Мы из Советского Союза

13 749 подписчиков

Свежие комментарии

  • Соня
    Безусловно Вы правы. Это именно достояние нашей истории.Гигантские наскал...
  • Мухтар Муслихов
    Все эти скульптуры думаю надо признать достоянием истории нашей государственности и взять под охрану с системными рес...Гигантские наскал...
  • Жанна Чешева (Баранова)
    Интересно, спасибо!С днём пограничника!

Москва. Было — стало - 8

Первая часть     Вторая часть     Третья часть 
Четвёртая часть  Пятая часть   Шестая часть   Седьмая часть

Продолжаем путешествие...
________________

Бывшая Рогожская амбулатория на Большой Рогожской улице. Москвичи постарше могут помнить это здание в 1970-е годы как магазин «Кулинария» с хорошей кофейней и музеем общественного питания. Кто-то помнит как детскую поликлинику.

Ее настоящее название — Лѣчебница для приходящихъ больныхъ въ память Леонида Николаевича Сумбула. Построил ее в 1902–1903 годах в неорусском стиле выдающийся московский архитектор Николай Николаевич Благовещенский.

Сумбул был врачом по образованию и товарищем председателя городского головы (вице-мэр по-нашему). Он умер в 1900 году и оставил о себе хорошую память. Эту больницу с дневным стационаром и операционной назвали его именем. В первые годы советской власти лечебница стала 1-й Рогожской амбулаторией, потом, в 1930-е годы, районной поликлиникой №4.

С 2000-х годов здесь музей кулинарного искусства.

Москва. Было — стало - 8

25 сентября 1910 года открылась новая глазная лечебница, или амбулаторiя при Набилковской богадельне. Она разместилась на углу Астраханского и Протопоповского переулков. Сегодня ровно 110 лет.

Известно, что деньги на открытие амбулатории пожертвовали мать Саввы Морозова Мария Федоровна (она дала 55 000 рублей) и Н.

А. Шахов, известный московский меценат (он выделил 6000 рублей).

Проектировал лечебницу архитектор Петр Анисимович Ушаков. Чуть ранее он построил второй корпус Алексеевской глазной больницы в Трубном переулке.

Новой лечебницей амбулатория называлась потому, что с 1890-х при Набилковской богадельне работала бесплатная глазная лечебница дворян Волудских. К 1920 году богадельню закрыли. В бывшей лечебнице разместился детский стационар.

В 2014 году старинное здание отдали представительству Чечни при президенте.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 110 лет.

Москва. Было — стало - 8

Дом на углу Покровки и Чистопрудного бульвара появился в первой половине XIX века и сначала был одноэтажным. В течение последующих полутора веков он постоянно пристраивался, перестраивался и рос. В 1840-х он стал двухэтажным, в 1900-х — трехэтажным, а в 1950-х — пятиэтажным.

Верхний снимок сделан в 1910-е годы. Говорят, что к оформлению фасада приложил руку художник и архитектор Сергей Васильевич Малютин.

Тогда на первом этаже находился Магазинъ аптекарскихъ и парфюмерных товаровъ Александра Штефко. В первые советские годы он был национализирован, чуть поменял профиль и стал «Парфюмерией и галантереей». Уже в брежневские годы здесь был известный магазин «Мужская одежда».

На старом снимке за домом видна церковь Святой Троицы на Грязях. Сейчас она скрыта из-за надстройки.

На дальнем плане церковь Успения Пресвятой Богородицы. Прекрасный старинный московский храм был украшением Покровки. Его уничтожили в начале 1930-х.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Москва. Было — стало - 8

Главная потеря Покровки — это старинный храм Успения Богородицы. Уничтожили его в 1936 году с формулировкой: «исторической ценности не имеет, мешает проезду транспорта». На месте пустыря от снесенного храма до сих пор сквер.

От храма сохранился дом причта — на двух снимках видна маленькая двухэтажная белая постройка у классицистского дома с колоннами князей Мещерских. В домике причта теперь грузинский ресторан «Саперави».

На переднем плане угловой дом в Девяткином (когда-то Котельническом) переулке с красивой башенкой. Он возведен в 1870-х по проекту архитектора Константина Николаевича Борникова. Владел им купец Сергей Михайлович Забелин. Дом был фактически гостиницей — его номера сдавали внаем. За годы потеряны балконы и красивая башенка.

Сын Забелина, тоже Сергей, продал дом семье Куприяновых. Варвара Григорьевна Куприянова владела им вплоть до 1917 года.

Москва. Было — стало - 8

Восьмиэтажный жилой дом кооператива «Военный строитель» на углу Потаповского переулка и Покровки — самый известный проект архитектора Константина Васильевича Аполлонова. Он построил его на рубеже 1920–1930-х, первые годы здесь размещалась (на первом этаже) главная газета Вооруженных сил СССР — «Красная звезда».

На старинном снимке можно увидеть, что на месте дома когда-то стояла старинная усадьба. Ее последними хозяевами были Баулины.

На месте храма быд разбит сквер. При этом Большой Успенский переулок был переименован в Потаповский — в честь архитектора, что возводил храм.

Дом Аполлонова до сих пор смотрится как современный. Хотя через восемь лет он разменяет второй век.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 110 лет.

Москва. Было — стало - 8

Климентовский переулок 140 лет назад и сегодня. Улицы и переулки в старой Россiи называли по значимым постройкам, часто по церквям. Климентовский получил свое имя от храма Священномученика Климента, возведенного на месте старой каменной церкви в конце 1760-х годов.

На старинной фотографии храму уже 120 лет, на современной — 260 лет. В советские годы храм уцелел, но был закрыт и превращен в книгохранилище.

Климентовский оставался одно-, двухэтажным фактически до 1910-х годов. Это сейчас он красивый, пешеходный и предназначен для гуляний. Когда-то его заполняли склады, лабазы и небольшие жилые дома.
Москва. Было — стало - 8

Иван Иванович Рерберг оставил после себя в Москве четыре важных здания:

Дом Северного страхового общества у Ильинских ворот, 14-й корпус Кремля, Киевский вокзал и Центральный телеграф, или Дом связи имени  Подбельского (он на фото). До нашего времени не дожил лишь 14-й корпус.

Московская телеграфная станция до Рерберга обитала на Мясницкой. Объявили конкурс на лучший проект. Победил архитектор Александр Гринберг, но Моссовет выбрал проект Рерберга. В 1925 году начали строить, закончили в 1927-м. Иван Иванович возвел телеграф на брошенном из-за революции фундаменте доходного дома страхового общества «Россiя». Удобный фасад позволяет до сих пор использовать его как место для агитации и пропаганды.

Верхняя фотография сделана в самом начале 1930-х.

Москва. Было — стало - 8

На Арбатской площади сняли леса и покрывало с «Художественного». Реставраторы вернули фасад к началу XX века. Так, как его перестроил в 1913 году Федор Осипович Шехтель. Даже надпись вернули в традиционной русской орфографии: ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЭЛЕКТРО-ТЕАТРЪ.

Кинотеатр открылся в ноябре 1909 года, а в годы реконструкции Москвы, в 1930-е, «Художественный» едва не снесли.

Верхняя фотография, судя по афише довженковского фильма «Мичурин», сделана в 1948 году. «Художественный» тогда еще сохранял старый облик.

Москва. Было — стало - 8

Маросейка. Самая политическая улица Москвы по версии минувшего лета. Из-за белорусского  посольства, конечно же. Посмотрим, как дыхание истории изменило одно из красивейших московских мест.

Во-первых, исчезло главное украшение — храм Успения Богородицы. Над домом Румянцева (это и есть посольство) висит большая вывеска Siemens & Halske. В год, когда был сделан старинный снимок, дом принадлежал семье покойного Митрофана Семеновича Грачева, а на втором этаже был московский офис будущего транснационального гиганта Siemens. Директором филиала был Леонид Красин.

Москва. Было — стало - 8

Разница между фотографиями меньше ста лет. Вывески уже выполнены в поправленной орфографии, без твердого знака: «Парикмахер Андрей». Темный квадратик над вывеской — знак Осоавиахима. Такие вешали с 1920-х на дома, чьи жители сдали нормы «Готов к противовоздушной и химической обороне».

Это угол Солянки и Яузской улицы. На первом плане угловой флигель усадьбы Афанасия Николаевича Гончарова, деда Натальи Николаевны Пушкиной. Усадьба сгорела еще в 1812 году, перестраивалась не один раз и переходила от владельца к владельцу. То, что вы видите сейчас, построено уже в 1900-е годы архитектором Андреем Васильевичем Красильниковым.

Храм Троицы Живоначальной на втором плане был построен при Екатерине Великой (кроме колокольни, ее поставили позже). Храм закрыт, и в годы, когда была сделана верхняя фотография, в церкви были квартиры, а потом склад.

Москва. Было — стало - 8

В истории Москвы думный дьяк Аверкий Степанов Кириллов остался из-за палат на Берсеневской набережной, которые принадлежали ему с момента постройки в 1650-х. Кириллов был чиновником при русском царе, уровня сегодняшнего министра. Его убили восставшие стрельцы в мае 1682 года, и, как утверждали сами убийцы, — забили за мздоимство (то есть за коррупцию).

Первое, на что обращаешь внимание при сравнении двух снимков, — колокольня на втором плане слева. За палатами Кириллова стояла (и стоит до сих пор) церковь Николая Чудотворца. Она была закрыта и едва уцелела. На ее сносе настаивал архитектор Борис Михайлович Иофан. Но снесли только колокольню.

В палатах Кириллова еще 100 лет назад размещалось Московское археологическое общество. В 1920-х — Центральные государственные реставрационные мастерские. Реставраторы, кстати, и разобрали колокольню — она им мешала.

Разница между фотографиями около 110 лет.

Москва. Было — стало - 8

В первые годы советской власти, начиная с 1920-х, нехватку площадей решали не строительством новых зданий (на это часто не было денег), а надстройкой дополнительных этажей. По всей стране появились специальные тресты, так называемые «надстрои». В Москве по этой теме работал трест «Моснадстрой». Зданию биржи на Биржевой площади надстроили лишний этаж раньше, чем эта работа была поставлена на поток.

Биржу построил (точнее, перестроил старое здание) в 1870-е годы великий Александр Степанович Каминский. В 1925 году Иван Сергеевич Кузнецов разработал проект надстройки биржи (в советские времена здесь размещалась Всесоюзная торговая палата).

Обе фотографии сделаны с разницей 110 лет.

Москва. Было — стало - 8

Наследие великого Константина Степановича Мельникова в Москве — клуб завода «Каучук» на углу Плющихи и 2-го переулка Тружеников в Хамовниках. Клуб начали строить в 1927 году, к первому юбилею прихода большевиков к власти. По окончании строительства в 1929 году он получил имя 10-й годовщины Октября. Одновременно рядом строился конструктивистский рабочий поселок Погодинская — к сожалению, поселок снесли почти полностью.

В строительстве «Каучука» Константину Степановичу помогал выдающийся инженер Генрих Георгиевич Карлсен. Именно он рассчитывал оптимальную конструкцию балконов.

На верхней фотографии можно увидеть старинные трамвайные опоры. Трамвайное движение по Плющихе было открыто в 1908 году и завершилось в 1962-м.

Обе фотографии сделаны с одного места с разницей почти 90 лет.

Москва. Было — стало - 8

Переулок, что сейчас знают как Старопанский, носит свое имя 98 лет. До 1922 года он назывался Космодамианский. В первые годы советской власти церковные названия из топонимики русских городов стирались. Космодамианский стал Старопанским (по древнему месту, где жили поляки, — Старые Паны).

Церковь была построена на месте ветхой церквушки в 1800-х годах. В 1927 году ее восстанавливал главный реставратор Московского Кремля Дмитрий Петрович Сухов. Через три года по окончании работ храм был обезображен, в него вселилось подразделение ГАИ. В 2000-е восстановлена по проекту Сухова.

Москва. Было — стало - 8

Вот так церковь Космы и Дамиана была изуродована в 1930 году

Москва. Было — стало - 8

Фотография Малого Вознесения на Большой Никитской. Разница между фотографиями невелика, 30 лет всего.

В январе 1920 года, то есть чуть более 100 лет назад, улицу Большую Никитскую переименовали в Герцена. В тот год исполнилось 50 лет со дня смерти философа-революционера.

Купола с крестами были сбиты, а внутреннее убранство разрушено еще в 1930-е.

До начала 1990-х здесь размещалось одно из подразделений Главного управления по жилищному и гражданскому строительству Москвы.

Москва. Было — стало - 8

Если смотреть старые карты этих мест, можно увидеть, что будущий электрозавод был построен почти на самом устье речки Хапиловки, там, где она впадала в Яузу. Хапиловка ныне закована в подземную трубу.

Улица Электрозаводская до 1929 года называлась Лаврентьевской, а дальше носила имя Генеральная (от Генеральной канцелярии).

Архитектор Георгий Павлович Евланов возвел одну из самых известных своих построек для нужд товарищества «Проводникъ». Однако начавшаяся война, а потом революция не дали завершить проект. Заводской корпус достраивали в 1920-х. За годы он неоднократно пристраивался (это хорошо видно при сравнении фотографий).

В ноябре 1928 года здесь открылся Московский электрозавод. В 1930-х предприятие разделилось на четыре самостоятельных производства — чего здесь только не производили: от ламп для кремлевских звезд и трансформаторов до утюгов и электропечей.

Оба снимка сделаны с одного места с разницей больше 90 лет.

Москва. Было — стало - 8

Патриаршие пруды в 1910-х годах и спустя почти 110 лет.  Здание, что видно на двух снимках, — вам любой московский путеводитель расскажет, что это доходный дом Вешнякова. Но ни имени, ни фамилии, ни истории и прочих деталей вы нигде не найдете. Видимо, составители просто копируют одну и ту же информацию друг у друга.

Вишняковы (через «и») — известная московская купеческая семья. Самый выдающийся ее представитель — Николай Петрович Вишняков, гласный Мосгордумы, коллекционер, геолог и путешественник.

Дом спроектировали два блестящих архитектора — Иван Гаврилович Кондратенко и Семен Александрович Дорошенко в 1910-х годах. Говорят, что здесь часто бывал Михаил Афанасьевич Булгаков.

В 1926 году слева был возведен жилой дом рабоче-строительного кооперативного товарищества «Работник Льноторга» Бориса Великовского и Ивана Машкова (его надстроили в 1930-е). В 1960-х между ними появился номенклатурный дом. Теперь это все один общий исторический квартал.

Обе фотографии сделаны с одной точки

Москва. Было — стало - 8

Спиридоновка.

Мало кто помнит или знает, что это название улица получила по Спиридоновской церкви — или церкви во имя Спиридона Тримифунтского. Ее красивая колокольня видна на дальнем плане верхнего снимка. При советской власти храм был снесен.

Слева на двух снимках прекрасный дом в итальянском стиле, принадлежавший Гавриилу Аслановичу Тарасову.

Его спроектировал и построил Иван Владиславович Жолтовский в 1910-х.

Тарасов был одним из учредителей товарищества мануфактур братьев Тарасовых, чей офис размещался в «Боярском дворе» на Старой площади. Братья были этническими армянами (настоящая фамилия Торосян) и разбогатели на торговле тканями. Товарищество владело ватной фабрикой в Армавире и магазинами на Юге Россiи.

Гавриил Асланович в доме пожить не успел и скончался незадолго до окончания постройки. Наследники тоже жили здесь недолго сбежали во время революции.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 107 или 108  лет.

Москва. Было — стало - 8

Когда-то давно место в районе нынешних Патриарших прудов занимало Козье болото. От него бы даже воспоминаний не осталось, кабы не Большой и Малый Козихинские переулки — названные по болоту. Да и само название Козиха закрепилось в народной топонимике вплоть до XX века.

Патриарх Смутного времени Гермоген учредил здесь свою резиденцию, вокруг которой образовалась Патриаршая слобода. Храм Спиридона  Тримифунтского стал приходской церковью слободы. Когда он был построен, сказать трудно; видимо, первый деревянный возвели при Гермогене, каменный — уже при Филарете в 1633 году. Он дал название улице Спиридоновке и переулку.

Церковь сильно пострадала от французов в 1812 году. При советской власти в 1930-е была варварски разрушена. Хотя реставратор Барановский успел сделать обмеры. На месте архитектором Ильей Александровичем Голосовым в 1933–1934 годах был построен экспериментальный жилой дом треста «Теплобетон» (тоже памятник истории).

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей около 140 лет.

Москва. Было — стало - 8

Один из прекрасных домов эпохи авангарда на углу Тишинской площади и Большой Грузинской улицы и одна из самых передовых строек Москвы 1920-х годов — здание отливали из монолитного железобетона. Таких технологий в СССР еще не было.

В 1926 году Совнарком издал постановление «О льготных условиях допущения иностранного капитала к производству строительных работ на территории СССР». В Москву приехала немецкая компания Paul Kossel & Cie. KG. Германцы привезли свое производство пористого бетона с низкой тепловодностью и способ заливки этажей на стандартизированной опалубке. На этих технологиях потом возник трест «Теплобетон».

Дом строила советско-германская строительная концессия «Руссгермстрой» в 1928–1932 годах по проекту архитекторов Андреева и Минкуса (Михаил Минкус потом станет соавтором высотки МИДа на Смоленке).

Заказчиком дома выступало первое рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество «Военный строитель».

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 80 лет.

Москва. Было — стало - 8

Какой тихой и маленькой была когда-то Малая Никитская.

На первом плане интереснейший памятник Москвы — дом Степана Павловича Рябушинского. Его строил Федор Осипович Шехтель с 1900-го по 1903-й. Наверное, это один из немногих домов, где интерьеры красивее фасадов.

Рябушинский жил в доме недолго — до революции, затем семья бежала из Советской России. От хозяина остались домовая церковь и реставрационная мастерская икон.

Настоящая история дома началась после 1917 года. Он был национализирован, здесь располагались конторы Наркомата иностранных дел и Госиздата, потом был детский сад.

С 1931 года сюда поселили писателя Максима Горького. Хотя дом ему не нравился, но словно по иронии судьбы имя Горького и особняк Рябушинского оказались связанными вместе навсегда. Правда, умер Алексей Максимович не здесь, а на даче в Горках.

В доме неоднократно бывали члены сталинского политбюро вместе с самим. Жил здесь и великий Алексей Толстой. С 1965 года здесь музей Горького.

Москва. Было — стало - 8

Дом-коммуна сотрудников Госстраха на Малой Бронной выглядит этакой репетицией архитектора Гинзбурга перед строительством знаменитого Дома Наркомфина на Новинском бульваре.

Первое, что бросается в глаза, — шестой этаж, которого нет на фотографии 1927 года (дом начали строить летом 1926 года). Моисей Яковлевич построил пятиэтажный жилой корпус с двухъярусной террасой-солярием на крыше.

Это было новаторское решение для того времени и узнаваемый почерк мастера. Это же решение Гинзбург повторит в Доме Наркомфина и в Доме специалистов в Свердловске. На террасе росли деревья в кадках, можно было загорать и танцевать. Но климат и отсутствие жилья сделали свое дело — в 1930-е трест «Моснадстрой» превратил террасу в шестой этаж.

Изначально фасады были белыми.

Во всех квартирах были свои кухни, уборные и ванные с душами — бытовая роскошь для того времени.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 93 года.

Москва. Было — стало - 8

Церковь Никиты Мученика на Вшивой горке — нынешняя Гончарная улица. Народный топоним всегда казался неблагозвучным для чистой публики, поэтому еще в старые времена «Вшивую» меняли на «Швивую». Почему горка Вшивая — точного пояснения нет, и мы не будем выяснять.

Верхняя фотография сделана в 1930-е. Тогда еще сохранялись старинные церковные ворота. Они выходили прямо на уходящий под горку Большой Ватин переулок. Нынешняя же ограда возведена в 1990-е, и современные ворота как бы отворачиваются от переулка, потому такое дикое несовпадение двух снимков.

Шатровую колокольню построили в 1680-х, саму церковь — на полтора столетия раньше. Это один из старейших московских храмов.

В советские времена храм был закрыт и разрушен наполовину. Но в 1950-е отреставрирован — здесь располагались помещения студии «Диафильм». Перекликается с историей Никольского храма на Долгоруковской, где работала студия «Союзмультфильм».

Теперь это подворье Афонского монастыря.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Москва. Было — стало - 8
Варварская площадь (ныне Славянская). На дальнем плане еще видна Китайгородская стена. За ней громадный корпус, возведенный Федором Осиповичем Шехтелем — Торговый дом Московскаго страховаго отъ огня общества. Разница между снимками около 90 лет.
Москва. Было — стало - 8

В 1930-х годах в бывшем доме потомственного почетного гражданина Дмитрия Федоровича Беляева в Рюмином переулке расположился ЗАГС Замоскворецкого района.

У дома две датировки: XVIII век и начало XX века. Оба варианта верны. Построен он еще во времена Екатерины Великой для дворян Рюминых, а потом перестраивался не единожды — в последний раз в 1900-х двумя замечательными архитекторами Александром  Антоновичем Галецким и Владимиром Васильевичем Воейковым. Галецкий был учеником Шехтеля (помогал ему в строительстве «Боярского двора» на Старой площади).

После революции 1917 года дом почти всегда использовался для разных ведомств. Но был короткий период, когда его снова превратили в жилье: здесь жил недолго маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский.

К сожалению, дом изрядно потрепан: разрушены исторические ворота, спилены красивейшие решетки башни, украдено великолепное крыльцо.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей 107 лет.

Москва. Было — стало - 8

Петр Александрович Скопник остался в истории Москвы как владелец этого дома. В церковной истории города он значится как ктитор храма на Спиридоновке. Архитектор дома Густав Гельрих построил его в 1900-х.  Этнический немец, он прожил в Москве много лет, возвел десятки красивейших зданий. Густав Августович был вынужден вернуться в Германию с началом Великой войны 1914 года.

Квартиры в доме сдавались внаем: и тогда, как и сейчас, все стремились в Москву, однако жилье было дешевле снимать.

Буквально перед революцией Скопник продал свой дом разбогатевшему ярославскому купцу, бывшему крестьянину Геннадию Алексеевичу Бурнаеву-Курочкину. Новый владелец поставил на ворота дома свой вензель — БК. К сожалению, вензель не сохранился, как не сохранились богатый декор и интерьеры.

Скопник и Бурнаев потеряли все свое состояние, но выжили при советской власти. Оба мирно скончались  в Москве.

Разница между фотографиями  около 110 лет.

Москва. Было — стало - 8

Богдан Карлович Мильгаузен, высокий сухой немец с чисто выбритым лицом и бакенбардами. Типичный лекарь своей эпохи. В 40 лет он стал доктором наук, а затем главным врачом Шереметьевской больницы — известного Страннопрiимнаго дома.

Старший брат Мильгаузена — Федор Карлович тоже вошел в историю русской медицины. В Симферополе до сих растет уникальный пятиствольный каштан, высаженный Федором Карловичем.

Этот дом на Вшивой горке, на улице Гончарной принадлежал некогда Богдану Карловичу. Он построен на рубеже 1790-х и 1800-х годов. Но в основе дома лежат древние палаты, выстроенные, по разным данным, не позднее 1650-х годов. В каком-то смысле это самая старая постройка в округе. Так что ценность дома для старой Москвы очень высокая.

После смерти Мильгаузена дом принадлежал его тестю — известному историку Тимофею Николаевичу Грановскому. Сейчас фасад дома испорчен блоками кондиционеров и забором.

Обе фотографии сделаны с одного места с разницей почти 90 лет.

Москва. Было — стало - 8

Церковь Николы на Болвановке в Таганской слободе и вестибюль станции метро «Таганская». Сравним этот уголок Москвы с 1960-ми.

Изменения есть, но минимальные. Впрочем, вы сами все видите.

Обе фотографии сделаны с одной точки с разницей чуть менее 60 лет.

Москва. Было — стало - 8

Вид из Сретенского тупика на бывший католический костел Святых апостолов Петра и Павла. Петропавловский костел перестроили после повреждения его немецкой бомбой в 1941-м.

Храм начал строить в 1839 году прекрасный архитектор из славного семейства Жилярди — они оставили в Москве столько красивых построек. Закончилось строительство спустя 10 лет, в 1849 году. Жилярди также возвел вокруг несколько строений — богадельню, дом причта.

После революции храм и службы отдали в ведение польской рабочей группе под названием «Труд». Но костел не был закрыт. Хотя отношения Советской России с Польшей после войны 1920 года были самыми ужасными.

Храм закрыли уже в 1930-е.  Планировали превратить его в кинотеатр. Помешала война. В 1946 году здание до неузнаваемости перестроил архитектор Ткач. С тех пор в нем находится контора «Гипроуглемаш».

Москва. Было — стало - 8

На мой взгляд, один из самых прекрасных советских типовых проектов — двухзальный кинотеатр «Родина» на 1200 человек. Он стоит на Семеновской площади. Проект в 1930-е разработал великий, без преувеличения, строитель кинотеатров в СССР — Виктор Петрович Калмыков, архитектор Управления кинофикации при Совнаркоме РСФСР. Ему в этом декабре 112 лет. Виктор Петрович умер 39 лет назад.

Соавтором Калмыкова называют архитектора Якова Абрамовича Корнфельда. По их проекту возведены кинотеатры в Смоленске, Твери, Симферополе, но все они были капитально  перестроены. Оригинальный вид сохранила только московская «Родина», хотя в 1970-е годы кинотеатр тоже сильно перестроили внутри.

Его сдали в эксплуатацию в 1938 году. Получается, что 82 года он служит москвичам.

Обе фотографии сделаны с одной точки.

Москва. Было — стало - 8

На верхнем фото — снос Варварских ворот в 1934 году. Нижняя фотография сделана с того же места. Спустя 86 лет здесь снова строительный забор. Несмотря на то, что башня была уничтожена полностью, под землей частично сохранилось ее основание. Некогда под ней был целый подземный этаж, зодчие даже выложили огромные камеры — «слухи» — слушать, не делает ли неприятель подкоп. Если спуститься в подземный переход, можно увидеть старинные камни башни.

Варварские, или Всехсвятские, ворота Китайгородской стены были сооружены в 1530-х. Часть стены сохранилась далее по Китайскому проезду (сейчас он называется Китайгородский) в сторону Москворецкой набережной.

Москва. Было — стало - 8

Мы на перекрестке 2-й Бауманской и Технического переулка. Прежнее название 2-й Бауманской — Коровий Брод. На рубеже 1890-х и 1900-х годов великий архитектор Лев Николаевич Кекушев застроил Коровий Брод зданиями лабораторий для Императорского Московского технического училища.

На старинной фотографии — красивый дворец с башенкой, он предназначался для лабораторий механической технологии волокнистых веществ. Потом здесь был Институт механической технологии волокнистых веществ. В 1930-е годы здание отдали Московскому энергоинституту имени Молотова. После 1936 года корпус был сильно перестроен — появились дополнительные этажи, расширено правое крыло.

Фасад сохранил пропорции старой постройки Кекушева. Дворовый фасад тоже сохранил изначальный облик. Сейчас здесь факультет «Машиностроительные технологии» Бауманки.

Москва. Было — стало - 8

Церковь Святых апостолов Петра и Павла на углу Якиманки и 1-го Хвостова переулка. Эта слобода когда-то давно называлась по имени боярина Алексея Петровича Хвоста. Она была построена еще в древние времена, неоднократно перестраивалась и горела. В 1812 году французы устроили в ней конюшню. В том виде, что она запечатлена на фото, церковь была возведена в 1850-х.

При советской власти ее передали обновленцам, потом баптистам. В 1929 году храм прикрыли и начали разрушать. Снесли шатровую колокольню, а затем до неузнаваемости перестроили в жилой дом.

Обратите внимание на угол этого желтого дома со странными, на первый взгляд, выступами. Эти выступы — единственное, что сохранилось от церкви. Углы храма когда-то украшали резные колонны, при перестройке их снесли, но остались выступы.

В 1960-е здесь размещалась музыкальная школа.

Разница между фотографиями около 140 лет.

Москва. Было — стало - 8

___________

Ну, пока остановимся, продолжение следует...

https://t.me/ecoyase

Картина дня

наверх