Жанна Чёшева (Баранова) предлагает Вам запомнить сайт «Мы из Советского Союза»
Вы хотите запомнить сайт «Мы из Советского Союза»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Война в Чечне. Воспоминания участника. Часть 2

развернуть

Война в Чечне. Воспоминания участника. Часть 2Как генерал Анатолий Куликов не дал Шамилю Басаеву стать Муссолини для Чечни

Глава из романа «Ностальгия по бессмертию». Автор: вице-президент Фонда «Дань памяти». Историк, член Союза писателей России, генерал-майор в отставке А.В. Фурс.

Предыдущие публикации глав:

Здесь

Здесь

Дерзкий налет на Будёновск, безжалостные кровавые расстрелы, захват роддома этого города, ультиматум правительству России и объявление о начале переговоров в Грозном федерального правительства и сепаратистов мгновенно сделали одного из чеченских полевых командиров Шамиля Басаева печально знаменитым. Черная борода, отрешённый суровый взгляд фанатично горящих темных глаз человека, готового и решившегося на все, смотрел на россиян и иностранцев с телеэкранов, первых страниц газет и обложек журналов.

В Чечне, в стане сторонников Дудаева - ликование и подъем. В переговорах по радио чеченские полевые командиры этого не скрывают. А ещё совсем недавно, судя по этим же радиоперехватам, боевики были в полном отчаянии. Теперь, зажатые со всех сторон федеральными войсками и подразделениями министерства внутренних дел, разрозненные по территории, они получили большую надежду выйти из критической ситуации, получить передышку, восстановить свою боеспособность и управление распылёнными боевыми отрядами.

Сегодня, в первый день переговоров представителей федеральной власти и представителей руководства самопровозглашённой Ичкерии, к заранее прибывшим Николаю Семёнову, руководителю территориального управления федеральных органов исполнительной власти в Чеченской республике, его первому заместителю Владимиру Зорину и командующему объединённой группировкой федеральных войск в Чечне генерал-полковнику Анатолию Куликову присоединились Аслан Масхадов, начальник главного штаба вооружённых сил непризнанной Ичкерии, и полевой командир Ширвани Басаев, брат Шамиля.

Ещё в конце мая 1995 года Аслан Масхадов как начальник главного штаба вооружённых сил мятежной Чечни неоднократно обращался к командованию федеральных сил с предложением начать переговоры. Но известно и другое, что упоминалось неоднократно, – несколько самых боеспособных отрядов боевиков тоже в конце мая Масхадов стал пытаться выводить на равнинную часть Чечни.

30 мая 1995 года Масхадов обратился к генералу Геннадию Трошеву с письмом, в котором выразил надежду «мирного исхода этой бессмысленной войны» и предлагал не провоцировать эскалацию боевых действий. Известно что неоднократно по радиосвязи Масхадов обращался и к командующему группировкой федеральных войск Анатолию Куликову с предложением начать переговоры. А в начале июня по их обоюдной инициативе состоялась секретная встреча по поводу возможности переговоров. И вот теперь Масхадов уже - на официальных переговорах, санкционированных правительством Российской Федерации.

Я, как начальник пресс-центра командующего группировкой федеральных войск в Чечне, по решению генерал-полковника Анатолия Куликова, стал его помощником и советником на официальных переговорах. Перед началом переговоров быстро знакомлюсь с расположением миссии ОБСЕ. Очевидно в аренду у одной из состоятельных семей Грозного ОБСЕ получило в распоряжение большое, высокое, с просторным крыльцом, почти квадратное здание, с несколькими комнатами и залом, ставшим местом официальных переговоров. В уютном, полностью заасфальтированном дворе находилось также немаленькое по размером, но приземистое каменное одноэтажное здание, в котором, как выяснилось позже, проживали члены миссии ОБСЕ, и располагался обслуживающий персонал, занимавшийся и обеспечением питания. Во дворе миссии ОБСЕ имелась и большая с крышей открытая летняя пристройка с объёмным обеденным столом и широким диваном в глубине пристройки справа от обеденного стола.

Общую картину места расположения миссии ОБСЕ дополняли две продолжительных глухих высоких стены соседних домов справа и слева, которые образовывали ограждённый периметр двора, и большой высокий, значительно выше среднего человеческого роста, металлический забор, покрашенный в зелёный цвет, с металлическими въездными воротами и калиткой. Во дворе и за основным зданием в огороде росли абрикосовые и вишнёвые деревья. Кирпичный общий туалет, за основным зданием в начале огорода, закрывался одной добротной деревянной дверью, на которой с внутренней стороны, для разнообразия жизни и сохранения чувства юмора, сотрудники миссии ОБСЕ на английском, немецком и французском языках закрепили инструкцию о пользовании туалетом. Пользователям туалета рекомендовалось экономить туалетную бумагу в связи с трудностью её доставки в Грозный, а также не искать слива воды, поскольку он отсутствует.

Мне не дано знать, что в недалёком будущем здесь, в этом дворике ОБСЕ, предстоит пережить самые жуткие в жизни и полные безысходности, огромного отчаяния минуты и часы, когда в реальной опасности окажутся все, кто находился тогда в миссии ОБСЕ. Это произойдёт, когда одна большая трагедия одной семьи в Грозном позовёт к себе в союзницы драматические и непростые события.

На первой встрече, которую вёл всё тот же руководитель миссии ОБСЕ в Грозном Шандор Месарош, основной темой стало уточнение состава участников переговоров и их полномочий. Руководитель делегации сепаратистов Усман Имаев, главный прокурор Ичкерии, в первый день переговоров не прибыл и пояснения по составу делегации представителей Дудаева делал Масхадов. По его словам Имаев задержался по каким-то техническим причинам и должен прибыть в ближайшее время. Со стороны делегации от российского правительства ожидалась прибытие главы делегации заместителя министра по делам национальностей России Вячеслава Михайлова и его заместителя президента Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадия Вольского. Вольский одновременно являлся и руководителем рабочей группы по Чечне при президенте России.

Остроту первому дню переговоров придало предложение Куликова и Зорина дудаевцам принять совместное заявление, осуждающее террористический акт Шамиля Басаева. Дудаевская делегация из-за этого предложения попадала в ловушку: отказаться от осуждения террористического акта Басаева они не могли, так как сразу попадали в общественном мнении россиян и зарубежных граждан в соучастники крупнейшего кровавого террористического злодеяния. А принять участие в официальном осуждении террористического акта Басаева означало отрицать его роль как героя кровавого рейда в Будёновск, благодаря которому и начались переговоры федералов и сепаратистов. А это означало ещё и потерять лицо и авторитет у своих вооружённых сторонников-сепаратистов, а практически, у большинства чеченцев и всего населения Чечни, пережившего массовые бомбардировки федеральной авиации. Они все хотели, просто жаждали наступления мира любой ценой!

Эту двойственность ситуации для них Аслан Масхадов и Шарвани Басаев свели к необходимости дальнейших консультаций уже в полном составе делегации и определении формы осуждения террористического акта Шамиля Басаева.

Ширвани Басаев по этой ситуации сказал то, что я уже слышал во время административного десанта в Ножай-юрт от назначенного там главы администрации:

- Думаю, ребята в горах поймут!

Но Куликов и Зорин настойчиво продолжили давление на представителей Ичкерии и потребовали от сепаратистов дать обязательство содействовать федеральным властям к выдаче и задержанию Шамиля Басаева.

Переговоры, несмотря на их остроту по поводу осуждения и выдачи Шамиля Басаева, всё же в общем-то идут вяло, так как основное внимание всех участников и от федерального центра, и от дудаевцев приковано к событиям в Буденовске. Там – главное! Сегодня все ждут развязки. Известно, что прямые переговоры по телефону с Шамилем Басаевым ведет Виктор Степанович Черномырдин. Ходят слухи, что все переговоры руководством страны ведутся, чтобы выиграть время и все же взять штурмом здание больницы в Буденовске.

Руководитель миссии ОБСЕ Шандор Месарош в полдень объявляет перерыв. Участники переговоров собрались у современного цветного телевизора, подвешенного под крышей крыльца основного здания ОБСЕ. Рядом с генерал-полковником Куликовым и со мной стоят и смотрят программу Аслан Масхадов и Шарвани Басаев. На их лицах напряжение и тревога. Все чеченцы, и не только сторонники Дудаева, высоко оценивают и гордятся внутренне акцией Шамиля Басаева, но всё же опасаются тотального возмездия.

Продолжает гневно бурлить вся Россия, все требуют жестоко наказать террористов во главе с Шамилем Басаевым. Нам известно и чеченцам тоже, что особенно возбуждено население в приграничных районах с Чечней, на юге России. Казаки на своих сходах, другие граждане на митингах требуют выдать всем оружие и незамедлительно выступить на территорию Чечни и покарать боевиков. Известно и о том, что раздаются призывы выселить опять всех чеченцев с территории Северного Кавказа, на этот раз в один из необитаемых и труднодоступных районов Сибири. Спецназовцы силовых структур рвутся в бой. Они готовы выполнить задачу любой сложности. Затронута их честь и достоинство, честь и достоинство России этим крайне жестоким, вероломным террористическим актом в Будёновске.

Мы - все участники переговоров, представители федерального центра и самопровозглашённой Ичкерии, несколько сотрудников миссии ОБСЕ представляющие Францию, Канаду, Швейцарию, венгр Шандор Месарош - смотрим прямую трансляцию о происходящих событиях в Будёновске. На телевизионном экране крайне усталое лицо главы правительства Виктора Степановича Черномырдина. Он ведет прямой диалог с Шамилем Басаевым. На Черномырдине – огромный, несоизмеримый ни с чем из прежней мирной жизни, груз ответственности. Впервые за всю ещё молодую историю России после развала Советского Союза женщины и дети оказались заложниками террористов.

И вот между Виктором Степановичем Черномырдиным и Шамилём Басаевым закончилось уточнение гарантий безопасности боевикам и согласование последних деталей выдвижения и маршрута участников террористического акта назад в Чечню. Телевидение уже ведет прямой репортаж из Буденовска. Автобусы с террористами и их заложниками начинают движение. Слышен усиленный громкоговорителями голос, команды милиции собравшимся горожанам:

- Уберите детей, отойдите от дороги!

Медленно тянутся по городу семь автобусов, окна закрыты занавесками, иногда из них выглядывают лица бородатых людей и заложников. В автобусах 73 боевика Басаева, вместе с ними рядом 114 добровольцев-заложников, в их числе 16 журналистов и 9 депутатов палат Федерального Собрания. По требованию Басаева в колоне находится рефрижератор с телами погибших боевиком.

Ещё совсем недавно, 17 июня, генерал Куликов на свой страх и риск вертолетом из Грозного в Будёновск доставил брата Шамиля - Ширвани Басаева и их старшего двоюродного брата. Ширвани и его старший двоюродный брат пытались уговорить своего брата, Шамиля, освободить женщин и детей. И 79 человек совершенно больных и наиболее слабых Шамиль всё же отпустил.

И тогда же во время этого полёта и тревожного пребывания в Буденовске состоялось наше первое знакомство с Ширвани Басаевым. Сегодня, в дворике ОБСЕ, он как бы оправдываясь, рассказал мне, что послужило толчком для террора в Буденовске:

- Когда бомбили Ведино, мы с Масхадовым подъезжали к нашему дому, где был штаб. Нас остановили несколько русских женщин - солдатских матерей которые искали своих сыновей. Это и спасло нам жизнь. Бомба взорвалась, когда до дома нам оставалось доехать примерно сто метров. Погибли 11 человек, среди них наши родственники, в том числе двоюродная сестра - девочка, которую все очень любили, особенно Шамиль. Грудной ребёнок и жена Шамиля из Абхазии. Он поклялся отомстить, собрал друзей и своих товарищей и пошел на Буденовск.

От Ширвани я узнаю, что чеченцы приложили максимум усилий, чтобы узнать номер борта самолёта и фамилию летчика, бомбившего Ведино. Эту информацию он сообщил с некоторой долей нескрываемого презрения к продажности некоторых людей в погонах:

- Мы хорошо заплатили, и нам всё рассказали.

Масхадов, по его словам, случайно узнал о подготовке Шамиля Басаева к террористическому рейду в Будёновск и отговаривал его, приводил доводы что федералы только ещё больше усилят бомбёжки и репрессии.

Я слушаю Ширвани и Масхадова, а мысли о другом: Шамиль Басаев для его соратников и чеченцев, всех пострадавших от бомбежек и действий федеральных войск – всё же национальный герой. Да, это действительно так - он единственный, кто добился от правительства России гарантий немедленного прекращения боевых действий, обстрелов и бомбардировок с 18 июня 1995 года. К тому же достиг невероятного и немыслимого – начала переговоров федеральной власти и правительства сепаратистской самопровозглашённой непризнанной Ичкерии.

Шамиль Басаев объявил кровную месть целому государству – России, за бомбёжку своего дома и гибель своих родных и близких. И его кровавый коварный успех можно проклинать, обличать позором захват больницы, беременных и больных слабых женщин. Но это – всё же временная победа, передышка для всех сепаратистов и реальный шанс для их спасения. И всеобщий подъём их надломленного боевого духа – Россию можно бить так, что она пойдёт на уступки! И при этом главное требование, объявленное Басаевым в Будёновске - вывод федеральных войск из Чечни.

Приходили и другие мысли: теперь Шамиль Басаев не остановится. Его остановить может только его собственная гибель. Он теперь заложник своей мрачной и немалой славы, сделавшей его значимой фигурой в чеченской войне. И это положение, его кровавая слава будет обязывать Шамиля Басаева предпринимать всё новые и новые действия. Слава – это наркотик для всех героев и антигероев. И здесь передозировки не бывает. И несомненно у Басаева будут последователи, как убеждённые сепаратисты, так и просто шизофреники, жаждущие своей славы и значимости, и не имевшие возможности и примера, как проявить себя.

Война в Чечне нарушила ранее привычный уклад жизни и русских, и чеченцев, и жителей других национальностей Ичкерии. Чечня стала бандитским, разбойничьим непризнанным государством, в котором, как в огромном омуте, скрывались преступники и бандиты России и не только Россиии. Беспредел со стороны сепаратистов, а нередко и со стороны федералов, постоянные ожидания беды, страх и неопределённость имеют сходство с постоянной страшной зубной болью у всех живущих в Чечне. И многие винят в своём бедственном положении правительство России.

Определен маршрут движения Шамиля Басаева и его боевиков - через всю Чечню в Ведино, с остановкой в Грозном! Есть оперативная информация: тысячи чеченцев, сотни машин собираются сопровождать Басаева в его в триумфальном движении от административной границы по Чечне.

Это все говорит о том, что Шамиль Басаев планирует и может совершить еще не один дерзкий шаг в сложившейся ситуации. И эти действия могут привести к катастрофе. Представить это очень просто: Шамиль Басаев, получивший гарантии безопасности от Виктора Степановича Черномырдина, в сопровождении заложников, журналистов и депутатов, в сопровождении многотысячной толпы и множества машин триумфально въезжает в Грозный и диктует свои условия, выдвигает новые требования. Вероятнее и скорее всего - вывести федеральные войска из Грозного.

Также, когда-то давно, триумфально, без выстрелов, в октябре 1922 года, с многочисленной толпой сторонников в Рим пришел Бенито Муссолини. Пришел и взял власть в свои руки. Потому что правительство не посмело стрелять в народ.

Вряд ли и правительство России примет решение очистить силой оружия Грозный от Шамиля Басаева и его сторонников, потому что у Басаева добровольные заложники - депутаты Госдумы, российские и иностранные журналисты. И тогда может быть придется вновь испытать унижение российскому правительству, выполняя требования коварного кровавого террориста.

В свою очередь у Шамиля Басаева, чтобы он ещё ни сотворил в Грозном, уже есть полная индульгенция у всех правозащитников Запада и восточноевропейских стран, в Прибалтике, в Закавказье и на Украине. Да и в России тоже. Все его оправдают только одними фотографиями Грозного, превращённого бомбёжками авиацией федеральных вооружённых сил в ужасающие сплошные руины, под которыми погребены тысячи людей, в том числе дети, преимущественно русские. Бомбёжки оставили без жилья, имущества и средств к жизни подавляющее большинство жителей столицы Чечни - русских и чеченцев, людей других национальностей.

Успешный террористический акт, закончившийся выполнением ультиматума правительством России по освобождению заложников и предъявленных политических требований, практическое признание как равноправного правительства сепаратистской Чечни, на начавшихся переговорах, несомненно будет иметь весьма тяжёлые последствия для России и её политики на Северном Кавказе, да и в международной политике тоже.

За рубежом политики и СМИ делают уничижительный для российского руководства вывод: «Миллионы телезрителей увидели, как воинственные выступления быстро сменились покорным согласием выполнить требования террористов. Российская общественность в конце концов увидела, как громкие слова о величии России и непобедимости ее армии оборачиваются пустыми фразами».

На ситуацию в Буденновске отреагировали почти все политические партии Украины. Радикальная националистическая Украинская национальная ассамблея (УНА) полностью поддержала действие Шамиля Басаева. УНА заявила, что русским надо было дать почувствовать, что значит быть чеченцами, а у чеченцев не было другого пути для прекращения войны у себя дома. О поддержке сепаратистов Чечни со стороны УНА, в том числе и по отправке добровольцев из Украины участвовать в боевых действиях против российских федеральных войск, информация поступала и раньше.

Анатолий Лупинос, один из лидеров УНА, изложил свою версию личного мотива для террористического акта у Шамиля Басаева. Согласно этой версии, неправдоподобной и абсурдной, российские военнослужащие, якобы, 4 июня 1995 года вывели из дома и расстреляли 11 членов семьи Бааева.

В свою очередь, после событий в Буденновске, социалисты Украины заявили, что надо запретить деятельность всех полувоенных организаций, в первую очередь УНА. При этом социалисты отметили, что Буденовск – хороший и грозный урок всем сторонникам мира, который подтверждает необходимость объединиться для борьбы с терроризмом.

Лидер Руха Вячеслав Чорновил выдвинул совершено парадоксальное утверждение что события в Буденновске инспирированы российскими спецслужбами, чтобы нагляднее показать, что федеральные войска России ведут справедливую войну против чеченцев.

Встревоженные силовые министерства Украины провели совещания для выработки плана действий на границе с Россией для предотвращения проникновения террористов на территорию Украины.

«Радио Свобода» откровенно заявило: «Для чеченцев, которые находятся здесь, Басаев совершил героический поступок, и их логику, если нельзя принять, то можно понять. Вся Чечня развалена, и нет никакой возможности воевать против такой махины, какой является российская армия, но беспредельное отчаяние и тяга к свободе могут снова породить то, что произошло в Буденновске».

«Подогревая» ситуацию по поводу того, удержит ли Россия Чечню в составе федерации, и какой это будет сделано ценой, «Радио Свобода» цитировало известного американского публициста Дэвида Ремника, утверждавшего, что конфликт продолжится до того времени, пока Чечня не будет признана независимой. При этом делалась ссылка и на знаменитого писателя Солженицына, который, по информации «Радио Свобода», сказал в своём интервью, что Чечня должна быть независимой.

«Голос Америки» процитировал известного американского политолога Дмитрия Саймса, оценившего действия федеральных войск в Чечне по восстановлению правопорядка, как систематическое уничтожение мирного населения российской армией в Чечне. И подчеркнувшего крайнюю опасность подобных действий для России и для её граждан, что и показал Будёновск.

Другой американский политолог Леон Арон заявил, что зверства чеченских боевиков ни в коей мере не оправдывают ведения боевых действий против Чечни. А после событий в Будёновске говорить о каком-то укреплении российских позиций в мире, по его мнению, не приходится.

«Балтимор сан» в свою очередь декларировала: «Значительная часть того, что было потеряно отрядами Джохара Дудаева за время боев, была возвращена назад террористами, которые нанесли удар России далеко от театра боевых действий».

Понятно, что события в Будёновске и в Чечне используются Западом и как аргумент расширения НАТО и приближения к границам России. Психологические операции устрашения населения России новыми террористическими актами и содействие этим террористическим актам со стороны зарубежных исламских террористических центров будут создавать атмосферу неуверенности и страха на территории всей нашей страны.

Имя Шамиля Басаева уже действительно превзошло по своему политическому весу, по своей значимости, авторитету и звучанию в мировой и российской политике имя Джохара Дудаева. Западногерманская «Тагесшпигель» выразила преобладающее мнение на Западе: «…может быть Шамиль Басаев беспощадной операцией по взятию заложников в Буденновске вынудил Россию прекратить войну в Чечне? Может быть ему удалось добиться того, чего не смогли добиться совместными усилиями Билл Клинтон, Гельмут Коль и другие? Несомненно одно – в Буденновске появился человек, пользующийся у себя на родине гораздо большей популярностью, чем Джохар Дудаев. Возможно, он станет символом сопротивления маленького народа могущественной России, и наверняка найдутся те, кто захочет повторить его поступок».

Да, нет никаких сомнений, что Басаев сделает всё, чтобы выставить ещё один ультиматум правительству России – на этот раз вывести федеральные войска из Грозного. И сделает это эффектно в Грозном, в окружении пяти тысяч легковых машин, готовых сопровождать его в столицу Чечни от её границы, и многочисленных добровольных заложников, которые едут с ним из Будёновска. А среди них, как уже известно, девять депутатов, 17 журналистов - представители СМИ. И теперь уже командование федеральных войск во главе с Куликовым окажется в жёсткой ловушке, а реально, в капкане. Бездействовать будет нельзя в условиях угрозы захвата Грозного, а действовать и применять оружие невозможно. Это будет ещё один оглушительный удар по престижу федеральной власти России, её дееспособности, и этот удар может привести в роковое ускоряющееся сепаратистское движение другие республики Северного Кавказа, возможно Татарстан и Башкирию.

Да, это точно, у Басаева есть все шансы, если его не остановить, стать новым Муссолини для Чечни и всей России. И вся ситуация, чтобы помешать этому, сейчас оказалась в руках одного единственного человека – генерала Куликова. Не от главы правительства России и не от многочисленных российских спецслужб, которые очень далеко, зависит ликвидация назревающей новой, крайне опасной ситуации, они своё неудачное слово уже сказали, теперь слово за Куликовым! За размышлениями я и не заметил, как ко мне приблизился вплотную генерал Анатолий Куликов и тихо задал вопрос, имея в виду телевизионный репортаж о начале движения колоны боевиков Шамиля Басаева из Будёновска:

- Что скажешь?

Я ответил, воспроизвел засевшую в памяти мысль:

- А ведь Басаев может стать Муссолини для Чечни!

- Не понял, - голос командующего выражал удивление, даже лёгкое раздражение - при чем здесь Муссолини?

Я подробно докладываю командующему свои соображения с исторической аналогией. Он меняется в лице и коротко приказывает: «Пошли со мной!». Мы пересекаем дворик ОБСЕ, подходим к аппарату правительственной связи, у которого дежурит офицер связи. Буквально через несколько минут Куликов докладывает возможную ситуацию и последствия с походом Шамиля Басаева в Ведино через Грозный Виктору Степановичу Черномырдину. Возникает пауза. Закрыв телефонную трубку рукой, Куликов поясняет мне: «Виктор Степанович потребовал карту!». Через две-три минуты разговор закончен. И я получил новую команду:

- Все в порядке, быстро в машину, уезжаем в Ханкалу!

Мы быстро прощаемся с другими участниками переговоров. Я вижу удивленные вытянувшиеся лица Аслана Масхадова, Ширвани Басаева. У них на лицах один немой вопрос: «Что случилось? И что замышляет командующий Куликов?». А Куликов, уже проходя мимо них, твёрдо ответил на этот немой вопрос:

- Я Шамиля в Грозный не пущу!

Мы садимся в скромный, видавший виды, покрытый пылью милицейский УАЗик. Охрана командующего, в виде двух бронетранспортеров, его личный специальный УАЗ на шесть мест, где два последних места для сопровождающей охраны, остаются у ворот миссии ОБСЕ. Мы сильно рискуем без двух «штатных» неповоротливых БТР охраны, но выигрываем во времени, петляем по Грозному, пытаемся ехать по кратчайшему пути. Заезжаем в тупик, спрашиваем у удивленных появлением трёхзвёздного российского генерала чеченцев название и где улица, ведущая к дороге на Ханкалу.

Я не задаю вопрос командующему, но он чувствует мой интерес к содержанию разговора с Черномырдиным и поясняет:

- Виктор Степанович сказал, что изменить маршрут движения Шамиля Басаева уже не может, он объявил маршрут на весь мир и колона уже в пути. Но разрешил действовать под мою ответственность.

И вот преодолев последний самый пыльный участок дороги с основной трассы, мимо дач в Ханкале, мы приехали в расположение штаба внутренних войск.

Куликов стремительно ворвался в свой кабинет, отстранив у входа рукой дежурного офицера и генерала Широкова по поводу их докладов и бросив им короткую фразу:

- Потом! Всё потом!

Сел за стол и задал кратко вопрос:

- Как у тебя почерк?

Я так же коротко ответил:

- Не очень.

Куликов задал еще один вопрос:

- Ты видел как заместитель министра, он же командующий, пишет сам приказы и распоряжения? Сейчас увидишь!

Куликов спешит. Он быстро своим ровным, аккуратным почерком написал распоряжение об изменении маршрута колоне Шамиля Басаева: по территории Дагестана и затем через Дарго в Ведино. Свое решение в распоряжении он объяснил, что только так гарантирует Шамилю Басаеву и его отряду безопасность.

Колонна Басаева в пути. Чтобы ее остановить, надо выставить мощный заслон бронетехники на пути следования, создать блок посты. Куликов экстренно выходит на связь с генералом Трошевым и отдаёт приказ быстро выдвинуть и поставить на пути следования Басаева три танка, танковый взвод. Ещё отдал команду командующему авиацией внутренних войск полковнику Егунову быть в готовности поднять в воздух вертолеты, доставить и передать Басаеву распоряжение с требованием изменить маршрут, распоряжение с подписью командующего группировкой федеральных войск и печатью.

Я пытаюсь проявить инициативу и предлагаю свою кандидатуру для полёта к месту будущей остановки колонны Басаева для передачи распоряжения командующего Шамилю Басаеву изменить маршрут.

Куликов жёстко, но с добродушной усмешкой пресёк эту мою инициативу:

- Не лезь куда не надо. Посмотри сам на себя, форма на размер больше, сидит на тебе мешком. Ты эту форму срочно замени! Погоны без полковничьих звёздочек. И как можно догадаться что ты - полковник? С псевдонимом вместо фамилии: ты никто и зовут тебя никак! Здесь генерал нужен, внушительный генерал!

И вот распоряжение готово, подписано Куликовым и поставлена печать. В качестве ответственного за передачу решения об изменении маршрута Басаева, маршрута утверждённого главой правительства России, Куликов избрал генерал-майора Кузьмина, заместителя командующего группировкой внутренних войск в Чечне по воспитательной работе. Рослого, внешне действительно весьма представительного и статного, со строгим и жёстким взглядом. Деликатность заключалась в том, что Кузьмин уже собирался в этот же вечер, по замене, вылетать в Моздок, а потом домой в Поволжье, в свой округ внутренних войск и к своей семье, которую не видел сорок пять дней. Но получив приказ, ответил твёрдо, без колебаний, с достоинством:

- Задачу, товарищ командующий, понял, разрешите выполнять!

Все распоряжения Куликов отдал заранее, все предусмотрел. Отдал приказ генералу Геннадию Трошеву немедленно направить для перекрытия дороги Басаеву три танка - таковых взвод. Я мысленно ещё раз утверждаюсь в том, что к Куликову в группировке войск в Чечне среди генералов и офицеров исключительное уважение. Его слово – закон! Он требователен, строг, но не опускается до мелочных придирок и долгих разносов за совершенные ошибки и промахи. Когда надо внимательно выслушает, считается с оценками и мнениями других, если эти мнения того заслуживают. Собран, обладает волей руководителя. Решения принимает незамедлительно, не боится брать ответственность на себя. И не спешит в случае неудачи сбросить эту ответственность на подчиненных. Качество, увы, редкое среди современных больших военных да и гражданских руководителей тоже.

У территории большого городка внутренних войск, неподалёку, сразу за забором, на полевом аэродроме раскручивали лопасти винтов два вертолета. Один – для генерала Кузьмина, другой - вертолёт огневой поддержки для убедительности и исключения провокации по отношению к вертолёту, которому предстояло приземлиться на пути остановки колоны Басаева. Экипажи были в полной готовности к вылету.

Генерал Кузьмин четко выполнил указания командующего Куликова. Маршрут движения после долгих споров и препирательств Басаев и его колонна всё же изменила. Свою роль сыграли и три танка танкового взвода, как будто ниоткуда возникшие и перекрывшие дорогу. Говорили, что Басаев отойдя в сторону от автомашин, когда генерал Кузьмин уже был в вертолёте, расстрелял с досады в воздух магазин патронов автомата АК. И всё же дал команду двигаться по изменённому маршруту.

На следующий день СМИ взорвутся вопросами: почему изменили маршрут? Но это будет не важно. Главное, что Анатолий Куликов не дал Шамилю Басаеву триумфально войти в Грозный, захватить столицу Чечни и стать новым Муссолини для Чечни и всей России. И это в июне 1995 года спасло Россию от нового рокового позора, новой опасности, новых серьезных столкновений и многих, очень многих ненужных жертв.

Да, несомненно, генерал Куликов совершил невозможное и изменил уже утверждённый главой правительства России и объявленный на весь мир маршрут движения Шамиля Басаева. Взял на себя ответственность, даже не учитывая, что в случае отказа Шамиля Басаева подчиниться и изменить маршрут, последствия могут быть катастрофическими для всех ехавших в басаевской колонне добровольных заложников, и для военной судьбы самого генерала Куликова. Он об этом не думал, как в длительной шахматной партии он стремился отыграть пока только один, но очень важный, ход, у триумфатора – террориста.

Но жизнь продолжится, и уж точно завтра будет информационный взрыв, и будет много новых и новых вопросов: почему и на каком основании командующий Куликов изменил, а фактически отменил утверждённый Черномырдиным маршрут движения автомобильной колоны боевиков Басаева через Грозный и направил эту колону по другому маршруту через Дагестан в Ведино? И обвинения, что он подвергал опасности и создавал угрозу для жизни добровольных заложников. Завтра новые задачи предстоит решать командующему, и мне суждено в их решении участвовать. А сегодня ночью мне надо ещё успеть подготовиться к переговорам завтрашнего дня, когда уже в полном составе будут делегации правительства России, правительства самопровозглашённой Ичкерии и правительства национального единства Чечни.

Вопросы будут и у членов делегаций, и у многочисленных СМИ, уже аккредитованных в ОБСЕ, по поводу столь внезапно начавшихся неожиданных переговоров федералов и сепаратистов. А мне сегодня ночью надо привести себя в порядок: получить новый комплект камуфляжа, новые ботинки и приличную камуфляжную кепи. Выполнить указание командующего. И ещё надо обязательно постричься поскольку при поспешном убытии из Ростова в Чечню у меня совершенно не было времени и прическа моя уже была далеко не уставной.

Вопрос с переодеванием в новый камуфляжный комплект прошёл успешно и быстро, но под ворчание работника тыла группировки внутренних войск:

- Вы что, не нашли днём времени, обязательно надо переодеваться на ночь глядя?

Осталось решить ещё один непростой вопрос: где ночью постричься в Ханкале, в которой и днём это сделать невозможно, поскольку парикмахерских здесь нет? Всезнающий прапорщик Валера Жевтобрюх подсказал, что видел, как стригут друг друга спецназовцы внутренних войск. Подразделение спецназовцев находилось на территории с несколькими палатками неподалёку от проволочного заграждения с воротами из нескольких больших, длинных досок, скреплённых между собой и перемотанных колючей проволокой, а за воротами находилось поле с той самой, ставшей уже хорошо знакомой, вертолётной площадкой. Такая близость спецназовцев к вертолётной площадке объяснялась и их охраной вертолётов, и мгновенной готовностью вылететь в любую точку Чечни в случае необходимости.

Однако оставалось полчаса до отбоя, и надо было торопиться. На территории спецназовцев было светло от большого ярко горящего в углу их территории костра. В центре этой небольшой территории среди палаток находилась небольшая площадка со спортивными снарядами: небольшая штанга, несколько пар гантелей, турник, и висел хорошо закреплённый боксёрский мешок, к которому я и направился. Снял фуражку, полевую офицерскую сумку, подошёл к мешку, встал в стойку, сгруппировался и нанёс сначала несколько ударов для разминки, а затем несколько серий ударов.

В начале классическую двойку: левой и правой практически в одну точку, правой чётко с носочка правой ноги, резко дёрнув пяточку вверх, затем серию левой, правой прямые удары на уровне головы человека и левой рукой боковой по мешку на уровень головы человека среднего роста с акцентом на последний удар. Затем свою коронную серию; уклон вправо, как будто подныривая под бьющую левую руку воображаемого противника, и, спружинив с уклона вправо, жестко удар правой снизу в область сердца предполагаемого противника и боковой удар левой в голову, а затем правой боковой через левую руку всё того же воображаемого противника, с жёстким акцентом на последний удар.

Глухие, но звучные удары по мешку привлекли внимание спецназовцев, и они стали появляться один за другим из палаток, а я рад был не без гордости продемонстрировать хорошую физическую форму, восстановленную за десять месяцев пребывания в отставке и тренировок в спортзале средней школы посёлка Рассвет, неподалёку от бригады спецназа ГРУ под Новочеркасском. Директор школы разрешила мне в обмен на чтение лекций для старшеклассников на общественных началах, тренироваться в школьном спортзале и создать постоянно действующую секцию бокса для молодёжи посёлка. Среди тех, кого я выбрал для спаррингов, был и выпускник Новочеркасского политехнического института, полутяжеловес, чеченец, который просил называть его Сашей, поскольку у него было сложное имя для произношения русскими. Тренировался он упорно и регулярно, демонстрировал жёсткие удары с обеих рук, хорошо держал удар, щедро купил для нашей большой секции несколько пар боксёрских перчаток, но когда в Чечню ввели федеральные войска, страшно расстроился и куда-то исчез. Может, мы и встретимся с ним здесь, в Чечне, но уже на других спаррингах? Лучше бы, конечно, на переговорах.

Я наношу ещё несколько серий ударов по боксёрскому мешку, импровизирую новыми сериями и одиночными ударами. Я сегодня сам в «ударе», выбрасываю в ударах накопившийся запас невероятного напряжения, огромную энергию злости, собранную, где-то в подсознании грозными событиями и отчаянием от того, что многое из происшедшего нельзя уже изменить. На ринге это назвалось способностью «взорваться» ударами в бою, имея серьёзную, собранную внутри энергию мотивации. После моих ударов боксёрский мешок стоит, точнее висит на месте и не качается. Это у всех серьёзных боксёров признано как высокий класс, мешок раскачивается от сильных, мощных ударов, когда рука не отрывается резко от мешка, а продолжает по инерции толкать мешок доли секунды. И этого достаточно, чтобы мешок качался или даже «закручивался» по ходу ударов.

Спецназовцев вокруг меня и боксёрского мешка собралось уже человек десять, можно было и заканчивать показательное «выступление». Сержант-спецназовец, который летал с нами в Будёновск и сидел во время полёта с пулемётом, закреплённым на стойке у открытой слева двери в пассажирском отсеке вертолёта, узнал меня, подошёл и обратился с должным уважением, но с усмешкой:

- Здравия желаю, товарищ полковник! Что, показательный бой с мешком, или так зашли к нам на огонёк?

Я ответил доброжелательно и тоже демонстрируя уважение к этому хорошо сложенному, широкоплечему русскому парню среднего роста, наверняка видевшему в Чечне много такого, что хотелось бы забыть навсегда. Объяснил, что меня «на огонёк» привела необходимость постричься перед переговорами в Грозном.

От сержанта сразу же пошла конкретная команда:

- Рядовой Смирнов, это по твою душу! Быстро взял машинку, полотенце, табуретку и в распоряжение товарища полковника!

И сделав паузу сержант добавил вполголоса:

- Мы тоже там будем, в охране, с утра «заряжаем» два БТРа.

Смирнов предложил присесть для процесса стрижки у костра, но предупредил:

- Слишком близко не садитесь, будет жарко, сейчас ещё подбросят «коксу»!

Я присел на табуретку и попросил Смирнова постричь меня как можно короче. Огонь разгорался, лёгкий ветерок менял направление поднимавшегося вверх высокого пламени в сторону от центра и я увидел, что языки этого разгорающегося пламени всё ближе и ближе к ранее бывшей незаметной паутине между веткой и стволом дерева. А вверху, на этой сотканной широкой сетью паутины происходили свои события: хозяин паутины паук поменьше дрался с более крупным пауком, который вторгся на его территорию. Маленький паук был более подвижным и нападал на агрессора то с одной, то с другой стороны, и оба паука постепенно опускались по паутине всё ниже и ниже к разгорающемуся огню.

И оба были обречены, поскольку увлечённые борьбой совсем не замечали, что огонь уже совсем рядом, и они скоро, уже совсем скоро, оба, наверняка сгорят. Наверное, Чечня и Россия тоже могут сгореть и исчезнуть в жестокой кровопролитной братоубийственной войне, в которую могут быть вовлечены при ослаблении России Северный Кавказ, Татарстан и Башкирия с активной поддержкой из-за рубежа. Парализовать экономическую жизнь и экономические, военные возможности России также могут, если станут успешными попытки создания Уральско-Сибирской республики. Этому постараются помочь заграничные большие пауки, жадно и похотливо посматривающие на земли России, полные немереных природных богатств. И зарождающаяся, закрепляющаяся в России, компрадорская буржуазия и российские банки имеют ориентиры и интересы, которые совсем не в России.

А кто даст Чечне, если она и будет независимой от России, стать новым Кувейтом? Задавят зависимостью от финансовых бюрократических механизмов и кредитами на модернизацию, управляемыми скачками стоимости нефти. И доведут Чечню до жуткой нищеты народов латиноамериканских стран.

Поблагодарив спецназовцев за стрижку я быстро направился в штаб группировки внутренних войск, чтобы получить новую информацию для СМИ и пообщаться с обитателями штабного вагончика. Одним словом, опять приступить к общению и работе.

Увидев меня в новой камуфляжной форме обитатели вагончика на перебой предложили и стали в шуточной форме требовать обмыть обновки традиционным конвойным чаем. Для этой дружеской шуточной процедуры я быстро сбегал и принёс из своих домашних запасов последнюю упаковку конфет «Коровка». Конечно, было понятно, что не мои камуфляжные обновки интересовали и волновали всех, всё внимание в начавшемся разговоре было направлено к неожиданно начавшимся переговорам с сепаратисткой дудаевской делегацией и к сложившейся на переговорах ситуации.

В штабе группировки внутренних войск в Ханкале уже всем известно, что именно командующий Куликов на свой страх и риск остановил попытку триумфального проезда Шамиля Басаева с боевиками и добровольными заложниками, с множеством легковых машин местных жителей через всю Чечню, с провокационной демонстративной остановкой в Грозном. Но никто среди собравшихся в штабе группировки внутренних войск обитателей и не подозревает, что у Шамиля Басаева был замысел и возможности гораздо и горазда шире и намного опаснее, чем унизительная демонстрация его торжества в Грозном, где находились федеральные войска. Эта опасность была в реальной возможности захвате Грозного.

По этому поводу и задаю вопрос:

- А вы знаете, что Куликов остановил попытку захвата Грозного Шамилём Басаевым?

- Как так?

Пересказанная информация с прогнозом возможного развития событий, которая была мною доложена командующему Куликову в ОБСЕ, и рассказ о его мгновенном решении остановить Басаева вызывает шок и молчаливую паузу и лишь один возглас:

- Ни фига себе!

И только после паузы стали высказываться оценки и предположения, как же руководство России отметит стремительные действия и самостоятельное дерзкое решение Куликова, отменившего утверждённый Черномырдиным маршрут Басаеву, и этим предотвратившего захват Грозного? Высказывалось разные точки зрения:

- К ордену командующего уж точно представят!

- Да нет, отправят в отставку, к бабке–гадалке ходить не надо, сделают крайним за Будёновск.

- Ну если таких как Куликов отправлять в отставку, кто же командовать и руководить будет в России?

Наша дискуссия была прервана командой направленцам на тактические группировки занять свои рабочие места у телефонов – насупило время приёма очередных докладов и постановки задач. Я с преподавателями училища внутренних войск Сидоровым и Ишутиным остался в своём узком кругу за отдельным столом в ожидании обобщения информации, и мы продолжили негромкое общение. Сидоров, которому уже пришло время привести в порядок свою причёску, заинтересованно спросил:

- Ну с камуфляжными обновками всё понятно, а где вы умудрились постричься ночью в Ханкале? Что-то я не видел нигде объявления, что работает мужская парикмахерская.

Я рассказал Сидорову и Ишутину, общение с которыми становилось всё больше и больше потребностью, отдушиной в запредельно напряжённой жизни и службе в Чечне, о посещении спецназовцев внутренних войск.

Сидоров улыбнувшись отметил мою находчивость в этом пребывании у спецназовцев:

- Ловко вы их выманили из палаток спаррингом с боксёрским мешком, а так бы ходили и расспрашивали, заглядывая в палатки: кто у вас здесь может постричь? А так они сами к вам пришли!

Воображение Ищутина в моём рассказе затронуло совсем другое:

- Насчёт битвы двух пауков здорово подметили! Пролетают мимо рядом с Землёй смертоносные метеориты, бушует гигантская огненная лава под спящими вулканами. Проснутся вулканы и пеплом закроют солнце, а одно гигантское землетрясение, и цунами смоют всё на земле. А люди всё дерутся и дерутся между собой!

Сидоров активно поддержал тему битвы пауков и людей, наша дискуссия в узком кругу широко развернулась, затронув и причину звериной жестокости Шамиля Басаева, и заметил:

- А человечество всё ещё в подростковом, драчливом возрасте. Вырастают новые поколения, появляются новые лидеры, забывшие что такое война! Эти новые поколения как будто уже скучают по новой войне!

На что я ответил:

- Видели, как в младенческом возрасте детям связывают руки или надевают на них что-то, типа мягких больших варежек? Чтобы сами себе лицо не повредили – не поранили!

Наш диалог бурно и заинтересованно продолжился:

- А Шамилю Басаеву тоже детские варежки одевали и или ещё оденут?

- Шамилю Басаеву уже поздно, его только гибель остановит!

- Но откуда у него звериная жестокость, что точно с детства руки не связывали?

- Да нет, детство было как и у большинства. Появилась цель в жизни - поступил в Москве в Институт инженеров землеустройства. Получал отличные, хорошие оценки, чаще по физкультуре и по истории КПСС.

- Небось, и в общественной работе участвовал?

- Не без этого! Был профоргом курса, и когда комсорг его курса Татьяна Верминская пожаловалась, что кавказцы хорошеньких студенток курса «прессуют», вступился за них.

- А как прессовали?

- Когда им отказывали, земляки Басаева этих студенток за ноги из окон общежития вниз головой подвешивали!

- Как Шамиль на жалобу отозвался?

- Басаев за один день разобрался, больше его земляки в общежитии не показывались!

- Круто! А что переформатировало его в террористы из общественников?

- Его убедили в перестройку: никакого интернационализма и нет в Союзе. А есть народы обидчики и обиженные, репрессированные и выселенные. Показали, что подавлять чеченцев начали ещё с Кавказской войны, где и герои у нас всех - разные. Учёба потеряла своё значение в ставшей враждебной среде, и он бросил институт. Отец Басаева ушёл из семьи, Шамиль стал "крышевать" Рижский рынок - деньги матери от имени отца отправлял, как будто в семье всё в порядке. Для него былая жизнь распалась на мелкие части.

- Ну это ещё не мотив для звериной необузданной жестокости!

- Да, ещё не мотив, утрата веры и разрушение былого привычного мира - путь к появлению этой звериной жестокости. Воскресли обиды, о которых все чеченцы знали с детства. В Москве и по всей России шли разборки и перестрелки между самими русскими, и мир русских, россиян становился всё более и более не уважаемым и враждебным.

- И что Шамиль, вернулся в Чечню уже окончательно озверев?

- Нет, он вернулся в Чечню, повоевав в Абхазии, вкусив большой крови и славы, сформировав внутреннюю жестокость, уже враждебно настроенным против России. А когда в Чечню ввели федеральные войска, разбомбили и разрушили Грозный, он жестко и с ненавистью воевал с врагами из уже чужого ему мира. А когда разбомбили его собственный дом, где погибли члены его семьи, в том числе дети, тогда он уж полностью озверел. И ему было уже совсем, совсем не жаль всех людей из враждебной страны и враждебного мира. И он стрелял и расстреливал в городе Будёновске не соотечественников, а врагов, невзирая что среди них дети и женщины. И теперь он пойдёт в своей звериной жестокости всё дальше и дальше до конца!

- До какого конца?

- До его конца, пока ему не докажут, что на его дерзость и жестокость есть другая ещё большая сила и большая жёсткость.

- И какой вывод?

- Первым, остановившим появившегося в России злого гения террора, стал генерал Куликов, не позволивший Шамилю Басаеву стать Муссолини для Чечни!


Опубликовано 01.10.2018 в 20:06
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Последние комментарии

Евгений Евстифеев
знахарь *
Не, за правду у нас обычно ругают.
знахарь * Как убили советскую цивилизацию
Cоловьёв Емельян
Valentin Spagis
Николай Маслов
Видимо за такой словесный понос все еще хорошо платят.
Николай Маслов Как убили советскую цивилизацию
Владимир Ермаков
Владимир Ермаков
Леон Ольховский
Да!Это мой родной город.И здесь живут, замечательные люди.
Леон Ольховский Тобольск с высоты - бывшая столица Сибири
Александр Липенко
Светлана Митленко
Светлана Митленко
Светлана Митленко
Светлана Митленко
Ага, а нам на это отвечают:
Светлана Митленко Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Светлана Митленко
Васильев Алексей
Жанна Чёшева (Баранова)
Вера С
Евгений Евстифеев
Васильев Алексей
Сталинист СССР
да
Сталинист СССР Незнайка и лунный капитализм
Васильев Алексей
Fyodor Skachkov
Евгений Титаев
Александр Хряпкин
Олег Самойлов
Ой, Вера! У меня в отношении таких товариСТЧЕй только матюги!
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Вера С
Олег Самойлов
Олег Самойлов
Олег Самойлов
Вера С
Вера С
Вера С
Вера С
Вера С
Вера С
Вера С
Светлана Митленко
Светлана Митленко
Олег Самойлов
Ну ты ж знаешь, какой я гадкий и мерзкий при том!
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Олег Самойлов
Этих уродов затыкать надо везде и всюду! Что я и делаю!
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Светлана Митленко
Пасиб, вижу уже как пригладил против шерстки!))))
Светлана Митленко Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Олег Самойлов
Постараюсь особо не ругаться, хорошая моя!
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Светлана Митленко
Ну и что? Зато замолчал, бо ответить на добро нечнм))))
Светлана Митленко Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Светлана Митленко
Олег Самойлов
Солнечная моя! Этот урод с подколкой к тебе!
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Олег Самойлов
Олег Самойлов
Олег Самойлов
Какую индустрию убили? Уточнить можно?
Олег Самойлов Посмотри, что сделали в России, пока ты ныл
Григорий Шабатура
Teodor