Последние комментарии

  • владимир рябченко25 августа, 12:40
    вот и причина "неудачной" операции Фрунзе прорисовалась...Министры обороны и вселенское лицемерие
  • Светлана Митленко25 августа, 12:34
    Спасибо, Евгений.Смерть Гулливера
  • Светлана Митленко25 августа, 12:34
    Пожалуйста!Смерть Гулливера

100 лет революции. Поэма

Здравствуйте, предлагаю к юбилею поэму.

Поэма сегодня не модная, но благородная.

Вступление

Для сфинкса столетье вниманья не стоит,
Он даже на солнце глядит не мигая!
Дряхлели народы, менялись устои,
Не дрогнув стоит, суету презирая.

В глазах из гранита царит безразличье,
И это понятно, они не видали,
Как прадеды наши Россию к величью –
Из тьмы и разрухи до звёзд поднимали.

История движется вверх по спирали,
От грозных империй следов не осталось,
О равенстве только мечтать начинали,
Рабы и Спартак за свободу сражались.

Они на крестах умирали тяжко,
Чернея телами на алых рассветах.
Рождались другие с душой нараспашку,
Приняв их мечту, как спортсмен эстафету.

Пытали свободу в Европе и Азии,
Плетями секли и душили петлёй,
Но казни, при всём их разнообразии,
Не могут осилить воли людской.

На Волге раздолье, гуляется славно,
Разгульнее жить, можно только мечтать.
Крестьянскую долю, считая бесправной,
Решил Стенька Разин бунт черни поднять.

Потом, гремя цепью, на лобное место
За смертью пришёл Емельян Пугачёв,
В петле задохнулись Рылеев и Пестель,
Друзья их до смерти не сняли оков.

Богатым и знатным досталось в Сибири.
Теперь-то они – думал царь – поумнеют.
Не ждал, что на каторгу в снежные шири
К ним хрупкие жёны приехать посмеют.

В Париже, как свечи от бури свинцовой,
Погасли, свободу вкусив, коммунары,
Двенадцать недель они делом и словом
Учили, как нужно покончить со старым.

Сердца их, пылая, рассыпали искры,
Они запалили в России пламя,
Так появилась газета «Искра»,
Сердца рабочих зажглись кострами.

Заводы рассветы над Питером будят.
Встают работяги, ругаясь во мраке.
Им тошно от серых безликих буден,
Где каждый бесправен, забит, как собака.

Довольно! Лицо обретают массы,
Сильнее, чем кровь, кумовство и хартии,
Рабочих сковало понятие класса,
Надолго сроднила идеями партия.

Истоки всесилья, бесстрашья, победы
Истории партия эта покажет,
Откуда явились народные беды,
Как счастья и братства добиться расскажет.

Путь будет усеян к победам не розами:
То стужа, то голод, то тиф, то война,
Жестокой блокадой, разрухой и голодом
Страну задушить не позволит она.

Те годы сегодня не модными стали.
Жиреет, ограбив народ, капитал,
Но даже сегодня страшит его Сталин,
Народ подготовил ему пьедестал.

Разрушено всё, что им создано было,
Внушают, что был созидатель - тиран,
Мне хватит задора, азарта и пыла
Развеять придуманный, наглый обман.

Нам страны Антанты покой не давали,
Барону Врангелю в Питер охота,
В Сибири белые чехи восстали,
На дальнем востоке японцев пехота.

На западе немцы, на юге Деникин,
В Кронштадте и том завелася контра,
Попробуй приляг, попробуй усни–ка!
Пришлось воевать на четыре фронта.

Но Ленина ночи недаром бессонны,
Мозг гения занят трудом гигантским –
Ему вручили судьбу миллионы
Забитых варваров азиатских.

Учил, что в главном назад ни йоты,
Дела и идеи должны быть чистыми.
Как верит оркестр дирижёру и нотам
Так верили Ленину коммунисты.

Прижало, и мир заключили в Бресте,
Терпели ухмылки дельцов при НЭПЕ.
Бывали на съездах с эсерами вместе,
А ведь, казалось, куда нелепей!

Взгляд Ленина зорок, глаза внимательны,
Видели дальше любых телескопов.
И мы победили, разбив блистательно
Бандитов, пришедших со всей Европы.

А время плодит и плодит заботы:
Разруха грозит наготой и голодом,
Но трудно нас запугать работой –
Не зря герб украшен серпом и молотом.

Двужильно работают коммунисты,
Задор помогает в труде комсомолу,
В ударный субботник труд всех бескорыстен,
Меняется жизнь в городах и сёлах.

Учились, учились и денно, и нощно:
Читать и писать, и править страною.
Страна была при царе лубяною.
А стала могучей, бетонной, стальною.

И вот Днепрогэс засиял огнями,
Магнитка страну одарила рудою,
Гудят трактора, колхозы хлебами,
Стране помогают стать заводскою.

Живём сплочённо в беде и счастье,
Челюскинцы гибнут - на помощь страною!
Нет справедливее нашей власти,
Поэтому мы за неё горою.

Война

Глава посвящается воинам - защитникам России.

Вступление

Взлелеяна Русь не князьями,
Не мощью стальных крепостей,
Её защищала веками
Отвага мужицких детей.

Они, забывая о плоти
При траурном звоне мечей,
Служили и кровью, и потом
Свободе отчизны своей.

В нательных крестах шли на латы,
С вилами навстречу ружью,
Не требуя славы и платы,
За верную службу свою.

Русь выжила, Русь существует,
Нам предков не грех помянуть,
Их кровь в наших венах бушует,
Поэтому нас не согнуть.

Но дрогнула вновь Украина,
Готовится братство предать!
Она нашей боли причина -
Не скоро сумеем унять.

Веками не знали границы,
Взаимной считали любовь.
Вдруг прошлого стали стыдиться,
Делить неделимую кровь.

В истории всё не впервые,
Историю нужно учить,
Чтоб в новые годы лихие
Кровь братьев напрасно не лить.

Война

Блаженствовать рано, бессонна граница,
Гремят орудия на Халгин–Голе,
Японцы в России хотят порезвиться,
Приходится нам воевать поневоле.

Хотели покоя, мечтали о мире,
Пытались его хоть на годик продлить –
Нам нужно построить заводы в Сибири,
Границы подвинуть и сил накопить.

Под грохот парадов визгливы речи
Адольфа Гитлера, книги пылают,
В Германии души рабочих калечат,
Сажают в концлагерь, пытают, стреляют.

Европа смирилась, Европа распята,
Евреям спасенья и жизни в ней нету,
За все злодеянья потребовать плату
Сегодня по силам только Советам.

Фашисты сбросили шкуры овечьи,
Нахально оскалили волчьи зубы,
Преступные в мыслях, хвастливые в речи,
Они попирают законы грубо.

Солдатам пикник на неделю обещан,
Из горестей только горечь полыни,
В награду медали, любовь юных женщин,
Земля на востоке, рабы и рабыни.

Со смехом въезжали на танках в сёла,
Стрелять поросят, воровать кур с насеста,
Их жарить, как дичь, на огне весёлом,
Пока не до смеха, лишь тем, кто у Бреста.

Потом партизаны мешать стали счастью,
Не сдался Воронеж, в Москву не пустили,
Зимой в неудачах винили ненастье,
А в сорок втором про блицкриг забыли.

Зимой проиграли бои в Сталинграде,
Дивизии были – Капут! Больше нету.
Пора о траурном думать наряде,
На Курской дуге не поможет и лето.

Весной в сорок пятом, дойдя до Рейстага
Поставили точку на этой войне,
Жуков на тонкой вощёной бумаге,
Солдат на разбитой снарядом стене.

Клевещут продажные, глотки, как трубы,
Им наши успехи больней, чем занозы,
Кричат, что мы злы, кровожадны и грубы,
Пугают мещаночек красной угрозой.

Не верьте слухам, смотрите шире!
Винить в кровожадности революцию,
Неправда! Наш первый декрет о мире,
Без всяких аннексий и контрибуций.

Не мы выжигали огнём Хиросиму,
Крестьян во Вьетнаме сжигали не наши,
Взгляните в лицо демократа без грима,
Чего ему надо? Дом полная чаша.

Оскал капитала клыкастее волка,
Душа черней ночи, а речи лживы,
Он в бескорыстье не видит толка,
Воюет и грабит ради наживы.

И наши потери никто не считает,
Поля зарастают, без дела народ.
И всё же Россия уже оживает
И скоро весь мир за собой поведёт.

Николай Самойлов

Популярное

))}
Loading...
наверх