Жанна Чёшева (Баранова) предлагает Вам запомнить сайт «Мы из Советского Союза»
Вы хотите запомнить сайт «Мы из Советского Союза»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!

развернуть

ДО ОСНОВАНИЯ СЕВАСТОПОЛЯ НА ЭТОМ МЕСТЕ СТОЯЛ ДРЕВНИЙ ГРЕЧЕСКИЙ ГОРОД ХЕРСОНЕС-ТАВРИЧЕСКИЙ:

ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!Первые письменные упоминания о крымской земле и ее жителях относятся к V веку до н.э. Именно в это время, в 528 году до н.э., на берегу нынешней Карантинной бухты выходцами из Гераклеи Понтийской был основан Херсонес Таврический (некоторые ученые считают, что город был основан столетием раньше). Херсонес стал одним из греческих полисов - демократической рабовладельческой республикой. Главным органом управления Херсонеса являлось народное собрание. Основным занятием херсонеситов являлось земледелие. Греки выращивали пшеницу, виноград, разводили сады. Сельскохозяйственные угодья Херсонеса занимали Гераклейский полуостров. Благодаря успешной торговле в IV-III веках до нашей эры Херсонес достиг наивысшего расцвета. Его влияние распостранялось на все западное побережье Крыма.

Однако в это же время у Херсонеса появился могущественный соперник - Скифское царство. Оно было создано после того, как скифские племена были вытеснены сарматами из Поднепровья и Приазовья.

В III-II веках до н.э. скифы совершили ряд нападений на Херсонес и его окрестности. В результате греко-скифских войн Херсонес утратил большую часть своих земель и оказался в осаде. Херсонеситы были вынуждены обратится за помощью к могущественному соседу- понтийскому царю Митридату VI Евпатору, под властью которого находилось восточная часть Крыма. Митридат отправил на помощь Херсонесу войско под командованием искусного полководца Диофанта. Скифы потерпели сокрушительное поражение, но и Херсонесу победа досталась дорогой ценой. Херсонес фактически стал тыловой базой Митридата в совершенно не нужной жителям полиса войне между Понтийским царством и Римской империей.

После поражения Митридата в Херсонесе расположился римский гарнизон и флот. Город стал одним из форпостов Римской империи в Крыму. В II-IVвеках Херсонес пережил очередной экономический подьем. Увеличилось население города, развивалась торговля с другими частями Римской империи. Херсонес поставлял римской армии хлеб, вино и рыбу. Римская армия защищала город от набегов кочевников.

После раздела римской империи на Западную и Восточную (Византийскую), в 395 году, Херсонес стал основным административным, торговым и культурным центром Византии в юго-западном Крыму

ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!В IX-X веках у стен Херсонеса появились новые завоеватели – славяне. На берегах Днепра возникла воинственная Киевская Русь. В 987-988 годах войско князя Владимира осадило город. Причиной осады стал отказ византийского императора выдать замуж за князя свою дочь Анну, обещанную Владимиру за оказанную военную помощь. Чтобы заставить императора выполнить свое обещание, Владимир захватил главный форпост Византии в Крыму- Херсонес. Византийскому императору пришлось смириться. Он согласился на брак Владимира с Анной при условии, что тот примет христианство. В Херсонесе русский князь крестился сам и заставил крестится свою дружину. Так Херсонес стал центром распостранения христианства и византийской культуры на Киевскую Русь.

В XIII после четвертого крестового похода, в результате которого крестоносцы разгромили Константинополь, Византийская империя распалась на три государства. Крымские владения вошли в состав Трапезундской империи. С этого момента начался упадок Херсонеса. Город утратил значение административного и торгового центра, постоянно подвергался набегам и грабежам. Дважды город был захвачен степными племенами, поселившимися в крымских степях, где был основан один из их Станов.

В последней четверти XIII века город был взят ордой эмира Ногая, а в 1399г. Херсонес захватило войско мурзы Едигея. Некогда цветущий Херсон опустел и постепенно превратился в небольшое поселение на берегу бухты.

В XIII-XIV веках , воспользовавшись ослаблением Византийской империи , генуэзские купцы по договору с золотоордынскими наместниками поставили под контроль морскую торговлю на Черном море, и утвердились в Крыму. Херсонес также попал под их контроль, но никаких действий по восстановлению его как города и порта генуэзцы не предпринимали. Опорным постом генуэзцев в западном Крыму стала крепость Чембало на берегу бухты Симболон (современная Балаклава).ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!В XIV - начале XV века в горном Крыму образовалось сильное княжество Феодоро, объединившее местных феодалов под властью мангупских князей. Чтобы обеспечить себе выход к морю, феодориты построили в устье реки Черная порт и крепость, которая получила название Каламита (современный Инкерман). Каламиту и Чембало разделяло всего несколько километров. Такое близкое соседство часто приводило к вооруженным столкновением. Мангупские князья неоднократно поддерживали восстания местных жителей против власти генуэзцев. В 1433 году в результате бунта генуэзский гарнизон был изгнан из крепости Чембало и город на целый год перешел в подчинение правителя княжества Феодоро - князя Алексея Старшего. И только в июне 1434 года шеститысячное войско под руководством Кароло Ломеллино сумело подавить восстание и вернуть город под руководство генуэзцев.

В 1475 году Османская империя захватила генуэзские колонии в Крыму и подчинила своей власти крымских ханов. На 300 лет Крымское ханство стало вассалом Османской империи. Инкерман и Балаклава превратились в заштатные городишки, а Херсонес прекратил свое существование и представлял собой руины, которые местные татары называли Сары-Кермен (желтая крепость). Берега великолепной бухты опустели. В конце XVIII путешественники упоминали только небольшую татарскую деревушку Ак-Яр (белый обрыв) на северном берегу Ахтиарской (Севастопольской) бухты.ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!«Город славы», «святой город» - так с греческого переводится название Севастополь.

Свое звучное имя город получил благодаря императрице Екатерине Великой, именно она издала указ основать на берегу большой Севастопольской бухты морскую крепость. История основания Севастополя связана с историей присоединения Крыма к России. Об этом мечтал еще первый российский император Петр, однако свой замысел ему осуществить не удалось. Полуостров стал частью Российской империи лишь в конце 18 века, при Екатерине Второй. Череда побед в русско-турецких войнах вынудила Османскую Турцию подписать мирный договор, позволяющий российским кораблям беспрепятственный выход в Черное море. С этого момента вопрос о создании военно-морской базы у берегов Крыма стал актуальным. Место, где в последствии вырос большой белокаменный город Севастополь, было выбрано не случайно. Здесь располагалась одна из крупнейших бухт мира – Севастопольская. Первым оценил ее достоинства в качестве морской гавани Суворов, полководец писал: «она столь хороша, что трудно описать словами, ее надо видеть!».

Севастополь, подобно Кронштадту на Балтике, был основан как крепость и база военно-морского флота. В мае 1783 года боевые корабли Азовской флотилии вошли в Севастопольскую бухту – так появился «Черноморский флот» Российской империи.

Как был основан Севастополь?

Первые городские постройки появились в 1783 году в районе современной площади Нахимова. В ее окрестностях был построен причал, кузницы, часовня во имя святого Николая, дом первого главнокомандующего Черноморского Флота России – Фомы Фомича Мекензи. Это небольшое поселение именовалось Ахтиар, по названию небольшой татарской деревушки, располагавшейся по другую сторону Севастопольской бухты.
Графская пристань Графская пристань Севастополь
В 1784 году Екатерина Великая подписала указ «Устроить крепость большую Севастополь, где ныне Ахтиар». Исполнить высочайшую волю императрицы, было поручено графу Потемкину. Под его руководством город рос и превращался в мощную морскую крепость. Уже через 3 года весть о крепости Севастополь и Черноморском флоте России облетела мир. Желая увидеть столь долгожданные для Российской империи город и флот, Екатерина Вторая отправляется в Крым. В ее длительном и трудном путешествии приняли участие именитые гости из других стран. Город предстал перед глазами знатных особ, словно бриллиант в драгоценной оправе: удобные морские гавани, живописные холмистые берега, молодой и сильный черноморский флот! Эта картина завораживала и восхищала! Город был по истине великолепен, его облик внушал уважение и трепет.
Судьба Севастополя тесно связана с историей страны, ее правителями и выдающимися личностями.

В одном из «Севастопольских рассказов» — «Севастополь в декабре месяце» Лев Толстой так оценил события Крымской войны 1853–1855 гг.:

Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский.

Толстой был свидетелем и участником этой эпопеи Севастополя.

На военную службу Толстой поступил на Кавказе, когда гостил у своего старшего брата Николая, который был офицером-артиллеристом в Кавказских войсках. В феврале 1852 года он выдержал экзамен на звание юнкера и был зачислен на правах вольноопределяющегося фейерверкером (унтер-офицерский чин) 4-го класса в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады. В конце 1853 года Толстой обратился к генералу М. Д. Горчакову, который приходился ему дальним родственником, с просьбой о переводе его в действующую армию на Дунай, и вскоре был переведен туда.

После высадки неприятеля в Крыму Лев Николаевич, как истинный патриот, подал рапорт о переводе его в Севастополь. Он хотел испытать себя Севастополем, убедиться в своих собственных духовных силах.

Шел второй месяц героической обороны Севастополя, когда в осажденный город прибыл Лев Толстой 7(19) ноября 1854 года. Он ехал в Крым через Одессу, Николаев, Херсон и Перекоп. Дороги были загружены войсками и обозами, тонувшие в непрозрачной грязи. Навстречу шли толпы пленных, тянулись телеги с ранеными, на подорожных станциях не хватало лошадей. С большим трудом удалось получить место в почтовой повозке. И вот, наконец, Толстой в Севастополе. Вспоминая о чувствах, владевших им в те минуты, писатель говорил в рассказе «Севастополь в декабре»:

Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости и, чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах...

В Севастополе от наблюдательного взгляда писателя не скрылось «...странное смешение лагерной и городской жизни, красивого города и грязного бивуака». А люди, казалось, ничем не отличались от других русских людей. В них не было видно никакого особенного энтузиазма и геройства, ни суетливости и растерянности. Каждый спокойно занимался своим делом.

10(22) ноября 1854 года 26-летний подпоручик артиллерии Лев Толстой был назначен младшим офицером в 3-ю легкую батарею 14-й артиллерийской полевой бригады. Батарея в это время находилась в резерве и не принимала участия в боях. У Толстого появилось свободное время. Писатель появлялся во многих местах, где по службе не обязан был находиться, и со страстью художника впитывал новые для него впечатления. За несколько дней он сумел осмотреть весь город, побывать на бастионах и различных укреплениях, поговорить с рядовыми воинами и руководителями обороны. Свое мнение о Севастополе, моральном состоянии русских войск, их стойкости, историческом значении Севастопольской обороны Толстой изложил в письме брату Сергею Николаевичу в ноябре 1854 года:

Дух в войсках свыше всякого описания. Во времена древней Греции не было столько геройства. Мне не удалось ни одного раза быть в деле, но я благодарю Бога за то, что я видел этих людей и живу в это славное время.

15(27) ноября 1854 года батарея, в которой служил Лев Николаевич, была отведена на тыловые позиции под Симферополь в татарскую деревню Эски-Орда (ныне Лозовое). Здесь Толстой находился около двух месяцев.

В 1855 году, вскоре после Нового года, Толстой был переведен из 3-й батареи 14-й артиллерийской бригады в 3-ю легкую батарею 11 бригады, которая стояла на Бельбекских позициях, недалеко от Севастополя. Лев Николаевич был разочарован своим переводом. Он рвался в бой, жаждал деятельности, искал применения своим силам и энергии, а оказался в тылу и в сражениях не участвовал.

Но Толстой часто бывал в Севастополе. Лев Николаевич виделся там со своими товарищами, ходил на передовые позиции, разговаривал с военнопленными и вообще был в курсе всех событий, происходивших в городе.

В одну из своих поездок в Севастополь, в ночь с 10(22) на 11(23) марта 1855 года, Толстой добровольно без разрешения начальства принял участие в ночной вылазке с Камчатского люнета под руководством генерала С. А. Хрулева.

Весной 1855 года, когда враг готовился к штурму и за 4-й бастион шли самые ожесточенные бои, сюда была переброшена 3-я легкая батарея 11-йартиллерийской бригады, в которой служил Толстой. Назначенный квартирмейстером, он приехал в Севастополь на 2 дня раньше своих сослуживцев. 1(13) апреля 1855 года он встречал батарею, переправленную через Северную бухту, и хлопотал о ее размещении на новом месте — Язоновском редуте (укрепление левого фланга 4 бастиона). Это, по словам Толстого, была большая изрытая площадка, окруженная со всех сторон турами (корзинами с землей для устройства защитных насыпей), насыпями, погребами, землянками и платформами, на которых стояли чугунные орудия.

В трехстах шагах от Язоновского редута находилось самое страшное место — передовая 4-го бастиона. Здесь, на земляном валу, были установлены большие морские орудия. Вокруг них те же туры с землей, а перед ними — канатные заслоны, предохранявшие орудийную прислугу от вражеских пуль и осколков.

Толстой так описывает 4-й бастион:

Впереди себя на крутой горе видите какое-то черное, грязное пространство, изрытое канавами, и это-то впереди и есть 4-йбастион.
Подпоручик Л. Толстой дежурил на Язоновском редуте полтора месяца: с 1 (13) апреля по 14 (26) мая 1855 года, меняясь через четверо суток с другими офицерами батареи. Иногда из-за убыли офицеров приходилось стоять по две вахты подряд.

За нахождение во время бомбардирования на Язоновском редуте четвертого бастиона, хладнокровие и распорядительность действий против неприятеля он был награжден орденом св. Анны 4-й степени с подписью «За храбрость». Позднее он получил серебряную медаль «За защиту Севастополя» и бронзовую медаль «В память войны 1853–1856 гг.».

В условиях напряженной боевой жизни Толстой испытывал огромный душевный подъем, прилив сил и энергии. В перерывах между вахтами он работал над повестью «Юность» и писал первый севастопольский рассказ — «Севастополь в декабре месяце». Рассказ был напечатан в журнале «Современник» уже в июне 1855 года.

За свою небольшую историю Севастополю пришлось пережить две обороны:

«Мы любим Отчизну! Но вы нам явились
Примером великой отважной любви!
Одиннадцать месяцев с лишком вы бились
Под адским огнем, утопая в крови»

- писал поэт Григорьев об обороне Севастополя 1854-1855 годах, в Крымской войне (1853-1856 гг.). Крымская война ещё мало изучена исторической наукой. Формально начались споры принадлежности Святых мест и право паломников совершать посещения на Святую землю:

Главный миф Крымской войны: Россия потерпела сокрушительное поражение

Не правомерно так говорить о стране, которая не позволила значительно превосходящей ее по силе коалиции ведущих мировых индустриальных держав и исламского государства изменить геополитическое пространство Евразии.

Но важнее другое. Та цель, которую имела Россия, объявляя войну Османской империи, — сохранение статуса Святых мест — была ею полностью достигнута, что и засвидетельствовал Парижский мирный трактат в соответствующей своей части. Эта победа была достигнута, — хотя и ценой довольно значительных человеческих и материальных жертв.

С другой стороны, открыто декларировавшиеся «крестоносные» цели западной коалиции в этой войне достигнуты не были — той же ценой кровавых потерь и материальных усилий со стороны России.

Крымская война ни в коем смысле не стала для России войной проигранной, но явно была далеко не самой удачной из русских войн.

Миф: советский историк Е.В. Тарле стал первооткрывателем темы Крымской войны и остается таковым более полусотни лет

Нет. Крупнейшее исследование о Крымской войне A.M. Зайончковского было опубликовано еще в 1907 году, а в советской историографии открыл тему в 1933-1935 годах аспирант Е.В. Тарле, затем доцент Исторического факультета Ленинградского университета Петр (Пьер) Федорович Кухарский. Он погиб в блокадную зиму 1941/1942 годов. Е.В. Тарле свои первые публикации предназначал для журнала «Пионер» (1939, №2). В подавляющем большинстве архивных дел, на которые ссылался Е.В. Тарле, включая дневник князя Меншикова, его личной обязательной росписи нет. Выборки документов из архивов ему готовили специально. Возможно, по приказу И.В. Сталина, любившего и баловавшего Тарле, наградившего его своей Премией.

Миф: Е.В. Тарле первым глубоко и всесторонне оценил значение Святых мест Палестины в истории войны

Нет. К этой проблеме обращались русские историки XIX века, но в Советском Союзе эта тема была «запечатана» самим академиком М.Н. Покровским и наркомом А.В. Луначарским. Приоткрыл ряд сюжетов П.Ф. Кухарский (1941). В наши дни на основе вновь открытых архивных документов полномасштабную оценку проблемы Святых мест в контексте не только войны, но и всей внешней политики России середины XIX века, впервые дал историк-востоковед, арабист М.И. Якушев в 2000-2006 годах.

Миф: о войне 1853-1856 годов все известно, она была бесславно проиграна, потому о ней и не пишут

«Забытый мир, затертая война» — так определял эти события профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН В.И. Шеремет еще в 1985-1986 годах (см. его книгу «Османская империя и Западная Европа», 1986, по цензурным соображениям не получившую в названии слов «Крымская война»).

Полная история войны еще не написана. Возможно, ее начало надо отнести к 1849 году — времени «военной тревоги» в англо-русских отношениях и вялотекущих конфликтов. Сталинская эпоха нуждалась в мифе о внезапном нападении союзников и разгроме «прогнившего царизма». В более позднее время историкам намекали, что желательно замалчивать любые неудачи в любое время. Можно было изучать только победы или же отдельные аспекты отдельных проблем. Это не давало возможности в советское время раскрыть проблему в ее полноте. Так, донесения с мест сражений в 1854-1856 годах лежали нераспечатанными с тех лет до 80-х годов прошлого века и не выдавались исследователям как содержавшие «важные секреты».

Существует устойчивое мнение, что столь масштабная война стала полной неожиданностью для России

Действительно, в плане организации внешней разведки в Европе и в Турции царское правительство «проиграло» эту войну задолго до начала боевых действий. Но по настоящему была им проиграна информационная война на тему о Святых местах, реформах и положении христиан на Леванте и на Балканах, развернувшаяся на страницах европейских газет в 1846-1852 годах. Причем самые яркие и организующие общественное мнение Европы статьи, брошюры и т. д. написали тогда не французы, а турецкие разведчики под прикрытием журналистов в Бельгии: Рустем-бей и Саид-бей. Их работы имеются в распоряжении некоторых участников конференции. Е.В. Тарле опирался на книги якобы независимого журналиста Абдолонима Убичини, которого снабжал нужной информацией и субсидиями сам военный министр Порты Али Риза-паша. Таков пример «большой игры» с русскими в XIX веке и даже в эпоху Тарле.

Западные газеты, чтобы отвлечь своих читателей от образов гражданских войн или революций 1848-1849 годов, рисовали в 1849-1853 годах и позже образ «империи зла» — России, которая якобы одна только мешает прогрессу и реформам в Османской империи, преследует Шамиля и антироссийских повстанцев не только в Царстве Польском, но и в Венгрии, на Босфоре, в Анатолии...

Таким образом общественное мнение западных стран заранее подготавливалось к поддержке войны — задолго до начала собственно боевых действий.

История повторяется: сегодня Российская Федерация проигрывает информационную войну и дипломатические сражения в отношении тех земель, которые она кровью защищала в 1853-1856 годах. Так, США разместили военную базу в дельте Дуная, на островах, отторгнутых в 1856 году. А в Румынии, созданной из Дунайских княжеств, за суверенитет которых боролась Россия в 1853-1856 годах, это считают осуществлением своей «национальной мечты» после Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Тогда османская Турция втягивала хана Коканда в антирусские выступления. Теперь США настойчиво ищут плацдармы в Центральной Азии, в бывших советских республиках.

Россия успешно миротворствовала в Ливане в 1849-1852 годах, и державы ей этого не простили, ускорив начало войны 1853 года. Россия успешно помогла развязать в те годы ирано-турецкие пограничные споры. Деятельно, без участия держав, продвигалась в нормализации своих отношений с Японией. Не простили...

Россия миротворствовала в Черногории, в других местах на Балканах. Без участия держав. Не простили...

Миф: проблема Святых мест — повод к войне

Нет. Не просто повод, а одна из главных причин и оснований данной войны.

Дело в том, что лидирующая роль России на Ближнем Востоке и на Балканах как проводника политики, направленной на поддержание равновесия сил на Востоке с опорой на духовно-религиозные, этнические и межконфессиональные факторы, подверглась жесточайшему давлению со стороны Франции, Англии и папского престола. Эта коалиция стремилась вытеснить Россию с традиционно сильных для нее позиций в восточном вопросе. Речь шла о переделе сфер влияния — особенно духовных и моральных, в которых Россия, также традиционно, имела огромный авторитет. И уже за этим следовал передел в военных и экономических сферах, которые также были сильны у России и на Балканах, и на Востоке.

Нужно специально отметить достоинство и прямоту российской внешней политики в этот период, которые выразились в том, что имея моральную и материальную опору в лице десятимиллионного православного населения Османской империи, которое ждало сигнала от России, чтобы подняться за свое освобождение от османского ига, Россия, вступив в войну с Портой за Святые места, не прибегла к этому мощному людскому ресурсу, чтобы использовать его в качестве «пятой колонны».

Миф: Россия обвально проиграла войну

Нет. В военном отношении война Россией была прекращена. Это признали сразу же, например, в прессе США осенью-зимой 1855/1856 годов.

Но самое главное — из всех стран, участвовавших в мирных переговорах, только в России, на следующий же день после подписания мира в Париже, был издан высочайший Манифест «О прекращении войны» (19/31 марта 1856 года).

Главным итогом войны в нем было признано то, что теперь «будущая участь и права всех христиан на Востоке обеспечены» и что «в следствие сего действия справедливости, Империя Оттоманская вступает в общий союз государств Европейских».

Миф: существующий и поныне статус-кво Святых мест Палестины был закреплен высочайшим указом султана Абдул Меджида от 1852 года, в котором падишах якобы «даровал») Иерусалимской Православной Церкви преимущественные права на христианские святыни

Султан вовсе не «даровал» права, а был вынужден уступить ходатайствам императора Николая I, к которому обратились Иерусалимский и Константинопольский Патриархи с мольбой о защите преимущественных прав и привилегий Иерусалимской Православной Церкви на Святые места Палестины в Иерусалиме и Вифлееме от посягательств католиков-францисканцев. В ответ на собственноручное письмо императора (сентябрь 1851 года) к султану с просьбой соблюдать преимущественные права православного духовенства падишах распустил профранцузскую правительственную комиссию и сформировал новую, менее предвзятую, которая подготовила требуемый султанский указ (от февраля 1852 года). После ряда уступок со стороны султана в пользу католиков, допущенных под нажимом французского кабинета, император Николай I направил в Константинополь своим чрезвычайным и полномочным послом князя Менши-кова. Императорский посол добился от султана согласия на издание еще двух фирманов в пользу Иерусалимской Церкви, нейтрализовав последние уступки французам, допущенные Портой после издания фирмана от февраля 1852 года. Именно эти фирманы (от февраля 1852 и апреля 1853 годов), полученные под давлением русской дипломатии, легли в основу так называемого «порядка вещей» или статус-кво (status quo) Святых мест, закрепленного на Парижской мирной конференции и подтвержденного на Берлинском мирном конгрессе 1878 года, который на Западе также считают дипломатической неудачей России.

Данный статус-кво сохраняется и поныне. За него Россия заплатила дорогой ценой — пролитой кровью и жизнями полумиллиона русских солдат и матросов, погибших, получивших ранения и пропавших без вести в ходе «войны за Святые места Палестины» 1853—1856 годов.

Парадоксально, но факт:

Статус-кво преимущественных прав православного духовенства на Святые места Палестины остался и после войны в том самом виде, каким его юридически установили полученные по настояниям России султанские фирманы (февраля 1852 апреля 1853 годов) накануне войны, что и было закреплено и подтверждено в международных договорах 1856 и 1878 годов.

Миф: Россия инициировала и начала войну против «беззащитной» Османской империи, на помощь которой поспешили Великобритания, Франция и примкнувшая к ним Сардиния

Эту мысль легко найти не только у британских и французских историков. Научные открытия советского историка Тарле были широко растиражированы западной историографией: его труды охотно переводились на иностранные языки, а главная книга его жизни — «Крымская война» — получила широкую известность во многих странах мира.

Исторические факты говорят об обратном: 4/16 октября 1853 года Порта объявила войну России. За день до объявления войны, 3/15 октября, османы обстреляли русские пикеты на левом берегу Дуная у Ка-лафата (Видин). 11/23 октября 1853 года — столкновение у Исакчи (обстрел османами проходящей по Дунаю эскадры русских военных судов). 15/27 октября — нападением османских войск на русские укрепления начаты боевые действия на Кавказском фронте.

Доставленное в Петербург известие о деле при Исакчи вызвало 21 октября/2 ноября 1853 года издание Высочайшего Манифеста о вступление России в войну с Османской империей:

18 ноября 1853 г. русская эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова разгромила в Синопской бухте турецкую эскадру, а 19 ноября в районе селения Башкадыклар, севернее крепости Каре, 10-тысячной русской армией под командованием генерала В. О. Бебутова была разбита и обращена в бегство 36-тысячная турецкая армия. Все это заставило союзников Турции Англию и Францию поспешить ей на помощь: в декабре 1853 г. англо-французский флот вошел в Черное море. Началась Восточная, или Крымская, война, одна из самых кровопролитных войн прошлого столетия.

К Англии, Франции и Турции, единым фронтом, выступившим против России, вскоре присоединилось королевство Сардиния. Враждебной по отношению к России была и позиция Австрии, Швеции, США. Война шла на Балтийском и Белом морях, на Дунае и Кавказе, даже на далекой Камчатке. Но главным театром военных действий стал Крым. В начале сентября 1854 г. мимо Севастополя проследовал англо-французский флот. Зная, что город хорошо защищен с моря, противник высадил большой десант к югу от Евпатории с тем, чтобы подойти к Севастополю с суши. 13 сентября 1854 г. в городе было объявлено осадное положение.

Во время сражения при речке Альме в сентябре 1854 г. русские войска под командованием князя А. С. Меншикова уступили превосходящим силам англичан и французов и были вынуждены из Севастополя переместиться к Бахчисараю. Севастополь остались оборонять русские матросы под командованием Корнилова и Нахимова,местным жителям,женщинам и детям.

Целый Севастопольский гарнизон фактически не участвовал в обороне Севастополя. Хотя можно было оставить небольшой воинский резерв для обеспечения охраны тыла и Симферопольского тракта. Началась оборона, продолжавшаяся 349 дней. Ее организаторами и руководителями стали начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В.А. Корнилов и командующий эскадрой вице-адмирал П.С. Нахимов. Так как с суши город не был укреплен, его защитникам пришлось в очень короткий срок построить оборонительную линию, состоявшую из семи бастионов. Восьмой бастион, позднее названный Корниловским, находился на Малаховом кургане - господствующей высоте Корабельной стороны. Руководил строительством укреплений талантливый инженер-фортификатор Э.И. Тотлебен.

Севастопольские бухты в самом начале обороны оказались недоступными для врага: моряки решили затопить часть своих судов, чтобы затруднить прорыв неприятельского флота на внутренний рейд. Преграда из затопленных русских кораблей и меткий огонь береговых батарей вынудили англо-французское командование отказаться от попыток прорыва в Севастополь с моря. Затопление кораблей на внутреннем рейде Севастопольской бухты было трагически для многих флагманов русских кораблей и после спора решили: Затопить корабли:

Более девяти тысяч моряков флотских экипажей влились в состав севастопольского сухопутного гарнизона и стали его главной силой. Корабельные пушки, снаряды, все имущество они перенесли на бастионы, где сразу воцарился безупречный флотский порядок. Даже время там отмерялось корабельными склянками. Высадившийся близ Евпатории - Сак противник нанес крупное поражение русским войскам на реке Альме и обошел Севастополь с востока.

Англичане овладели Балаклавой и расположили там свой флот, французы разбили лагерь в Камышовой бухте. Организовав, таким образом, базы для снабжения своих войск, союзники стали готовиться к штурму Севастополя. 5 октября 1854 г. они предприняли первую бомбардировку города: 126 неприятельских орудий разом обрушили на оборонительную линию огненный шквал. Защитники бастионов выстояли, хотя и ценой больших потерь.

Самой тяжелой утратой была гибель адмирала В.А. Корнилова, смертельно раненного в тот день на Малаховом кургане

: После его гибели во главе обороны встал П.С. Нахимов: 13 октября защитники Севастополя в Балаклавском сражении на голову разгромили английскую кавалерию:

В октябре 1854 года князь А.С. Меншиков решил дать сражение, которое в случае удачи предоставляло возможность выхода в тыл противника и его разгрома.

Собственно, к этому его подталкивал и царь. В письме к главнокомандующему 16 октября он писал: «Когда дойдут 10-я и 11-я дивизии, надеюсь, что во всяком случае найдешь возможность нанести удар неприятелю, чтоб поддержать честь оружия нашего. Крайне желательно в глазах иностранных врагов наших и даже самой России, доказать, что мы все еще те же русские 1812 года — Бородинские и Парижские! Да поможет тебе в том Бог великосердный».

Но князь Меншиков решил дать сражение, не дожидаясь этих двух дивизий. Провести операцию он доверил одному из лучших боевых генералов русской армии П.П. Липранди. Участник Отечественной войны 1812 года, знакомый Александра Пушкина и многих декабристов, он отличался прогрессивными взглядами, имел прекрасное военное образование и боевой опыт.

Павел Петрович Липранди — русский генерал, герой Крымской войныДля нападения на английские позиции выделили отряд общей численностью около 16 тысяч человек.

В ночь с 1-го на 2 октября отряд подполковника А.Е. Раковича — героя Альминского сражения, занял деревню Чоргунь. В старинной Чоргуньской башне установили два орудия батареи 16-й артиллерийской бригады под командованием поручика Ф.И. Максимова.

13 октября в пять часов утра, согласно диспозиции, разработанной П.П. Липранди, солдаты генерал-майора Гриббе заняли деревню Камары, а сотня казаков, вытеснив пикеты противника, — часовню Иоанна Постного. Отряд генерал-майора Ф.Г. Левуцкого, подойдя к Кадыкойским высотам, открыл артиллерийский огонь по редутам противника, занятым турецкими войсками.

Редут Канробера защищали около 500 турок с тремя 12 фунтовыми пушками. Генерал-майор К.Р. Семякин сам повел в атаку солдат Азовского полка.

Турки на редуте Канробера дрались весьма упорно, но, потеряв 170 человек, оставив лагерь и бросив орудия, — отступили.

Видя падение первого редута, остальные «турки, собрав шерстяные одеяла и всякий иной скарб, бросив редуты с орудиями, порох и палатки, с криками «Парни, на корабли!», помчались к Балаклавской бухте».

Бегущих турок прикрыли своим огнем солдаты шотландского полка. Когда опасность миновала, турки стали кричать, благодаря их, «Браво, Джонни! Браво, Джонни!». В Балаклаве англичане встретили турок не так любезно, как шотландцы, — «пощекотав штыками», а моряки — пинками, отпихивая их от пристаней и лодок.

В разгар боя штуцернику 5-й егерской роты Одесского егерского полка Д. Комиссарову пулей оторвало на руке два пальца. «Долго не бросал он своего штуцера, — читаем мы в рапорте генерал-лейтенанта Липранди князю Меншикову, — старался еще зарядить штуцер, но льющаяся кровь мочила и патрон и верное его оружие. Не стало терпения Дементию Комиссарову, и он обратился к офицеру: «Позвольте мне сбегать завязать руку, и не угодно ли пострелять пока из моего штуцера, знатно попадает! А я сейчас же ворочусь». Прибежав через несколько минут с перевязанной рукой, он продолжал «знатно бить турок».

Русские срыли редут №4, находившийся ближе всех к неприятелю. Около него сосредоточилась колонна под командованием полковника А.П. Скюдери, правее — кавалерия генерала И.И. Рыжова, на юго-западном склоне Федюхиных высот расположился отряд генерала И.П. Жабокритского. Установив полевую артиллерию, они открыли огонь по противнику.

На выручку англичанам спешили французы. Оба главнокомандующих — лорд Раглан и генерал Канробер — прибыли на поле боя, на склон Сапун-горы. Заняв высоты с редутами, генерал Липранди выдвинул за Семякины высоты кавалерию генерал-лейтенанта И.Н. Рыжова, приказав ему атаковать бивуак кавалерийской дивизии англичан, расположенной близ Кады-Коя. Но решительные действия шотландцев, огонь английских и французских батарей, вынудили генерала Рыжова прекратить атаку и начать отступление. Их стала преследовать тяжелая английская кавалерия бригадного генерала Джеймса Йорка Скарлета.

На помощь англичанам прибыла французская бригада Винуа, на боевые позиции подошли 1-я дивизия герцога Кембриджского и 4-я дивизия генерала Каткарта.У. Симпсон. Балаклавское сражениеУ. Симпсон. Балаклавское сражение

После атаки И.И. Рыжова, русские кавалеристы, воспользовавшись передышкой, стали устраиваться за правым флангом пехоты. Туда же поставили и эскадроны сводного уланского полка под начальством полковника Еропкина.

На Балаклаву из-за недостатка сил дальше наступать не стали. Напряжение боя спало. Казалось, что все уже позади и «Дело Липранди» небезуспешно завершено. И никто не предполагал, что кульминация этого сражения еще впереди.

Русские из захваченных редутов стали увозить ставшие трофеями пушки. И тогда произошло событие, навсегда сделавшее этот день траурной датой в военной истории Англии.

Подозвав генерала Ричарда Эйри, лорд Раглан, раздосадованный потерей английских крепостных пушек, продиктовал ему записку. Позже узнают ее роковое содержание: «Лорд Раглан желает, чтобы кавалерия быстро пошла во фронтовую атаку и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия. Отряд конной артиллерии может сопровождать. Французская кавалерия у вас находится с левой стороны» (существуют и иные переводы, по смыслу принципиально не отличающиеся). В некоторых источниках приводится и концовка записки: «Начать действия немедленно. Эйри».Роковая записка лорда Раглана

Передать приказ поручили одному из самых опытных наездников, адъютанту генерал-квартирмейстера Эйри, капитану Льюису Эдварду Нолану, прозванному за пристрастие к лошадям «кавалерийским маньяком». Прекрасный кавалерист, капитан Нолан направил свою лошадь почти с вершины довольно крутого участка Сапун-горы к ее подножью, самым кратчайшим путем и вручил приказ лорду Лукану.

Позже тот признавал, что, прочитав записку Раглана, он сразу же осознал ее абсурдность. И не совсем четко понимая, что от него хотят, граф Лукан рысью направился к командиру легкой бригады генерал-майору Кардигану. Граф Джеймс Кардиган был шурином лорда Лукана и тоже принадлежал к высшей британской знати. Поступив в 1825 году на военную службу, через пять лет стал командиром 11-го гусарского полка. Вложив собственные средства, привел его в блестящее состояние. В Англии он славился как знаток и владелец одних из лучших скакунов и отменный наездник. В военных действиях до крымской кампании участвовать ему не доводилось.

Приказ есть приказ. Часы показывали 11 часов 20 минут. И английская легкая конница, держась ближе к Федюхиным высотам, понеслась на правый фланг русских, мимо редутов, с которых вывозили орудия. Они смяли русскую кавалерию и Донскую батарейную и 3-ю батарею.

Лорд Раглан с видимым удовольствием наблюдал за стройными рядами атакующих, в тоже время недоумевая, почему они наступают не в том направлении.

«Это великолепно, но это не война! Это сумасшествие!», — воскликнул французский генерал Боске, наблюдавший натиск английской кавалерии».Атака легкой кавалерииАтака легкой кавалерии

Внезапно, симметрия наступающих англичан расстроилась. Выждав, когда мчавшаяся во весь опор английская конница влетела в долину между Федюхиными высотами и редутами, артиллеристы и колонна Скюдери встретили их сильным огнем. Одесский полк и казаки, отошедшие к Чоргуну, вернулись назад. Из глубины долины на англичан бросилась русская кавалерия. С фланга, со стороны Федюхиных высот, ударили уланские эскадроны полковника Еропкина.

Оторвавшись в пылу боя от своей бригады и получив легкое ранение, лорд Кардиган, думая, что его кавалеристы отступили, сумел прорваться в свой лагерь.

Блестящая атака дорого обошлась Англии. Практически легкая кавалерия перестала существовать. По иронии судьбы одним из первых погиб капитан Нолан. Осколок, выпущенной с Федюхиных высот гранаты, попал ему в сердце. Для русской полевой армии Балаклавское сражение оказалось, к сожалению, единственным удачным боем в Крыму за годы Восточной войны. Тем не менее это событие вызвало в русских войсках колоссальный моральный подъем. В Севастополе праздновали победу и с воодушевлением рассказывали о «храбрых безумцах», ринувшихся прямо на русские пушки.

Лорд Раглан, угнетенный разгромом легкой кавалерии, вначале показал явно заниженные потери: убито 16 офицеров и 176 солдат, ранено 36 офицеров и 341 нижний чин. Сожалел лорд и о количестве убитых чистокровных рысаков — 381, хотя позже подсчитают, что утратили почти 500 скакунов.

На самом деле людские потери союзников в Балаклавском сражении оказались гораздо большими: общие потери только легкой кавалерии — 278 человек, всего англичан — 426 офицеров и нижних чинов (приводятся и другие данные потерь английской легкой кавалерии.).

Виновник трагедии Лорд Раглан «отнесся к последствиям поражения под Балаклавой настолько серьезно, что решил очистить город и перенести английскую базу в Казачью бухту... Очищение Балаклавы находилось уже на полном ходу, когда английский генерал-интендант заявил протест... Генерал-интендант считал, что оттуда он совершенно не сможет довольствовать армию. Раглан пока уступил, но написал английскому военному министру официальную... депешу, подготовлявшую к очищению Балаклавы».Роджер Фентон. Портрет фельдмаршала лорда Раглана. 1855Роджер Фентон. Портрет фельдмаршала лорда Раглана. 1855

Впрочем, эвакуация англичан из Балаклавы в то время не состоялась. И Раглан не решился, и произошли другие события, повлиявшие на ход осады и обороны Севастополя, в том числе — роковое для русских Инкерманское сражение, в котором они потеряли около 12 тысяч солдат, офицеров и генералов.

Общие потери русских в Крыму составили 128 669 человек, союзников — не менее 150 000 солдат и офицеров: 23 000 англичан, 35 000 турок, более 2000 итальянцев и свыше 80 тысяч французов.

Еще в ходе мирных переговоров в Париже английский уполномоченный лорд Кларендой обратился к графу А.Ф. Орлову «с уверением, что он не сомневается в согласии России сохранить в целости под Севастополем и в других местах русской территории могилы павших воинов союзной армии и памятники, воздвигнутые англичанами и французами над кладбищами погибших в бою». Перед уходом из Крыма они нанесли на карты места захоронений.Роджер Фентон. Английское кладбище под Балаклавой. 1855Роджер Фентон. Английское кладбище под Балаклавой. 1855

В 1856 году на месте Балаклавского сражения, на 11-м километре Ялтинского шоссе, англичане установили памятник, сохранившийся до наших дней: обелиск из мраморовидного известняка с надписями на русском и английском языках.

Erected by the British Army A. L. 1856 (Воздвигнут в 1856 г.)

В 1882 году в трех километрах от Севастополя по Воронцовскому шоссе (старая Ялтинская дорога), в 500 метрах южнее, на средства правительства Великобритании было устроено английское военное кладбище. На нем перезахоронили останки английских воинов с других кладбищ. Некрополь получил название — Каткартов холм, по имени генерала Георга Каткарта, там похороненного.Английское кладбище на Каткартовом холмеАнглийское кладбище на Каткартовом холме

Младший сын графа Вильяма Каткарта, в свое время британского посланника в России, кавалера ордена Святого Георгия 4-й степени, Г. Каткарт участвовал в сражении при Ватерлоо, в период осады Севастополя командовал 4-й английской дивизией. Он погиб 24 октября 1854 года в Инкерманском сражении.

На этом же кладбище были похоронены английские генералы: Гольди, Торренс, Кемпбел, Среигвейс... По некоторым данным, на нем имелось около 450 общих и индивидуальных могил. Находилось оно в ведении английского консула. На благоустройство некрополя и для поддержания порядка ежегодно выделялось триста фунтов.

Константин Симонов, посетивший Каткартов холм, писал в 1939 году:

К солдатам на последние квартиры
Корабль привез из Англии цветы,
Груз красных черепиц из Девоншира,
Колючие терновые кусты.
Солдатам на чужбине лучше спится,
Когда холмы у них над головой,
Обложены английской черепицей,
Обсажены английскою травой.
На медных досках, на камнях надгробных,
На пыльных пирамидах из гранат
Английский гравер вырезал подробно
Число солдат и номера бригад.

 

Осматривая кладбище, поэт размышлял:

...уже дряхлеют даты
На памятниках дедам и отцам.
Спокойно спят британские солдаты.
Мы никогда не мстили мертвецам.

Но спокойствие длилось недолго. Во время обороны Севастополя 1941-1942 гг. по холму Каткарта проходили позиции защитников Севастополя. Часть ограды кладбища, сторожки были использованы при строительстве блиндажей и дзотов оборонительного рубежа.

Кладбище сильно пострадало, но в 1944 году оно еще существовало. В феврале 1945 года, находясь в Крыму на Ялтинской конференции, английское военное кладбище посетил премьер-министр Великобритании У. Черчилль с дочерью Сарой. Он побывал также в Балаклаве, на Сапун-горе и в разрушенном здании панорамы.

С легкой руки Черчилля в мире появились танки, военная морская авиация и выражение “железный занавес”. Он в определенное время займет посты министра финансов, министра внутренних дел, министра военного снабжения, министра колоний, дважды сядет в кресло первого лорда адмиралтейства. И, наконец, будет премьер-министром – тоже дважды, в 1940-1945 и 1951-1955 годах.ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!

Черчилль, Рузвельт, Сталин на Ялтинской конференции. Февраль 1945

Во второй каденции премьерства он попытается спасти колониальную империю и отправит британские войска в Кению, в Малайю, на Кипр, в район Суэцкого канала. Но это были напрасные потуги, и Черчилль окажется достаточно мужественным, чтобы признаться: “Империя должна измениться”. Однако при нем ни одна из колоний так и не получила независимости …

С детьми сэру Уинстону повезло меньше, чем с карьерой: они так и не смогли выбраться из-под гнета родительской славы. Сын Рэндольф с юности любил разгул и выпивку. Был неудачником в политике и бизнесе, и ненамного пережил отца. Ни одна из четырех дочерей так и не смогла стать, хотя бы домохозяйкой – горячая кровь рода Мальборо толкала их на всевозможные безумства. Средняя Диана покончила с собой. Старшая Сара превратилась в запойную алкоголичку.

Начиная с определенного момента, премьер уже не мог управлять страной. Он все забывал и путал, его речь стала совсем неразборчивой. В 1955 году патриарху британской политики пришлось уйти в отставку.

Похоронная команда

Интересно, что, когда Черчиллю исполнилось 70 лет, на ВВС создали группу редакторов из восьми человек, которые в момент смерти политика должны были оперативно оповестить английский народ. Они должны были опубликовать некролог по свежим данным, выпустить радиопередачу. Конечно, Черчилль – целый пласт британской истории. Говорят, уже в те годы Черчилль выпивал бутылку коньяка ежедневно и не расставался с сигарой. И при этом умудрился дожить до 91 года, пережив все восемь журналистов с похоронной команды. Чарли, попугай премьера, пережил своего хозяина, и до сих пор, в возрасте 104 лет, утверждает антифашистские лозунги времен Второй мировой.

Умер Уинстон Леонард Спенсер Черчилль 30 января 1965.ПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!Уинстон Черчилль

Пращур Уинстона Черчиля, представитель семьи герцогов Мальборо, погиб в Балаклавском сражении и похоронен в Севастополе.

27 октября 1991 года на вершине холма Каткарта был открыт памятный знак с текстами на английском и русском языках. В этом же году решением Севгорисполкома на холме отведено 1,04 га земли для возведения мемориального комплекса. Проект разработан архитектором К. Злыдиным и В. Ивановым — президентом «КИЦ Севастополь», одобрен представителями Великобритании. В 1992 году начались строительные работы, первый символический камень заложил бывший премьер-министр Великобритании лорд Д. Каллаген. 7 сентября 1993 года открыли первую очередь мемориала.Британский мемориальный комплекс на Каткартовом холмеБританский мемориальный комплекс на Каткартовом холме

В 1998 году прошла частичная реконструкция мемориала по проекту английского архитектора Кена Хортона. В настоящее время решается вопрос о сооружении нового английского мемориального комплекса у поселка Дергачи.

Еще в 1856 году в Лондоне анонимный автор, сделав любопытное описание кладбища на Каткартовом холме, пророчески утверждал, что оно «будет местом паломничества англичан, пока будет существовать Англия». Он оказался прав.

После долгого перерыва, холм вновь стал посещаем. В последние годы здесь побывали многие: посол Великобритании в СССР сэр Родерик Брейтуэйт, контр-адмирал Александр Ричардсон — командующий флотом надводных кораблей ВМС Великобритании, лорд А. Каткарт, потомок Георга Каткарта... В октябре 1998 года в Севастополе побывала очередная английская делегация, среди которой находились посол Великобритании в Украине Рой Стивен Рив, военно-морской атташе каперанг М. Литтлбой и начальник оборонного штаба Великобритании генерал Генри Гетри. У братской могилы англичан, погибших в Балаклавском сражении, генерал отметил, что «мемориалы и памятники существуют не для того, чтобы праздновать годовщины битв, а с целью напоминать потомкам о том, сколько жизней уносят кровавые события, и не допускать их впредь».

Не обошли своим вниманием места былых сражений в Крыму и члены Британской королевской семьи. В сентябре 1994 года в Балаклавской долине, в районе бывшего четвертого редута состоялось открытие памятника "Примирение держав — участниц Крымской войны 1853-1856 гг." Для участия в этой церемонии в Крым прибыли герцог и герцогиня Глостерские с сыном графом Олстерским и послы Франции, Англии, Италии и Турции.

13 сентября высокие английские гости приземлились на Бельбекском аэродроме, где их встречал английский посол в Украине мистер Хеманс. Посетив Балаклаву и отдохнув в Форосе вблизи от печально-знаменитой дачи «Заря» — первого и последнего президента Советского Союза, они прибыли в Севастополь. «Мемориал примирения» явно разочаровал послов, герцога с супругой и графа Олстерского. Вторично использованный, грубо обработанный камень, доставленный со старого городского кладбища, явно не отвечал изысканным вкусам представителей бывшей антирусской коалиции. Скромность памятника несколько скрасили речи городских властей, развивающиеся на флагштоках флаги их стран и мемориальная надпись на английском и русском языке: «В память всем тем, кто погиб в Крымской войне, и за прочный мир между их потомками».

24 октября русская армия потерпела поражение под Инкерманом.

Но и потери противника оказались столь значительными, что англо-французское командование вынуждено было перейти к затяжной осаде города. Обе стороны приступили к совершенствованию своих укреплений. Положение защитников Севастополя оставалось более тяжелым: они имели на вооружении в основном тяжелые гладкоствольные ружья, стрелявшие всего на 300 шагов, а солдаты противника были вооружены нарезными ружьями, стрелявшими на1200 шагов.Оборона Севастополя показала героизм простых русских матросов и содат, среди них особую любовь и популярность в рядах защитников города стал:

Матрос Кошка — легенда обороны Севастополя

Матрос Кошка

Он выделялся своим бесстрашием даже на фоне массового героизма, проявлявшегося защитниками осажденного города. Про него писали столичные газеты, на встречу с ним приезжали Великие князья. Петр Маркович удивлялся своей популярности. Он не понимал, чем вызвано такое внимание к его особе, ведь он, как и всякий патриот Родины, лишь выполнял свой долг.

…В 1828 году на Украине, в селе Ометинцы Каменец-Подольской губернии в семье крепостного крестьянина родился ребенок, которому суждено было стать известным далеко за пределами родного села. Мальчишкой будущий герой Севастополя пас коров, юношей колесил по стране с чумаками, а в 21 год за вольнодумство и свободолюбие был отдан помещицей Докедухиной в рекруты.

Сама того не желая, помещица, решившая проучить смутьяна, сослужила Отечеству неоценимую службу. Благодаря недовольству помещицы осажденный интервентами Севастополь получил защитника, имя которого на протяжении всей осады города наводило на французов, турок и англичан панический ужас.

Матрос становится солдатом

Матрос парусного корабля «Силистрия» Петр Кошка был весел и непоседлив. Жилистый и выносливый, он без труда справлялся с любой порученной ему работой. Говорил он, смешивая украинские и русские слова, и обладал даром непревзойденного рассказчика. Он был душой компании и всегда находился в эпицентре всех событий.

Подобная энергия иной раз вызывала недовольство у офицеров, но после участия «Силистрии» в Синопском сражении 1853 года, когда русские корабли под руководством Нахимова уничтожили турецкую эскадру, а матрос Кошка проявил полнейшее презрение к смерти, на его, в сущности, безобидные выходки стали закрывать глаза.

В 1854 году «Силистрия» была переведена в Севастополь, и часть ее команды, в том числе и Петр Кошка, перешло на более современный корабль «Ягудиил».

Но прославился матрос Кошка не на флоте, а в сухопутных войсках. Долго прослужить на «Ягудииле» не удалось. В сентябре 1854 года к Севастополю подошли английские, французские и турецкие корабли. 13 сентября город был объявлен на осадном положении.

Флот интервентов превосходил российский более чем в три раза. Причем паровых судов во вражеской армаде было в 9 раз больше, чем в российском флоте, поэтому победить врага на море не представлялось возможным. Было принято решение запереть Севастопольскую бухту, затопив на входе в нее семь старых парусных кораблей, а команды и орудия с оставшихся судов перевезти на берег, усилив ими сухопутную оборону города.

Так Петр Кошка стал защитником третьего бастиона Бомборской высоты.

Оборона Севастополя

Положение Севастополя было отчаянным. Огневая мощь противника во много раз превосходила мощь батарей, защищающих город. Объединенная вражеская эскадра вела по городу интенсивный огонь. Только с одного борта противник мог обстреливать город из 1340 орудий, в то время как защитники имели возможность отвечать всего лишь из 115 стволов. В первый же день на Севастополь упало больше 50 тысяч ядер.

Но одержать победу с моря интервентам не удалось. В первые же часы сражения загорелся французский флагман «Париж», пошел на дно турецкий линкор, были сильно повреждены корабли «Шарлеман», «Альбион», «Лондон», «Юпитер» В скором времени эскадра понесла такие потери, что вынуждена была сняться с якорей и отойти подальше в море.

Началась 349-дневная сухопутная осада города. Противник превосходил защитников численностью и вооружением. Осажденные страдали от нехватки продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Снабжение армии было настолько плохим, что в скором времени батареи получили приказ отвечать на 50 снарядов, выпушенных противником, всего 5 выстрелами. Попытки снять осаду с города не давали никаких результатов, и Севастополь держался исключительно на фантастическом массовом героизме солдат.Оборона СевастополяОбъезжая войска, вице-адмирал Корнилов приветствовал солдат такими словами: «Здорово, ребята! Нужно умирать, ребята, — умрете?» — и войска кричали: «Умрем!!!»

Умереть пришлось и самому Корнилову. Он погиб в самом начале осады. Его заменил герой Синопа вице-адмирал Нахимов, пользовавшийся огромным авторитетом среди солдат и матросов. В то время как дела защитников с каждым днем ухудшались, противник наращивал силы.

28 марта была предпринята вторая усиленная бомбардировка, за которой предполагалось произвести штурм. Продолжалась она в течение десяти дней, но ожидаемого действия не произвела. Ночью защитники восстанавливали разрушенные за день укрепления.

Штурм был отложен. Тем временем в войну на стороне интервентов вступила Сардиния. В январе 1855 количество союзных войск под Севастополем уже составляло 175000, в то время как российская армия располагала 85000 на всем полуострове и 43000 в районе Севастополя.

Одни за другими продолжались бомбардировки и штурмы города. Противник осыпал город снарядами из более чем 800 орудий. Но город держался, держался вопреки логике и всем канонам военного искусства. Держался на таких солдатах и матросах, как Петр Кошка:

Вечер 27 августа 1855 года, когда судьба Севастополя уже решена было дано явления высшей милости Господней, когда по наскоровозведнному плавучему мосту через бухту отступали храбрые защитники города туда, где нашли вечный покой их братья по оружию — на Северную сторону.

163 года тому назад, 8 сентября 1855 года окончилась 349-дней оборона Севастополя 1854-55 гг. Она явилась самой яркой страницей Крымской войны. В этот день главнокомандующий военно-сухопутными и морскими силами в Крыму князь Горчаков отдал приказ об уничтожении всех укреплений Южной стороны и переходе русской армии на Северную сторону Севастополя по понтонную мосту. Место для него было выбрано там, где ширина бухте не превышала 960 метров. В седьмом часу вечера начался отход войск,при оружии и развёрнутых знамёнах, и гражданского населения города. На месте, где началась переправа, состоялась традиционная торжественная церемония поминовения героических защитников. Собравшиеся - крестным ходом через бухту направились в храм Вознесения Господня, расположенный на Северной стороне. История этого храма вплетена в историю севастопольской обороны

Храм Вознесения ГосподняПОКУДА СЕВАСТОПОЛЬ БУДЕТ РУССКИМ, РОССИЯ НЕ ИЗВЕДАЕТ СТЫДА!!!До подписания Мирного Парижского договора военные стычки и бои продолжались. Севастополь не сдался и не пал!

«Город славы», «святой город» - так с греческого переводится название Севастополь.

Свое звучное имя город получил благодаря императрице Екатерине Великой, именно она издала указ основать на берегу большой Севастопольской бухты морскую крепость. История основания Севастополя связана с историей присоединения Крыма к России. Об этом мечтал еще первый российский император Петр, однако свой замысел ему осуществить не удалось. Полуостров стал частью Российской империи лишь в конце 18 века, при Екатерине Второй. Череда побед в русско-турецких войнах вынудила Османскую Турцию подписать мирный договор, позволяющий российским кораблям беспрепятственный выход в Черное море. С этого момента вопрос о создании военно-морской базы у берегов Крыма стал актуальным. Место, где в последствии вырос большой белокаменный город Севастополь, было выбрано не случайно. Здесь располагалась одна из крупнейших бухт мира – Севастопольская. Первым оценил ее достоинства в качестве морской гавани Суворов, полководец писал: «она столь хороша, что трудно описать словами, ее надо видеть!»

http://crimea-voyage.info/history/kratkaya-istoriya-hersonesa-tavricheskogo
http://sevmama.info/index/istoriya_sevastopolya/0-2
https://crimeanblog.blogspot.com/2011/04/lev-tolstoy-sevastopol.html
https://www.ronl.ru/shpargalki/istoriya/109497/
http://www.mark5.ru/3/927/index1.1.html
http://poluostrov-krym.com/dostoprimechatelnosti/pamyatniki/balaklavskaya-dolina.html
https://www.mgarsky-monastery.org/kolokol/558


Опубликовано 10.07.2018 в 20:21

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Александр Липенко
Александр Липенко 10 июля, в 22:16 Интересно )) но слишком длинно.Это 10 июня 2018 Текст скрыт развернуть
1
sergey Гончаров
sergey Гончаров Александр Липенко 10 июля, в 22:57 История Севастополя,если написать всё,будет намного дольше! Текст скрыт развернуть
1
Жанна Чёшева (Баранова)
Жанна Чёшева (Баранова) Александр Липенко 11 июля, в 00:02 На Жукова с Пучковым похожи))) Реконструкторы! Это навсегда))) Текст скрыт развернуть
0
Александр Липенко
Александр Липенко 10 июля, в 22:23 вот ещё )) Текст скрыт развернуть
1
Александр Липенко
Александр Липенко 10 июля, в 22:24 ещё Текст скрыт развернуть
1
sergey Гончаров
sergey Гончаров 11 июля, в 00:51 Если взят историю Севастополя с 1853 года до 1865 года,благодаря событиями в Севастополе,мир поменялся.Редкий случай,когда история одного города влияет на мировые события,не считая битву за Москву в 1941 году! Текст скрыт развернуть
1
Алексей Плескач
Алексей Плескач 11 июля, в 02:12 Спасибо огромное! Надо чтобы ВСЕ знали и помнили! Текст скрыт развернуть
1
Господин Никто
Господин Никто 11 июля, в 12:17 Севастополь и его окрестности обильно политы русской кровью и  Севастополь принадлежал и будет принадлежать России. В Этом спокойствие наших границ и  уверенность в своей правоте России и её народа... Текст скрыт развернуть
2
sergey Гончаров
sergey Гончаров Господин Никто 11 июля, в 19:47 Верно! Текст скрыт развернуть
0
Екатерина Балашова
Екатерина Балашова 11 июля, в 15:01 Спасибо!!!! Текст скрыт развернуть
1
sergey Гончаров
sergey Гончаров 11 июля, в 19:54 Хочу заменить,в Крымской войне не было сдано ни одного знамени.Так же и во второй обороне Севастополя 1941-1942 гг..Для любителей футбола,во время обороны Севастополя в 1941 году,из осаждённого Севастополя вёл свои репортажи военный корреспондент Вадим Синявский,основатель спортивной журналистики в СССР,после войны вёл репортажи с футбольных матчей,стадион "Динамо",а потом и "Лужники".Николай Озеров был его учеником! Текст скрыт развернуть
0
Лариса Голден
Лариса Голден 11 июля, в 22:48 Знание прошлого определяет будущее! Документальное, научно-историческое  описание  истории Крыма,  Крымской войны - это большая ценность.  Спасибо автору! Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 12

Последние комментарии

валерии темников
sergey Гончаров
sergey Гончаров
gribovskaya_vikt грибовская
Светлана Митленко
sergey Гончаров
Светлана Митленко
sergey Гончаров
Там неплохо,но это не значит что "хозяин" хороший!
sergey Гончаров Новый суперпарк Братеевская пойма в Москве
Светлана Митленко
sergey Гончаров
Лаврентий Палыч Берия
sergey Гончаров
sergey Гончаров
Олег Хоруженко
Вадим Лебедев
Viktor Konoplev
Олег Хоруженко
Viktor Konoplev
Олег Хоруженко
Viktor Konoplev
Евгений Евстифеев
Евгений Евстифеев
абрам вербин
Я тоже. :) Побыстрей бы только.
абрам вербин Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Viktor Konoplev
Светлана Митленко
Тонко подмечено!
Светлана Митленко Повесть и жизнь настоящего человека
Ирина Оболенская
Viktor Konoplev
Нет, не удивляет!
Viktor Konoplev Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Светлана Митленко
Спасибо Нико!
Светлана Митленко Новый суперпарк Братеевская пойма в Москве
Светлана Митленко
Ирина Оболенская
Viktor Konoplev
Вот такие у нас "патриоты"!
Viktor Konoplev Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Олег Хоруженко
Ирина Оболенская
Ирина Оболенская
Владимир
Владимир Бочаров
Viktor Konoplev
Viktor Konoplev
Viktor Konoplev
ЗаберИте, если можете!
Viktor Konoplev Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Viktor Konoplev
Olga Chernova (Воронова)
vlevin60 levin
чубайса на нары
vlevin60 levin Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Olga Chernova (Воронова)
Галина Щукина
Nikolay Sviridenko
gfgf1956 Niko
*
gfgf1956 Niko Новый суперпарк Братеевская пойма в Москве
gfgf1956 Niko
Кто о чем, а вшивый о бане.
gfgf1956 Niko Новый суперпарк Братеевская пойма в Москве
Александр ААА
редкий гандон
Александр ААА Слезы Чубайса - Энергетика России возвращается под контроль государства
Амфибрахий Дактилев
абрам вербин