Последние комментарии

  • Майя Злата16 сентября, 2:06
    Светлая и добрая память Азамату.Ты всегда с нами, Азамат, упокоение - не конец, а новое начало!
  • Жанна Чёшева (Баранова)15 сентября, 14:46
    Вот что надо колям-из-уренгоя преподавать, правда с такими знаниями на докдад в бундестаги не пригласят и поездки не ...«Ампутация проведена под крикоином». Медицина в Сталинградской битве
  • Джошуа Рестон15 сентября, 14:13
    красивоТашкент с высоты — самый большой город в Средней Азии

Несапёрная лопата, или Как пехота научилась копать

Никакой путаницы! Если лопата маленькая — она пехотная (МПЛ-50), если большая — сапёрная (БСЛ-110), и никак иначе. Откуда пошло это разделение и как появилась на свет всем хорошо известная МПЛ — сейчас расскажем.
С чего всё началось

Своим появлением малая пехотная лопата обязана прежде всего смене тактики войскового боя во второй половине XIX века.

Покуда армии стреляли мало и пытались решить дело бравым наскоком, щекоча противника штыками, вопросы фортификации не рассматривались как первоочередные. Инженерные (сапёрные) войска пребывали на третьих ролях, отношение к ним в армии было самое пренебрежительное — даже «гробокопателями» их обзывали.

Именно сапёрам и были положены нормальные, крупногабаритные лопаты (вместе с кирками, топорами, пилами и прочим). Пехоте, конечно, тоже полагался какой-никакой шанцевый инструмент, но копать солдаты отказывались категорически, а само имущество норовили всяческими способами утерять. На это, впрочем, смотрели сквозь пальцы: на самом высоком уровне считалось, что использование военнослужащих на земляных работах катастрофически подрывает боевой дух войск.

Но тут на военных обрушился технический прогресс в виде винтовки Дрейзе — первого массово выпускавшегося оружия под унитарный боеприпас. Несмотря на неудачный бумажный патрон и систему воспламенения (капсюль располагался не снаружи, а внутри гильзы, прямо под пулей) и склонность к поломкам, скорострельность этого образца по сравнению с дульнозарядными системами выросла очень и очень значительно.

«Дульнозарядки» производили лишь два-три выстрела в минуту, а винтовка Дрейзе — от девяти до 12.
Игольчатая винтовка Дрейзе М1841

Передовая военная мысль заметалась: наступающий под свинцовым дождиком солдат далеко не убежит. Положим, отряд преодолевает броском определённое расстояние, но схлестнуться с врагом в штыковой не успевает. Что же ему — обратно бежать? Или залечь? Но даже лежащего человека опытному стрелку не составит большого труда подбить. Неплохо было б солдата куда-то спрятать, чтоб не потерять завоёванное. Следовательно, надо зарываться в землю.

Для осознания этого в общем-то нехитрого факта армиям Европы потребовалось несколько десятков лет.

Прорывным моментом можно считать 60-е годы ХIХ века, когда Пруссия и Австрия, сговорившись между собой, решили отжать у Дании герцогства Шлезвиг и Гольштейн.

Некрупная Дания боевой мощью не отличалась. Как писал в те годы капитан российского Генштаба В. Н. Чудовский, «если бы Пруссия и Австрия выдвинули против маленькой Дании все сухопутные свои войска, то составилась бы армия, равная по численности почти всему мужскому населению собственно Дании… но подобное полчище даже не смогло бы разместиться на театре войны». При таком раскладе датчанам ожидаемо наваляли и герцогства оттяпали.

Изрядно уменьшившаяся и потрёпанная Дания пересчитала вооружённые силы и приуныла: солдат следовало беречь — против тевтонов никакого мобрезерва не напасёшься. И тут на арене появился армейский капитан Мадс Йоган Бух Линнеман.

Пока что «заступ»

В 1868 году в «Австрийском инженерном журнале» вышла статья Линнемана под названием «Снабжение пехоты лёгкими заступами». В ней автор сообщил об успешном опыте по принятию на вооружение в датской армии укороченной лопаты длиной около полуметра: с её помощью «каждый пехотный солдат за 5-7 минут времени успеет окопаться настолько, что удовлетворительно закроется от ружейного огня».
Капитан Мадс Йоган Бух Линнеман

Отдельно замечу, что «линнемановский заступ» являл собой настоящий мультитул: на одной из сторон была нарезана пила, другую заточили для рубки, а ещё хозяйственный датчанин рекомендовал использовать своё изобретение в качестве сковороды для приготовления пищи. При этом весила лопата на удивление немного — вместе с солидным кожаным чехлом всего лишь около килограмма.
Лёгкий заступ капитана Мадса Линнемана

Полезным инструментом сразу заинтересовались в Европе — впрочем, капитан и сам активно продвигал его на рынке. Что любопытно, одной из первых стран, принявших заступ на вооружение в 1870 году, была как раз Австрия, а там уже и остальные активно подтянулись.

С тех пор «золотой стандарт» (лопата общей длиной около полуметра с уменьшенным лотком) прочно прописался во всех без исключения армиях мира. Собственно, это и есть лопата, предназначенная для пехоты, — маленькая, в отличие от большой сапёрной. В Российской империи её приняли на вооружение в 1878 году.

Меньше, но не легче — и неудобнее

Со временем конструкция шанцевого инструмента менялась: кто-то отдавал предпочтение лотку прямоугольной формы, кто-то — пятиугольной или полукруглой; разнились и способы крепления лотка к черенку. К началу Второй мировой войны Германия ввела новый, складной вариант лопаты (в 1944 году его скрупулёзно скопировали американцы).

Правда, немецкая новинка из-за обилия металла получилась не слишком удобной и весьма увесистой — вместе с солидным кожаным чехлом её вес составлял 1,5 кило, так что несознательные «дойчезольдатен» норовили использовать трофейные советские и польские образцы. Русская хоть и длиннее, зато ухватистее, легче (около 900 грамм с лёгким брезентовым чехлом), да и в рукопашном бою её применить можно.

В послевоенные годы идею компактности подхватили швейцарцы, а за ними — остальной мир.
Отечественная МПЛ-50 выпуска 1944 года, швейцарские лопаты: складная выпуска 1957 года и обычная — 1937 года

Дальнейшая миниатюризация МПЛ привела к тому, что в 60-е годы армия США, творчески переработав свою копию немецкой «Клаппспатен» M38, умудрилась сложить многострадальную лопату аж втрое. Копать такой крохотулей, мягко говоря, не слишком удобно, зато по компактности М67 фактически рекордсмен.
Бойцы USMC с лопатами М67 на занятиях по самоокапыванию

Сейчас большинство стран перешли на модели со складным черенком, однако в РФ по традиции основным образцом остаётся именно МПЛ-50. Причин множество: во-первых, грандиозные запасы шанцевого инструмента, оставшиеся в наследство от СССР, во-вторых — отработанная конструкция, малый вес и дешевизна классического образца со столетней историей, в-третьих — возможность применения МПЛ в рукопашном бою.
Страница из журнала «Техника молодежи» (майский выпуск 1941 года) с примерами использования МПЛ в бою

Ещё сам капитан Линнеман писал, что его изобретение вполне способно заменить собой тесак — и уже в Первую мировую войну выяснилось, что датчанин не врал: в окопных схватках малая лопата отлично себя зарекомендовала. А к началу Второй мировой все воюющие державы обзавелись собственными школами рукопашного боя с использованием МПЛ.

Но в современных условиях вероятность вступления бойца в «рукопашку» крайне мала, фехтование лопаткой и штыком уходит в прошлое. Поэтому периодически происходят робкие попытки принятия на вооружение некоего аналога М67, но отклика они, как правило, не находят.

В общем, не путайте: маленькая лопата — пехотная. А современным сапёрам МПЛ без надобности. У них и задачи помасштабнее, и техника для этого есть посерьёзнее.

Юрий Мюллер

'

Популярное

))}
Loading...
наверх