшного времени.

Уссурийский самурай

http://politrussia.com/geroi-novorossii/ussuriyskiy-samuray-769/


Картина дня

наверх