Дело было в Майниле. Кто спровоцировал войну между СССР и Финляндией?

В нынешнем году, 26 ноября, исполнится 80 лет с начала советско-финской войны 1939–1940 годов, которую в нашей стране да и за ее пределами нередко называют Зимней войной. Развязанная прямо накануне Великой Отечественной войны, Зимняя война очень долго оставалась в ее тени. И не только потому, что воспоминания о ней быстро затмились трагедиями Великой Отечественной, но еще и потому, что из всех войн, в которых так или иначе участвовал Советский Союз, это была единственная война, начатая по инициативе Москвы.

Хотя с постоянных провокаций самой Финляндии.

26 ноября 1939 года у деревни Майнила прозвучали взрывы, ставшие поводом к началу советско-финской войны 1939–1940 годов.© / Ф. Левшин / РИА Новости

Старые счёты

Старые счёты

В 1939 году между Советским Союзом и Финляндией вспыхнула война, и по сей день являющаяся одним из «белых пятен» в отечественной истории XX века. Историки спорят и о причинах, лежащих в её основе, и о реальных потерях обеих сторон, и о том, как эта война повлияла на дальнейшие события в Европе.

Жилось финнам в русской «тюрьме народов» очень даже неплохо и значительно лучше, чем самим русским. Кроме того, Петербург ещё и прирезал землицы к Финляндии. В 1811 году в состав Великого княжества была передана Выборгская губерния, которая включала в себя земли, которые Россия отвоевала у Швеции и получила по мирным соглашениям 1721 и 1743 гг. Это решение было весьма неразумным с точки зрения военной стратегии – административная граница Финляндии вплотную приблизилась к Петербургу (тогдашняя столица России). Но тогда русским царям и в голову не могло прийти, что когда-то Финляндия будет независимым, да ещё и враждебным государством. Русские правители наивно думали, что население новых территорий будет им бесконечно благодарно за различные подарки и навеки сохранит верность престолу. Ничего вам не напоминает? Правители страны не единожды наступали на грабли. Правда разных формаций, но страна все та же. Наша.

Финляндия нужна была России для обороны Петербурга и северо-западных рубежей державы. Для этого русские рубились со шведами ещё до создания Российской империи. А империя Романовых четыре раза воевала со Швецией, чтобы защитить столичный район. Финский залив – это западные ворота Петербурга. Южное побережье ровное и низменное, неудобное для сооружения крепостей и батарей. Финское побережье – изрезанное со множеством островов и островков (шхер). Здесь удобно строить береговые укрепления. Здесь же уникальный шхерный фарватер, по которому вражеский флот мог от самой Швеции пройти к самому Кронштадту. Поэтому русский император Александр Первый и говорил, что Финляндия должна стать «крепкой подушкой Петербурга».

Россия вложила многие миллионы рублей для укрепления финского побережья. Русские крепости финскому населению не мешали, так как строились на каменистых, непригодных для земледелия землях. Зато русская армия и флот дали заработок тысячам финнов. Русские военные базы в Финляндии весьма помогли развитию хозяйства Великого княжества. Не говоря уж о том, что русские офицеры, солдаты и матросы ежегодно оставляли в финских лавках, магазинах и т. д. значительные суммы. Кроме того, на верфях Або, Бьернеборге, Гельсингфорсе и других для Балтийского флота в течение столетия были построены сотни боевых и вспомогательных судов. Финские корабелы хорошо на этом обогатились.

Во время Первой мировой войны Финляндия хорошо обогатилась за счёт военных заказов и контрабанды. Русской таможни здесь не было и через княжество везли различные товары. Страны Антанты ввели экономическую блокаду Германии, в результате там начались трудности с продовольственным снабжением. Тут финские сельхозпродукты и оказались весьма кстати. До войны Финляндия поставляла в центральные русские губернии сливочное масло, сыр и другие продукты, ввозила хлеб. С началом войны поставки продовольственных товаров в Россию серьёзно сократились, а ввоз хлеба в Финляндию, наоборот, значительно возрос. Русские зерно и финские продукты шли в Германию транзитом через нейтральную Швецию (шведы также хорошо погрели руки на войне). Об этом царскому правительству постоянно докладывала жандармерия, пограничники и военная контрразведка. Дошло до того, что Англия и Франция осенью 1915 года потребовали у царя прекратить поставки продовольствия и других товаров в Германию через Швецию. Однако Петербург не стал ссорится со Швецией, опасаясь её перехода на сторону Германии. В результате «шведский транзит» процветали и приносил огромные прибыли шведским и финским дельцам.

Выращенная и вскормленная при полной поддержке и попустительстве российского правительства финская националистическая элита хорошо «отблагодарила» Россию. Отношения между СССР и Финляндией после октября 1917-го остались крайне сложными. Несмотря на то, что большевики признали независимость Финляндии, добрыми соседями государства не стали. В Финляндии вспыхнула собственная гражданская война, унёсшая жизни нескольких десятков тысяч человек и завершившаяся разгромом «красных финнов». Победители на этом не успокоились и двинулись в российскую Карелию, вынашивая планы создания Великой Финляндии. Эти планы, однако, финнам осуществить не удалось.Генерал Маннергейм, командующий армией Финляндии, принимает германского генерала фон дер Гольца и немецких офицеров в Гельсингфорсе (Хельсинки) в мае 1918 года. Справа от Маннергейма глава финского правительства Свинхувуд

Финны совершили масштабный грабеж русской общины и русской казенной и военной собственности. В первые же дни после захвата Гельсингфорса, Або, Выборга и других городов имущество русских купцов, предпринимателей было конфисковано. Финны захватили все частные русские суда (военные корабли защищали в своих интересах немцы). Белофинны захватили русского государственного имущества на многие миллиарды золотых рублей (ещё довоенных). Вот на фоне этого фото пусть расскажут любители Маннергейма, что он уважалгосударствло, которое его выучило. Он лишь служил этому государству, но не за совесть, а явно за регалии.
 
Чем ощутимее в воздухе был запах нового мирового конфликта, тем напряжённее становились отношения между СССР и Финляндией.

Советские власти резонно считали, что в новой войне Финляндия, скорее всего, окажется враждебным государством — ведь мечты о «Великой Финляндии» продолжали будоражить умы многих политиков в этой стране.

Никто не хотел уступать

Между тем советско-финская граница на тот момент проходила всего в 32 километрах от Ленинграда — угрожающе близко от города.

Враждебное отношение к СССР подкреплялось и делами. На советско-финской границе обычным делом был всевозможные провокации на земле, в воздухе и на море. Так, 7 октября 1937 г. на Карельском перешейке в районе пограничного столба № 162 был смертельно ранен выстрелом с финской стороны советский пограничник командир отделения Спирин. Переговоры о урегулировании этого инцидента были завершены только в ноябре 1937 г. Сначала финские власти отрицали свою вину, но затем признали убийство и выплатили компенсацию семье убитого. Подобные происшествия, обстрелы советских пограничников, граждан, территории, нарушение границы СССР и т. д. были обычным делом на пограничной линии с Финляндией.

В воздухе также устраивались провокации. Так, в состоявшейся 7 июня 1937 г. беседе с министром иностранных дел Финляндии Холсти полпред СССР в Финляндии Э. Асмус жаловался на «повторные перелёты финскими самолетами советской границы». 29 июня 1937 г. финский самолёт нарушил границу в районе Олонца. 9 июля 1938 г. финский самолёт нарушил советскую границу в районе пограничного столба № 699. Летя на высоте 1500 м, самолёт углубился на территорию СССР на 45 км, пролетел около 85 км параллельно пограничной линии по советской территории, затем в районе пограничного столба № 728 вернулся в Финляндию.

Нарушения советской границы были отмечены и на море. В апреле 1936 г. советская сторона сообщила финской, что с февраля по апрель 1936 г. наши территориальные воды в Финской заливе были нарушены 9 раз, было задержано 68 человек. Рыбная ловля финских рыбаков в территориальных водах СССР достигла широкого размаха. Финские власти со своей стороны не принимали никаких действенных мер.

Самый крупный флот Советского Союза – Балтийский, был фактически заблокирован в восточной части Финского залива. У Балтийского флота осталась всего одна база — Кронштадт, гавани которого просматривались в бинокль с финского берега. Кронштадт и советские корабли могли бить не только дальнобойные береговые орудия, но и корпусная артиллерия финской армии. А сам Ленинград находился под угрозой удара финской армии и её возможных союзников. Очевидно, что такое положение не могло удовлетворять ни одну великую и морскую державу. А в ходе приближения большой войны в Европе и начала Второй мировой войны такая ситуация стала абсолютно нетерпима. В советском правительстве дураков не держали, там были трезвомыслящие, разумные люди, которые заботились о национальной безопасности. Вопрос надо было решать.

С 1938 года сначала в режиме секретности, а затем и гласно велись советско-финские переговоры, целью которых было найти устраивающее обе стороны решение.

Главной целью советской стороны было удаление границы на запад от Ленинграда. Ради достижения этой цели Советский Союз был готов пойти на обмен территориями, передав финской стороне вдвое большие по площади территории в Карелии.

Однако к соглашению прийти так и не удалось. В Финляндии царили антисоветские и антирусские настроения, Красную армию всерьёз не воспринимали, полагались на помощь Англии с Францией или, наоборот, Германии.

В сентябре 1939 года вспыхнула Вторая мировая война. Стало очевидно, что теперь противоречия между государствами будут разрешаться скорее военным, нежели дипломатическим путём.

Советско-финские переговоры велись осенью 1939 года, уже в условиях начала большой войны в Европе. О важности переговоров для Москвы говорит тот факт, что с финнами переговаривал лично Сталин. Так с немцами вёл переговоры Молотов, хотя они также имели для СССР стратегическое значение. Чего Сталин финнам только не предлагал: земли в Карелии (их финны пытались захватить в 1918–1922 гг.), денежную компенсацию за имущество на Карельском перешейке, экономические льготы, уступки во взаимной торговле. Когда финская сторона заявила, что не может терпеть иностранную базу на своей территории, Сталин предложил выкопать поперек полуострова Ханко канал и сделать базу островом, предлагал купить на мысе кусок земли и этим сделать территорию советской. Затем финнам предложили купить у них несколько мелких необитаемых островов у мыса Ханко, о которых члены финской делегации даже и не знали. Всё напрасно!

Переговоры ещё шли, но и в СССР, и в Финляндии уже полным ходом шли приготовления к войне. Последний раунд дипломатических консультаций безрезультатно завершился в начале ноября 1939 года.

После этого стало понятно, что война может начаться в любой момент, как только возникнет повод.

«Наглая провокация финляндской военщины»

Повод возник 26 ноября 1939 года. В этот день вблизи деревни Майнила, расположенной менее чем в километре от тогдашней советско-финской границы, произошло событие, вошедшее в историю как «Майнильский инцидент».

На следующий день в газете «Правда» происшедшее было описано так:

«НАГЛАЯ ПРОВОКАЦИЯ ФИНЛЯНДСКОЙ ВОЕНЩИНЫ

26 ноября 1939 года

По сообщению штаба Ленинградского округа, 26 ноября в 15 часов 45 минут наши войска, расположенные в километре северо-западнее Майнилы, были неожиданно обстреляны с финской территории артогнём. Всего финнами произведено семь орудийных выстрелов. Убиты три красноармейца и один младший командир, ранено семь красноармейцев, один младший командир и один младший лейтенант. Для расследования на месте выслан начальник первого отдела Штаба округа полковник Тихомиров. Провокация вызвала огромное возмущение в частях, расположенных в районе артналёта финнов».

Советское правительство обратилось к властям Финляндии с официальной нотой, в которой утверждало, что выстрелы были произведены с финской территории. В целях предотвращения новых инцидентов власти СССР требовали отвода финских войск на 20–25 километров от границы.

Повод для драки

Как и следовало ожидать, финская сторона категорически отвергла свою причастность к инциденту у Майнилы. Ссылаясь на данные звукометрических постов, финны утверждали: семь выстрелов были произведены около 16:00 с советской стороны с расстояния примерно полутора – двух километров на юго-восток от места разрыва снарядов.

Кроме того, Финляндия уверяла, что в приграничной зоне у них сосредоточены только пограничные части, и никакой артиллерии нет и в помине. Официальный Хельсинки предлагал организовать совместную комиссию по расследованию инцидента, а также обоюдный отвод частей на 25 километров.

Советский Союз на обоюдный отвод категорически не согласился, резонно заметив, что при этом войска окажутся непосредственно в пригородах Ленинграда, что никак не обеспечивает безопасности города.

В сложившихся условиях предотвратить войну могли только какие-то экстраординарные шаги, но их не последовало. Спустя два дня СССР объявил о выходе из советско-финского Пакта о ненападении, ещё через день объявил о разрыве дипломатических отношений, а 30 ноября части Красной армии по приказу главного командования перешли советско-финскую границу. Война началась…

Косвенные улики

В западной историографии принято считать, что «Майнильский инцидент» был сознательной провокацией советской стороны, искавшей повод к началу войны. Этой же точки зрения стали придерживаться многие российские учёные в постсоветский период.

В советской историографии тот факт, что обстрел был осуществлён финнами, под сомнение никогда не ставился.

Единственное, с чем согласны все, так это с тем, что в районе Майнилы 26 ноября 1939 года действительно стреляли.

Те, кто настаивает на версии советской провокации, утверждают: в различных документах количество раненых и убитых советских военных расходится, поимённого списка жертв нет. Единственной воинской частью, в чьих документах отражены события, является 68-й стрелковый полк.

В разное время разоблачители советской провокации ссылались на мемуары Хрущёва, где он называет организатором событий командарма 1-го ранга Кулика, на рукописные заметки Андрея Жданова, где речь якобы идёт о подготовке провокации, и на слова маршала Маннергейма, будто бы раскрывшего детали «Майнильского инцидента».

«26 ноября Советский Союз организовал провокацию, известную ныне под названием «Выстрелы в Майнила»… Во время войны 1941–1944 годов пленные русские детально описали, как была организована неуклюжая провокация…» — писал Маннергейм в своих мемуарах.

Но вот ведь какая проблема — «пленные русские», якобы рассказавшие правду о событиях у деревни Майнила, куда-то исчезли. Причём исчезли, не оставив ни имён, ни фамилий. И в этом свете словам Маннергейма веры не больше, чем версии советской стороны.

Сторонники версии о советской провокации признаются — прямых доказательств вины советских властей нет, однако косвенных вполне достаточно.

Прожито и забыто?

Их оппоненты возражают — косвенными доказательствами можно уличить и финнов. Вот наглядный пример. В финской ноте утверждается, что все орудия к 26 ноября были отведены в тыл. Но до этого на участке велись активные инженерные работы, в том числе создавались и позиции для пушек. Неужели финские военные с лёгкостью пренебрегли безопасностью границы, оставив её неприкрытой? А самое интересное, если орудий не было, то из чего же уже 30 ноября, в первый день официальной войны, в пяти километрах от Майнилы была обстреляна рота солдат Красной армии?

Ряд исследователей, говоря о «Майнильском инциденте», проводят параллели между ним и Гляйвицким инцидентом, который послужил поводом для нападения на Польшу.

Но разница в том, что все подробности Гляйвицкого инцидента были открыты после войны. В отличие от него, «Майнильский инцидент» и по сей день остаётся одной из загадок «Зимней войны».

Ни советская, ни финская сторона после урегулирования двусторонних отношений в конце 1940-х – начале 1950-х годов не горела желанием глубоко копаться в собственном прошлом, справедливо полагая, что в нём есть слишком много вещей, которые не красят обе стороны.

«Кто старое помянет, тому глаз вон» — этот принцип обеспечил СССР и Финляндии несколько десятилетий мирных добрососедских отношений. Может, именно поэтому тайны советско-финской войны, с начала которой минуло уже 80 лет, по сей день остаются нераскрытыми?

К сожалению, чем дальше во времени отодвигается от нас Зимняя война, тем меньше шансов, что когда-нибудь мы будем знать о ней всю правду. Уходят из жизни последние непосредственные участники и очевидцы, в угоду политическим ветрам тасуются и исчезают документы и материальные свидетельства, а то и появляются новые, нередко фальшивые. Но некоторые факты о Зимней войне уже настолько прочно зафиксированы в мировой истории, что их не получится изменить ни по каким причинам. О наиболее примечательных из них и рассказано ниже. Советские солдаты выкапывают финский пограничный столб близ погранзаставы Майнила. На заднем плане река Сестра. 1939 г.

Линия Маннергейма

Под этим названием в историю вошла полоса укреплений, возведенных Финляндией на 135-километровом участке вдоль границы с СССР. Фланги этой линии упирались в Финский залив и Ладожское озеро. При этом линия Маннергейма имела 95-километровую глубину и состояла из трех последовательно расположенных полос обороны. Поскольку линия, несмотря на свое название, начала строиться задолго до того, как барон Карл Густав Эмиль Маннергейм стал главнокомандующим финской армией, основными в ее составе были старые одноабмразурные долговременные огневые точки (ДОТы), способные вести только фронтальный огонь. Таких в составе линии насчитывалось около семи десятков. Еще полсотни ДОТов были более современными и могли вести огонь по флангам атакующих войск. Кроме того, активно использовались линии заграждений и противотанковые сооружения. В частности, в полосе обеспечения насчитывалось 220 км проволочных заграждений в несколько десятков рядов, 80 км противотанковых гранитных надолбов, а также противотанковые рвы, стенки и минные поля. В официальной историографии с обеих сторон конфликта подчеркивалось, что линия Маннергейма была практически непреодолимой. Однако после того как была перестроена система командования Красной армии, а тактика штурма укреплений была пересмотрена и увязана с предварительной артподготовкой и поддержкой танками, на прорыв потребовалось всего три дня. 
На следующий день после начала Зимней войны московское радио сообщило о создании в городе Терийоки на Карельском перешейке Финляндской Демократической Республики. Она просуществовала столько же, сколько шла и сама война: до 12 марта 1940 года. За это время признать новообразованное государство согласились только три страны в мире: Монголия, Тува (в то время еще не входившая в состав Советского Союза) и сам СССР. Собственно, из его граждан и живших на советской территории финских эмигрантов и было образовано правительство нового государства. Возглавил его, став одновременно министром иностранных дел, один из лидеров III Коммунистического Интернационала, член Коммунистической партии Финляндии Отто Куусинен. На второй день своего существования Финляндская Демократическая Республика заключила с СССР договор о взаимопомощи и дружбе. Среди основных его пунктов были учтены и все территориальные требования Советского Союза, которые стали причиной войны с Финляндией.

Диверсионная война

Поскольку финская армия вступила в войну хотя и отмобилизованной, но явно проигрывающей Красной армии и по численности, и по технической оснащенности, финны сделали ставку на оборону. И существенным ее элементом стала так называемая минная война — точнее, технология сплошного минирования. Как вспоминали советские солдаты и офицеры, участвовавшие в Зимней войне, они даже не могли предположить, что заминировать можно практически все, что видит человеческий глаз. «Лестницы и пороги домов, колодцы, лесные просеки и опушки, обочины дорог буквально были усеяны минами. То тут, то там валялись брошенные как бы впопыхах венлосипеды, чемоданы, патефоны, часы, бумажники, портсигары. Стоило их сдвинуть, как раздавался взрыв» — так описывают они свои впечатления. Действия финских диверсантов были настолько успешными и показательными, что многие их приемы в оперативном порядке были взяты на вооружение советскими военными и спецслужбами. Можно сказать, что партизанская и диверсионная война, развернувшаяся через полтора года на оккупированной территории СССР, в немалой степени велась по финскому образцу.Герой Советского Союза командир взвода 7-го понтонно-мостового батальона 7-й армии младший лейтенант Павел Васильевич Усов (справа) разряжает мину.

Боевое крещение тяжелых танков КВ

Однобашенные тяжелые танки нового поколения появились незадолго до начала Зимней войны. Первый экземпляр, который был фактически уменьшенным вариантом тяжелого танка СМК — «Сергей Миронович Киров» — и отличался от него наличием всего одной башни, был изготовлен в августе 1939 года. Именно этот танк и попал на Зимнюю войну, чтобы пройти испытания в настоящем бою, в который и пошел 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона линии Маннергейма. Примечательно, что из шести членов экипажа первого КВ трое были испытателями Кировского завода, который и занимался выпуском новых танков. Испытания были признаны успешными, танк показал себя с наилучшей стороны, но 76-миллиметровой пушки, которой он был вооружен, оказалось мало для борьбы с ДОТами. В итоге был спешно разработан танк КВ-2, вооруженный 152-миллиметровой гаубицей, который уже не успел принять участия в Зимней войне, но навсегда вошел в историю мирового танкостроения. Танк КВ

Как Англия и Франция готовились воевать с СССР

Лондон и Париж с самого начала поддерживали Хельсинки, хотя и не заходили дальше военно-технической помощи. В общей сложности Англия и Франция вместе с другими странами передали Финляндии 350 боевых самолетов, примерно 500 полевых орудий, свыше 150 тысяч единиц огнестрельного оружия, боеприпасы и другую амуницию. Кроме того, на стороне Финляндии сражались добровольцы из Венгрии, Италии, Норвегии, Польши, Франции и Швеции. Когда же в конце февраля Красная армия окончательно сломила сопротивление финской армии и начала развивать наступление вглубь страны, Париж начал открыто готовиться к прямому участию в войне. 2 марта Франция заявила о готовности отправить в Финляндию экспедиционный корпус в составе 50 тысяч солдат и 100 бомбардировщиков. После этого о готовности перебросить к финнам свой экспедиционный корпус из 50 бомбардировщиков заявила и Британия. Совещание по этому вопросу было назначено на 12 марта — и не состоялось, поскольку в этот же день Москва и Хельсинки подписали мирный договор. К началу марта 1940 года советским войскам удалось прорвать «линию Маннергейма», что создало угрозу полного разгрома Финляндии. В этих условиях, так и не дождавшись англо-французской интервенции против СССР, финское правительство пошло на мирные переговоры с Советским Союзом. Мирный договор был заключен в Москве 12 марта 1940 года, а боевые действия завершились 13 марта взятием Красной армией Выборга.  Бойцы Красной Армии на укреплениях в г. Выборг. 1940 г.Общий вид разрушенной «Линии укреплений Маннергейма». 1939 г.

Нет спасения от «кукушек»?

Зимняя война стала первой кампанией, в которой в массовом порядке участвовали снайперы. Причем, можно сказать, только с одной стороны — финской. Именно финны зимой 1939–1940 годов продемонстрировали, насколько эффективными могут быть действия снайперов в условиях современной войны. Точное количество снайперов остается неизвестным и по сей день: как отдельную воинскую специальность их начнут выделять только после начала Великой Отечественной войны, и то не во всех армиях. Однако можно с уверенностью говорить, что счет метким стрелкам с финской стороны шел на сотни. Правда, далеко не все из них пользовались специальными винтовками со снайперским прицелом. Так, самый результативный снайпер финской армии — капрал Симо Хяюхя, который всего за три месяца боевых действий довел счет своих жертв до пяти сотен, пользовался обычной винтовкой с открытым прицелом. Что же касается «кукушек» — снайперов, стреляющих из крон деревьев, о которых ходит невероятное количество мифов, то их существование не подтверждается документами ни финской, ни советской стороны. Хотя рассказов о «кукушках», привязанных или прикованных к деревьям и замерзающих там с винтовками в руках, в Красной армии ходило множество. Первые советские пистолеты-пулеметы системы Дегтярева — ППД — были приняты на вооружение в 1934 году. Однако всерьез развернуть их производство не успели. С одной стороны, долгое время командование Красной армии всерьез считало такой вид огнестрельного оружия полезным только в полицейских операциях или в качестве вспомогательного, а с другой, первый советский пистолет-пулемет отличался сложностью конструкции и трудностью изготовления. В итоге план по выпуску ППД на 1939 год был отозван, а все уже выпущенные экземпляры передали на склады. И только после того, как в ходе Зимней войны Красная армия столкнулась с финскими пистолетами-пулеметами «Суоми», которых в каждой финской дивизии насчитывалось почти три сотни, советским военнослужащим спешно начали возвращать столь полезное в ближнем бою оружие.Советские солдаты готовят пулемет Максима для ведения зенитного огня.

Маршал Маннергейм: служивший России и воевавший с нею

Успешное противостояние Советскому Союзу в Зимней войне в Финляндии считали и считают заслугой в первую очередь главнокомандующего финской армией — фельдмаршала Карла Густава Эмиля Маннергейма. Между тем до октября 1917 года этот выдающийся военачальник носил звание генерал-лейтенанта Русской императорской армии и был одним из самых заметных дивизионных командиров русской армии в годы Первой мировой войны. К этому времени за плечами барона Маннергейма, выпускника Николаевского кавалерийского училища и Офицерской кавалерийской школы, было участие в Русско-японской войне и организация уникальной экспедиции по Азии в 1906–1908 годах, которая сделала его членом Русского географического общества — и одним из самых выдающихся русских разведчиков начала ХХ века. После Октябрьской революции барон Маннергейм, сохраняя присягу императору Николаю II, портрет которого, кстати, всю жизнь висел на стене его кабинета, подал в отставку и переехал в Финляндию, в истории которой и сыграл столь выдающуюся роль. В 1918 году Карл-Густав-Эмиль Маннергейм произносит широко известную «клятву меча», публично обещая присоединить Восточную (российскую) Карелию. В конце тридцатых годов Густав Карлович (как звали его во время службы в Русской императорской армии, где начинался путь будущего фельдмаршала) является самым влиятельным человеком в стране.
Примечательно, что Маннергейм сохранил свое политическое влияние и после Зимней войны, и после выхода Финляндии из Второй мировой войны, став первым президентом страны — с 1944 по 1946 год. Поэтому не стоит оправдывать полководца Маннергейма и говорить, что он не хотел воевать с СССР. Хотел. И воевал. А заслуги перед страной ушли в прошлое...

Где придумали «коктейль Молотова»

Бутылка с зажигательной смесью стала одним из символов героического сопротивления советского народа фашистским армиям на первом этапе Великой Отечественной войны. Но нужно признать, что столь простое и эффективное противотанковое оружие придумали вовсе не в России. Увы, советским солдатам, столь успешно применявшим это средство в 1941–1942 годах, довелось сначала испытать его на себе. Не имевшая достаточного запаса противотанковых гранат финская армия, столкнувшись с танковыми ротами и батальонами Красной армии, просто вынуждена была прибегнуть к бутылкам с зажигательной смесью. За время Зимней войны финская армия получила более 500 тысяч бутылок со смесью, которую сами финны и назвали «коктейлем Молотова», намекая на то, что именно это блюдо они приготовили для одного из лидеров СССР, в полемическом запале пообещавшего, что уже на следующий день после начала войны он будет ужинать в Хельсинки.Бойцы стрелковой части ведут наступление из леса. Карельский перешеек. 1939 г.

Кто воевал против своих

В ходе русско-финской войны 1939–1940 годов обе стороны — и Советский Союз, и Финляндия — использовали в составе своих войск подразделения, в которых служили коллаборационисты. С советской стороны в боях участвовала Финская народная армия — вооруженная сила Финляндской Демократической Республики, набранная из живущих на территории СССР и служивших в войсках Ленинградского военного округа финнов и карелов. К февралю 1940 года ее численность достигла 25 тысяч человек, которые, по замыслу руководства СССР, должны были заменить оккупационные войска на финской территории. А на стороне Финляндии воевали русские добровольцы, подбором и обучением которых занималась белоэмигрантская организация «Русский общевоинский союз» (РОВС), созданная бароном Петром Врангелем. В общей сложности из русских эмигрантов и некоторой части пленных красноармейцев, которые выразили желание воевать против бывших товарищей, были сформированы шесть отрядов общей численностью около 200 человек, но только один из них, в котором служили 30 человек, в течение нескольких дней в самом конце Зимней войны участвовал в боевых действиях. Известный финский полководец Ялмара  Сииласвуо. Настоящая фамилия его Стрёмберг. Финскую  фамилию взял ради того,  чтобы "не светиться".Тела красноармейцев, погибших в битве при Суомуссалми, в которой финские войска нанесли поражение превосходящим силам Красной армии. Финляндия. 1939-1940 гг. Советско-финская война (1939—1940)На фото: финские солдат и офицер у тел расстрелянных на окраине Петрозаводска советских пленных.

Итог войны

Вся финская разведка тогда велась через советских диссидентов, а те ненавидели Союз, были заинтересованы в соответствующем искажении действительности. Финская тайная полиция накануне войны докладывала правительству, что большая часть населения СССР (75%) ненавидит власть. То есть делался вывод, что стоит только войти в советские земли, как население встретит «освободителей» хлебом-солью. Финский Генштаб, анализируя невнятные действия Блюхера в конфликте на Хасане, сделал вывод, что Красная Армия не может не только наступать, но грамотно обороняться. В итоге финское правительство сделало вывод, что Финляндия даже одна может воевать с СССР и победить. Но скорее всего на помощь Финляндии придёт Запад.

В Париже и Лондоне вынашивали идею организации наступления против России «гигантскими клещами»: ударом с севера (включая захват Ленинграда) и ударом с юга (со стороны Кавказа). Петсамская операция предусматривала высадку более 100 тыс. англо-французских войск в Скандинавии. Десант в Петсамо должен был захватить Мурманскую железную дорогу и Мурманск и тем самым получить морскую коммуникацию для снабжения войск и железную дорогу для развития наступления на юг. Также союзники готовили ВВС для ударов из баз в Сирии и Ираке по Баку, Батуми и Грозному. Только неожиданная для Запада победа Красной Армии в феврале — марте 1940 года заставила Англию и Францию отложить удар по СССР до лучших времен. Лондон и Париж готовил совершенно иной сценарий мировой войны — Англия, Франция и Финляндия (возможно и другие страны) против СССР. Имея за спиной великие державы и недооценивая русских, финны преисполнились оптимизма и даже планы войны с СССР готовили исключительно наступательные. По этим планам линия Маннергейма должна была отразить натиск противника на южном направлении, а финская армия атаковала на восточном направлении, в Карелии. Финляндия собиралась установить новую границу с Россией по Неве, южному берегу Ладожского озера, Свири, Онежскому озеру и далее к Белому морю и Ледовитому океану, с включением Кольского полуострова. То есть «мирная» Финляндия готовила увеличить свою территорию вдвое. Только после начала войны про наступление пришлось забыть. Первые же операции показали, что группировка Красной Армии в Карелии слишком мощная, чтобы наступать.

Стоит также обратить внимание на то, что Финляндия зимой 1939 года была готова к войне, а СССР — нет. Так как Москва не хотела воевать с финнами, а Хельсинки желали войны и готовились к ней всерьёз. Во время осенних переговоров Финляндия готовилась к войне: эвакуировала население из приграничных районов, мобилизовала армию. Маннергейм радостно отмечал в своих воспоминаниях:
«…хотелось крикнуть, что первый раунд был за нами. Как войска прикрытия, так и полевую армию мы смогли вовремя и в прекрасном состоянии перебросить к фронту. Мы получили достаточно времени (4-6 недель) для боевой подготовки войск, знакомства их с местностью, для продолжения строительства полевых укреплений, подготовки разрушительных работ, а также для установки мин и организации минных полей».

К концу ноября 1939 г. финны уже два месяца как были готовы к войне, а Москва всё тянула, пыталась вести переговоры.

Итог войны

 Начальный этап был сложным: Финляндия была готова к войне, а СССР — нет. Советское командование недооценило противника, разведка совершила крупные просчёты, местность была сложная, время зимнее, оборона противника мощная. Красная Армия была плохо подготовлена. Боевой дух финнов высокий, в отличие от поляков, которые почти сразу сдались немцам, северяне дрались жестко и упорно. Финское командование воевало умело и решительно. Однако русские умеют делать выводы из ошибок. На втором этапе войны финскую армию разгромили, оборону взломали, Финляндия оказалась на грани катастрофы и запросила мира. Москва получила всё что хотела и даже больше.

В соответствии с Московским договором, советско-финская граница была отодвинута от Ленинграда с 18 до 150 км. По мнению многих историков, именно этот факт во многом помог избежать захвата города гитлеровцами во время Великой Отечественной войны. Всего же территориальные приобретения СССР по итогам советско-финской войны составили 40 тысяч кв.км. Подписанный в Москве мир был для Финляндии тяжелым. К Советскому Союзу отошла территория Карельского перешейка с Выборгом, острова в Финском заливе, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольмом, Сортавала, Суоярви, территорию далее к северу от Ладоги с городом Куолаярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний на Крайнем Севере. Петсамо, захваченный Красной армией в первые дни войны, был возвращен финнам. Полуостров Ханко поступал на 30 лет в аренду Советскому Союзу для создания там военно-морской базы. 31 марта 1940 года уступленные Финляндией территории, за исключением Карельского перешейка, были объединены с Советской Карелией в Карело-Финскую ССР, партийную организацию которой возглавил все тот же Куусинен. О Финляндской Демократической Республике больше не вспоминали, но Карело-Финская союзная Республика и 71-я особая дивизия оставались как бы «бронепоездом на запасном пути». В случае благоприятной военно-политической обстановки к ней всегда можно было присоединить и остальную Финляндию. Сталин хотел, чтобы правительство в Хельсинки это помнило.Данные о человеческих потерях сторон в конфликте и по сей день остаются противоречивыми.  Поэтому читайте дальше внимательнее. Дались эти  территории нам дорогой ценой. Красная армия в «зимней войне» понесла очень большие потери.

Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939—1940 годах не вернулось 131 476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20—25 процентов погибших, так что истинное число погибших достигает 170 тысяч человек. В плену оказалось около 5655 советских военнослужащих (по некоторым оценкам — до 6000). Из них более 5,5 тысячи были репатриированы на Родину, 111 человек (по другим данным — 113) умерли в плену от ран и болезней, а более 20 человек (по другим оценкам— более 100) остались в Финляндии. От 150 до 450 советских пленных записались в антисоветскую Русскую Народную Армию, которая под руководством бывшего секретаря Сталина Бориса Бажанова собиралась бок о бок с финнами бороться против большевиков, но так и не успела вступить в бой. Судьба военнослужащих этой армии не вполне прояснена и сегодня. Было ли большинство ее бойцов репатриировано в СССР, получила ли часть из них тайное убежище в Финляндии, помимо тех, кто официально оставался на финской территории до середины 1941 года, или их по финским документам переправили в третьи страны, точно определить пока не представляется возможным. Вот данные другие* - цифры взяты со списков из медицинских учреждений.

Ну в наиболее одиозных источниках говорится о потерях Красной армии ранеными и больными, якобы, по всей вероятности, превысили 500 тысяч человек. Автобронетанковые войска Красной армии безвозвратно потеряли в боях с противником 650 танков, около 1800 было подбито, а более 1500 вышли из строя по техническим причинам. В качестве трофеев финны захватили 131 танк. Безвозвратные потери советской авиации составили не менее 522 машин (из которых 182 разбились в авариях). Финны безвозвратно потеряли 67 самолетов и 27 танков.Финские танки "Виккерс", подбитые у станции Перо 29 февраля 1940 г. На заднем плане виден советский Т-28:

Финские потери составили 22 810 погибших в бою и умерших от ран, болезней и в плену военнослужащих. Кроме того, во время боевых действий, главным образом вследствие воздушных бомбардировок, погибло 1029 гражданских лиц. Из 11 370 иностранных добровольцев (в том числе 8042 — из Швеции), прибывших в Финляндию, погибло 43 человека и 190 было ранено. Потери финской армии ранеными достигли 43 557 человек (из этого числа примерно 200 раненых оказались в плену). Из плена вернулось 863 финских солдат и офицеров, а 20 человек предпочли остаться на советской территории. В результате советско-финской войны Финляндия превратилась во врага СССР и в 1941 году стала союзником Германии. Финские территории, захваченные Красной армией, не принесли агрессору никаких стратегических выгод. Все эти территории были отбиты финнами в течение одного-двух месяцев после германского нападения на Советский Союз. Почти все укрепления линии Маннергейма были взорваны советскими саперами еще весной 40-го — весной 41 года. Сталин не предполагал, что Красной армии когда-нибудь придется обороняться против финнов. Наоборот, он рассчитывал очень скоро повторить поход в Финляндию и на этот раз покорить «Суоми-красавицу». Но даже поражение Германии во Второй мировой войне и успешное наступление советских войск на Карельском перешейке летом 44-го не привели к оккупации Финляндии. Финны и тогда смогли нанести очень большие потери атакующим и сохранить свою независимость, хотя, согласно условиям перемирия в сентябре 1944 года, вынуждены были отдать Советскому Союзу Печенгу.

Известный советский поэт Александр Твардовский в 1943 году написал стихотворение «Две строчки», ставшее, пожалуй, самым ярким художественным напоминанием о советско-финской войне:

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал...
Среди большой войны жестокой,

С чего - ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

https://bessmertnybarak.ru/article/sovetsko-finskaya_voyna/
https://fishki.net/1745531-10-primechatelnyh-faktov-o-sovetsko-finskoj-vojne-19391940-godov.html
http://www.aif.ru/dontknows/about/1030195
http://www.aif.ru/society/history/1390071
https://lesreinesdesalpes.com/vojna/itogi-finskoj-vojny-1939.html

Памятник под Ржевом еще не открыт, а болгары уже недовольны

В связи с известными событиями, открытие мемориального комплекса под Ржевом перенесли на 22 июня - в день начала Великой Отечественной войны. Это будет один из самых грандиозных памятников советскому солдату во всей Европе. Памятник выполнен из литейной бронзы, над ним в течении года работали 58 мастеров, он находится в Тверской области, рядом с деревней Хорошево.Его размеры впечатляют - высота памятника воину-освободителю достигает 25 метров (как девятиэтажный дом) плюс десятиметровый курган под ним.

×

Так что издалека он кажется еще выше.У основания кургана был возведен музей Победы с именами солдат погибших в этой кровопролитной битве. На этом участке фронта в 1942-1943 годах погибло около 390 тыс. солдат и офицеров. Своим подвигом красноармейцы задержали и перемолотили несколько десятков отборных дивизий фашистов, не дав им выйти к Москве.

 

Изображение: polk.pressИдею для создания мемориала подсказали бывшие фронтовики. Им хотелось увековечить подвиг советских солдат погибших под Ржевом. Авторы проекта: скульптор Андрей Коробцов и архитектор Андрей Фомин.Скульптор Андрей Коробцов

Идея: 25-метровая фигура солдата на 10-метровой насыпи с автоматом в руке и в гимнастерке, которая превращается в скорбных журавлей.
Особенность его в том, что мемориал строился не государством, а на народные пожертвования (например безымянный меценат перечислил 150 млн. руб) - всего было собрано 510 872 001 рублей.

 «Российское военно-историческое общество нам помогло добыть фотографии участников Ржевской битвы. От кого-то я брал лицо, от кого-то нос, от кого-то губы. То есть это буквально собирательный образ ржевского солдата», – поделился автор памятника, скульптор Андрей Коробцов.

Для россиян и бывших жителей СССР - это глубокая зарубка на память о великом подвиге и героизме солдат Красной Армии. Хочется, чтобы наши потомки помнили какой ценой был завоеван мир.На внешних памятных досках размещено 17 тысяч имен погибших и еще более 68 тысяч внутри музея. При строительстве памятника пришлось действовать очень и очень аккуратно, поскольку было обнаружено более 100 не разорвавшихся снарядов, которые саперы вывозили и взрывали. Внутри же расположены и все обнаруженные, как в архивах, так и через родных и близких, фото погибших в этой битве. Приведу рассказ самого архитектора, как создавался мемориал.

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

08.05.2020

Скульптор Андрей Коробцов. Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва.
Автор памятника рассказал «Культуре», как создавался проект
Эпидемия коронавируса не помешала завершению работ над монументом на месте ожесточенных сражений — недалеко от деревни Хорошево Ржевского района. Правда, торжественное открытие, запланированное на день 75-летия Победы, 9 Мая, пришлось отложить. Сейчас мемориал готов к открытию.

— На конкурс, объявленный Российским военно-историческим обществом в 2017 году, были поданы 32 проекта. Для вас победа стала неожиданностью?

— Конкурс проходил в два этапа. Результаты первого тура были аннулированы: члены жюри решили, что проекты не совсем соответствуют теме конкурса. Вообще участвовали самые матерые скульпторы. Когда мы с архитектором Константином Фоминым приступали к проектной работе для второго тура, никаких надежд не питали. Делали проект, интересный прежде всего для нас самих: на победу не рассчитывали.

— Почему аннулировали результаты первого тура?

— Жюри попросило участников добавить в проекты «души». Мы с Константином посмотрели все проекты, представленные на конкурс, и решили, что наш первый вариант был слишком пафосным. Нужно было создать одухотворенный памятник. Это оказалось тяжелой задачей. Нам хотелось, чтобы скульптура буквально растворялась в воздухе — фигура солдата от центра к краям распадалась на фрагменты. Но в итоге только фасадный ракурс оказался удачным. Тогда решили изобразить журавлей — вместо фрагментов одежды. Многие считают этих птиц символом души павшего воина. Как оказалось, мы попали в десятку.

— Тяжело работать вдвоем с соавтором  Константином Фоминым?

— Мне нравится работать с Костей. Мы друзья еще со времен Академии живописи, ваяния и зодчества Глазунова, жили в соседних комнатах в общежитии. Обычно делаем эскизы отдельно друг от друга, потом обсуждаем. Не выбираем выражений, критикуем по полной программе. Так рождается универсальный проект, который устраивает нас обоих. Как правило, он лучше тех вариантов, которые мы придумываем по отдельности. В этот раз сделали больше 80 эскизов — от абсолютно абстрактных вещей до почти советских монументов. До конца работы не понимали, к чему придем.

— Что почувствовали, когда победили?

— Мне позвонили из Российского военно-исторического общества. Честно говоря, я сначала не поверил, подумал, что разыгрывают. И только через полчаса, когда в интернете стали появляться статьи, понял, что это правда.

— Вы лепили лицо с конкретного человека или это собирательный образ?

— Я хотел сделать портрет деда, даже вылепил его в рабочей модели. Но понял, что он не совсем подходит для памятника: у деда довольно сложные черты лица. Российское военно-историческое общество помогло получить от Министерства обороны фотографии с фронта. В итоге вышел собирательный образ: от одного солдата взял губы, от другого — глаза. Вдохновлялся стихотворением Твардовского «Я убит подо Ржевом», где повествование идет от лица павшего солдата. Прочитав его, можно представить, что ощущает изображенный нами солдат. Он вроде бы смотрит на зрителей, но в то же время глядит вглубь себя. Нам хотелось передать состояние отрешенности. Образ дополняет подсветка: лицо будет освещаться более теплым светом, а журавли — белым, ведь это души…

— Размер скульптуры — 25 метров, холм — еще 10. Это пока ваш самый крупный проект?

— Не только наш с Константином Фоминым: в современной России никто не делал такого масштабного памятника солдату.

— Насколько устойчив такой большой монумент?

— На самой ранней стадии к работе над проектом подключилось конструкторское бюро. Оно проводило испытания: в аэротрубе продували модель памятника, проверяли на ветровые нагрузки. Конструкторы уверяют, что у памятника тройной запас прочности.

— Как выбрали место для установки памятника?

— Оно было уже прописано в условиях конкурса, мы могли немного корректировать. Мне кажется, оно выбрано удачно: рядом проходит федеральная трасса М-9, большой поток машин. Мемориал будет видно издалека — с расстояния двух километров. Изначально задача состояла в том, чтобы памятник могли увидеть как можно больше людей.

— Что находится рядом со скульптурой?

— Перед памятником можно увидеть входную группу: на две стены прикрепили листы кортеновской стали с изображениями бойцов, сражавшихся в Ржевской битве, и с фамилиями павших. Стены имеют ломаную геометрию, они напоминают окопы: это поможет воссоздать атмосферу сражений. Рядом с памятником — музейный комплекс: технические помещения, туалеты, небольшое кафе и сама музейная часть с экранами, на которых можно будет увидеть имена павших. На стенах поместилась лишь малая часть фамилий, все фамилии будут доступны в цифровом виде.

— Правда, что средства на монумент, больше 500 миллионов рублей, собирали с помощью краудфандинга?

— Насколько я знаю, абсолютно нет бюджетных денег, только пожертвования. Удивительно, что удалось собрать такую огромную сумму. На своем веку не видел ни одного проекта, который вызвал бы подобный резонанс. Очень много отзывов, люди постоянно спрашивают, куда можно пожертвовать деньги.

— Общая стоимость монумента — 650 миллионов. Сумма гигантская…

— На самом деле это не так много для подобного проекта. Помимо денежных средств, много других пожертвований: кто-то передал брусчатку для мощения площадки, кто-то — песок. В общем, помогают строительными материалами.

— Как в Ржеве относятся к памятнику?

— К моему удивлению, многие воспринимают его положительно. Нередко насчет подобных инициатив говорят, что лучше бы, мол, строили детские сады. Конечно, и в Ржеве находятся те, кто высказывает подобную точку зрения, но в целом все ждут открытия. Ведь у многих здесь погибли родственники, и об этой битве как-то особенно не говорилось.

— Что вы открыли во время работы над монументом?

— Одним из огромных потрясений стала встреча с волонтерами, которые до сих пор ищут останки павших бойцов. Не помню, что на меня в последний раз оказывало такое же впечатление. После победы в конкурсе было назначено совещание в полях, где проходили сражения. Мы с Костей не совсем понимали, куда едем. Оказалось, что совещание будет проходить в военно-полевом лагере. Отряд поисковиков-профессионалов и три отряда школьников все лето искали останки советских бойцов. В тот день, когда мы приехали, лагерь уже закрывался, это был последний день его работы, и мы увидели более семидесяти гробов. Отряды за лето подняли из земли останки более трехсот солдат. В тот день хоронили останки семидесяти, из них 16 было опознано, приехала внучка одного из опознанных бойцов. Одно дело читать книги о Ржевской битве, военных операциях, огромном количестве жертв. И совсем другое — когда все сжимается до судьбы одного человека, о котором его внучка рассказывает со сцены. Это по-настоящему страшно. Я не сентиментальный человек, но плакал, слушая ее. В тот момент десятилетия, прошедшие с окончания войны, словно исчезли: казалось, это было буквально вчера. И вот 70 гробов: в одном из них мог лежать и ты, если бы жил в то время.   
Фото на анонсах: Кирилл Зыков / АГН «Москва»; официальный сайт Ржевского мемориала

А это время в Болгарии

Наши "братушки" вовсю обсуждают еще не открытый в России мемориал. Вот какие отзывы на статью о памятнике появились на болгарском ресурсе "Дневник".

Негативные комментарии:

Norman Granz "Важно то, что в условиях пандемии и экономического коллапса они преследуют свои приоритеты".

pinoccio "И снова грандиозность, огромный и дорогой памятник одному из великих советских безумств. Никакого уважения и смирения. Я ненавижу расистов, им даже не стыдно! Пока они не извинятся за свои руки в крови, за начало Второй мировой войны и за оккупированные ими территории, за миллионы погибших, у них не будет никакой надежды ..."

Корки "Вместо того, чтобы строить новую жизнь, россияне продолжают строить памятники. Они придерживаются своих военных ценностей и с рвением алкоголика обещают повторить снова. Памятник Александру II в центре Софии продолжает раздражать их, потому что он дал свободу крепостным. Они хотят рабства и сражений с большим количеством жертв".

hamiltonf "Короче говоря, это самая смешная армия в мире, известная тем, что жизни солдат не имели, абсолютно никакого значения для нее".

magelan : "У страны, в которой нет ничего, кроме войны в прошлом, вокруг которой можно объединить свое население, нет будущего ... Путин назвал патриотизм идеей, вокруг которой можно строить будущее ... На голодный желудок с разбитой экономикой он ушел в прошлое. Жестокое, униженное, ограбленное, население, которое огромными шагами приближается к уровню жизни 17-18 веков. Будем надеяться, что когда-нибудь люди там справятся с его ликвидацией и будут жить в 21 веке".

Нейтральные комментарии:

lpi31580057 "Вместо того, чтобы спроектировать, построить, заплатить за памятник, они бы лучше взяли у нас Алёшу, и все!"

gr52 : "Ну, тогда надпись должна быть соответствующей: «Они пали жертвами некомпетентного российского командования".

Позитивные комментарии:

Doge "Это не меняет того факта, они делали то, что им сказали. Еще один факт - они защищали свою родину и заплатили за это своими жизнями. Одного этого достаточно, чтобы установить им памятник".

Роси "Они сражались, не задумываясь о количестве жертв. Как это было в песне Окуджавы из фильма «Белорусский вокзал»: Так что нам нужна одна победа! Одна на всех, мы за ценой не постоим".

Как видно из переписки, большинство болгарских пользователей - около 80% нас не жалуют, больше обливает грязью и обвиняют в войне! Остальные 20 % тихо млеют. Вот такие дела, а в советское время Болгария считалась 16 союзной республикой. Прошло всего 30 лет и мы для них стали злейшими врагами. Хотя сами болгары никогда не были великими воинами.

P.S.

В статье опубликованы подлинные комментарии из болгарского издания "Дневник". Чтобы ни у кого не осталось влажных иллюзий относительно бывших "братушек". Наверное, в Болгарии остались и нормальные люди, но западная пропаганда делает свое черное дело. И я не удивлюсь, если они пойдут по пути чешских отморозков и уберут памятник Алёше. Уже раздаются такие предложения - сами читали.

https://zen.yandex.ru/media/id/5ea1486ac8c4f56528e810c6/pamiatnik-pod-rjevom-esce-ne-otkryt-a-bolgary-uje-nedovolny-5ec235cff1689869c21d17c7

https://tver.aif.ru/society/details/reportazh_s_mesta_stroitelstva_rzhevskogo_memoriala_pokazal_pervyy_kanal

https://www.1tv.ru/shows/dobroe-utro/pro-pobedu/rzhevskiy-memorial-kogda-poletyat-zhuravli-dobroe-utro-fragment-vypuska-ot-31-03-2020

https://portal-kultura.ru/articles/country/326313-skulptor-andrey-korobtsov-v-proekt-rzhevskogo-memoriala-poprosili-dobavit-dushi/

Пять книг о Великой Отечественной войне

Книги о войне помогают глубже понять нашу историю. Особенно ценно, если они написаны современниками — так читатель получает возможность взглянуть на события глазами очевидцев.

Вместе с Марией Викторовной Михайловой — литературоведом и заслуженным профессором МГУ — составили подборку книг о Великой Отечественной войне, которые заслуживают вашего внимания. Мария Викторовна преподаёт на кафедре истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса.

Мария Викторовна Михайлова

На сайте спецпроекта «Литература и война», специально подготовленного к 75-летию Победы (ранее VATNIKSTAN сообщал об этом проекте), можно прочитать интервью с Марией Викторовной о её бабушке, Ксении Павловне Пышкиной, и маме, Татьяне Алексеевне Пышкиной, которые были «бойцами культурного фронта» и в военное время работали в библиотеке им.

А. П. Чехова.

«Живые и мёртвые», Константин Симонов

Константин Михайлович Симонов (28 ноября 1915 года, Петроград — 28 августа 1979 года, Москва) — прозаик, поэт, драматург и киносценарист. Общественный деятель, журналист, военный корреспондент. Участвовал в Великой Отечественной войне, был полковником Советской армии.

Трилогия Константина Симонова «Живые и мёртвые» включает три романа: «Живые и мёртвые» (1960 год), «Солдатами не рождаются» (1964 год), «Последнее лето» (1970 год). Произведения написаны по материалам его записок, сделанных им в разные годы и отчасти изданных в виде статей и очерков. Первая книга «Живые и мёртвые» почти полностью соответствует личному дневнику автора, опубликованному под названием «100 суток войны».

«Война есть ускоренная жизнь, и больше ничего.
И в жизни люди помирают, и на войне то же самое, только скорость другая».

Симонов, являясь очевидцем и участником боевых действий, достаточно достоверно показывает, что происходило на войне на протяжении трёх лет: трагические неудачи первых дней, хаос, отступление, растерянность командиров в первой части «Живые и мёртвые» врезаются в память; эти события сменяет энергичное наступление в завершающий год войны («Последнее лето»). Исторические события даются через призму восприятия главного героя — Ивана Синцова, в первые дни войны работника полевой редакции, потом — политрука, а в дальнейшем — полевого командира. Личные раздумья героя о семье, которая оказалась ввергнута в круговорот исторических событий, переходят в размышления о судьбе страны и мира.

«На войне как на войне», Виктор Курочкин

Виктор Курочкин (23 ноября 1923 года — 10 ноября 1976 года) — писатель, журналист, яркий представитель «лейтенантской прозы». Участник Великой Отечественной войны.Виктор Курочкин

В повести Виктора Курочкина «На войне как на войне» рассказывается о двух днях из жизни экипажа самоходки, когда ее возглавил совсем еще юный лейтенант Саня Малешкин. Он, как и многие его ровесники по фронтовой судьбе, стеснялся своего возраста, пытался казаться суровым, строгим, дабы его боялись подчинённые.

«…Сразу столько убитых Сане ещё не приходилось видеть. Они валялись и в одиночку, и кучами в странных до невероятности позах. Как будто смерть нарочито садистки безобразничала, издевалась над человеческим телом…»

Совсем ещё юный, добрый, пухлогубый мальчик грезит о подвиге, ждёт настоящего наступления, в котором он себя непременно покажет и получит орден. Когда же начинается настоящий бой, то он совершенно не похож на бой, который существовал в воображении Сани Малешкина: не стремительный и захватывающий, а позиционный и тягучий: «А это что? Ползём, как черепахи, друг за другом, и ни черта не видно», — с раздражением думает Саня. И сам подвиг в повести выступил уже не в ореоле романтического деяния, а совершался буднично, приземлённо. Тем не менее Саня Малешкин и его экипаж остаются в памяти читателя как настоящие незаметные герои войны. Книга подкупает светлым юмором и какой-то особой нежной интонацией автора.


«Убиты под Москвой», Константин Воробьёв

Константин Воробьёв (16 ноября 1919 года — 2 марта 1975 года) — участник Великой Отечественной войны и яркий представитель «лейтенантской прозы». Написал более 30 рассказов, очерков и десять повестей.

Автобиографические повести с изображением жестокости войны писателю удавалось публиковать с большими задержками, с вынужденными купюрами и сокращениями («Это мы, Господи!», не окончена, 1943 год; опубликована посмертно в 1986 году; «Крик», 1962 год). Опыт войны отразился в одной из известнейших его повестей «Убиты под Москвой», которая была впервые опубликована А. Т. Твардовским в журнале «Новый мир» в 1963 году. Повесть рассказывала о трагической гибели кремлёвских курсантов под Москвой. Сформированная рота юных красавцев (рост не менее 183 см) в составе двухсот сорока человек отправлена на фронт, где впереди ˗ тяжелейшие бои, разочарования и гибель почти всех.

«Дневные звёзды», Ольга Берггольц

Ольга Берггольц (3 (16) мая 1910, Санкт-Петербург — 13 ноября 1975, Ленинград) — поэтесса, журналист, драматург. В 1938 году она провела полгода в заключении по ложному обвинению в контрреволюционной деятельности (была реабилитирована в 1939 году). В тюрьме родила мёртвого ребенка. После освобождения она вспоминала так о своём заключении:

«Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в неё, гадили, потом сунули обратно и говорят: живи!».

Ольга Берггольц

В годы Великой Отечественной войны Ольга Берггольц оставалась в осаждённом Ленинграде. С августа 1941 года она работала на радио и почти ежедневно обращалась к жителям блокадного города со словами поддержки. Поэтессу называли «блокадной музой» или «голосом осажденного Ленинграда».

«Я никогда героем не была.
Не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
я не геройствовала, а жила».
Февральский дневник 1942 года

В 1942 году Берггольц создала поэмы, посвящённые защитникам Ленинграда: «Февральский дневник» и «Ленинградскую поэму». Книга Берггольц «Дневные звёзды» — это автобиографическое произведение. В повествование о трагическом времени ленинградской блокады вплетены воспоминания поэтессы о детстве, отрочестве, о друзьях-поэтах, которых не пожалела блокада.


«Сотников», Василь Быков

Василь Владимирович Быков (19 июня 1924 года — 22 июня 2003 года) — писатель, общественный деятель, участник Великой Отечественной войны. Известность Василю Быкову принесла повесть «Третья ракета» (1961 год). Также в 1960-е годы опубликованы ставшие всемирно известными повести «Альпийская баллада», «Мёртвым не больно»; в 1970-е годы — «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Пойти и не вернуться». Напряжённость ситуаций, жестокая правда в отображении психологии «человека на войне», точность в деталях — всё это уже с первых повестей отличало прозу писателя.

Притчеобразные, носящие нравственно-философский характер произведения Быкова знаменовали в литературе новый этап осмысления трагических событий войны. По словам писателя и критика Алеся Адамовича, именно в «Сотникове» происходит «качественный сдвиг» в творчестве Василя Быкова, возникает «новая нота, иная, более зрелая нравственная фокусировка». Замысел и сюжет повести «Сотников» (1969 год) подсказаны автору встречей с бывшим однополчанином, который считался погибшим.

«…Зачем? Зачем весь этот стародавний обычай с памятниками, который, по существу, не более чем наивная попытка человека продлить свое присутствие на земле после смерти?

Но разве это возможно? И зачем это надо? Нет, жизнь — вот единственная реальная ценность для всего сущего и для человека тоже. Когда-нибудь в совершенном человеческом обществе она станет категорией-абсолютом, мерой и ценою всего…»

В одном из писем Быков рассказывал, что, «кожей и нервами» почувствовав историю, в которой люди напрочь лишены возможности влиять на ситуацию, он выбрал «сходную модель на материале партизанской войны (вернее, жизни в оккупации)». В повести два главных героя — Рыбак и Сотников. Рыбак — бывший армейский старшина. Он выглядит более приспособленным к жизни, чем его напарник. В его прошлом нет ничего, что предвещало бы возможность предательства. Сотников до войны работал учителем, в армии стал командиром батареи. Вместе они отправляются на задание и натыкаются на полицейский патруль. Быковым создана пограничная ситуация встречи человека с угрозой смерти, на которую они реагируют различно. Величие Сотникова становится ещё более значимым на фоне человеческой слабости и трусливости его товарища.

Автор: Екатерина Мельничук
https://www.vatnikstan.ru/arhiv/5-knig-o-vov/

Картина дня

))}
Loading...
наверх