Последние комментарии

  • Алексей Плескач19 августа, 2:04
    О, Светлана! Такую злую - для всяких разных, кто не с нами - статейку нашей известной Блондинки с Ньюс-Фронта однозна...Ложь, наглая ложь и "статистика"
  • пскр 11019 августа, 0:56
    Роскошно. Я сразу парочку на стену утащу)Гражданская лирика Алексея Гуськова
  • Идалия Шевцова - Урсатий18 августа, 19:32
    Считаю, что Владимир Владимирович много хороших проектов выполнил и продолжает вытягивать Россию из грязи, в какую ок...7 неожиданных итогов 20-летия Путина во власти

Рыдающим по "пражской весне"

"Август 1968 года. Чехословакия.

Мирные чехи раздели женщину, облили красной краской, сфотогрфировали в таком виде и теперь ведут линчевать. Вина этой преступницы в том, что ее муж, чехословацкий офицер Йозеф Белас, отказался стрелять в русских. Но главное - она гражданка СССР. Зовут ее Валентина.

Ей 48 лет и происходит это на глазах двух ее детей..."

А теперь - моя история из далекого уже 1988.

В ту пору я - секретарь Сокольнического РК ВЛКСМ.

У нас - как у всех московских РК тогда - есть район побратим в Праге.

До сих пор помню имя секретаря - Вольдемар Фолпрехт, милый, веселый, прекрасно говорящий по-русски парень.

Мы часто обмениваемся визитами, и каждый - когда приезжают побратимы - старается не ударить лицом в грязь.

Короче - мир, дружба, жвачка.

Как вдруг.

В один из приездов, Володя решает отвести меня в гости к своему большому брату - секретарю райкома партии.

Попить кофе, познакомиться.

Приходим.

Мужчина лет 50, вполне приличной наружности, улыбается, угощает кофе, и - что важно тут - тоже прекрасно говорит по-русски.

Первое время.

А потом.

С улыбкой произносит:

- Мой русский не очень хорош, потому я перейду на чешский.

- Не проблема - улыбаюсь я в ответ - Володя переведёт.

- Нет - говорит партийный босс - не надо. Наши языки так похожи.

И переходит на чешский.

Глядя мне прямо в глаза.

В глазах холодная, торжествующая усмешка.

Разумеется, я не понимаю ни хрена.

Вольдемар краснеет, бледнеет, покрывается испариной, но молчит.

Это длится минуту, вторую...

Я молча встаю и выхожу из кабинета.

На улице меня догоняет комсомольский коллега.

Что-то бормочет про разное восприятие событий 1968...

Не хочу ссорится с ним, потому просто закрываю тему.

А про себя думаю: на танке, только на танке!

Сейчас могу добавить - или просто с деньгами.

Кстати, тогда в 1988 по-русски демонстративно (потому что языком владели все) не говорили всюду - в магазинах, в отелях, в ресторанах.

Теперь не владеют в подавляющем большинстве, но очень стараются понять и быть понятым.

Только плати.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх