Мы из Советского Союза

13 470 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Митленко
    Во-первых, не тыкайте, это говорит о низкой культуре. Во-вторых. я часть цифр привела выше, повторяться не собираюсь....Щелчок по носу пл...
  • Светлана Митленко
    А еще ради прикола поинтересуйтесь когда, например, провели электричество на Ольхон! Там все советское время были кер...Щелчок по носу пл...
  • Светлана Митленко
    <i>Комментарий скрыт</i>Щелчок по носу пл...

Приказ "Ни шагу назад"

И сегодня о нём спорят историки, участники войны, политики, особенно сторонники Советского Союза, которые считают, что предусмотренные в нём жёсткие меры сыграли одну из определяющих ролей, позволившие повернуть ход войны на 180 градусов, и «антисталинисты», считающие этот приказ лишь ещё одним ярким свидетельством кровожадности сталинского режима, его презрения к жизням собственных граждан. Приказ используют для подтверждения своей правоты сторонники различных концепций. Всё это так, но при этом в ходе дискуссий участники частенько «за деревьями не видят леса», да к тому же в спорах в качестве аргументов используются сведения, почерпнутые из «творений публицистики», ничего общего не имеющих с исторической правдой, а лишь провозглашающей антинародную точку зрения:

в силу своей бездарности советское руководство и командование РККА превращало бойцов Красной Армии в смертников, которых заставляли сражаться поставленные за их спинами пулемёты заградотрядов, а фашистов мы вообще не победили, а буквально завалили трупами штрафников, которых гнали на позиции противника едва ли не безоружными.

Чтобы судить о необходимости приказа № 227, названного в просторечии «Ни шагу назад!», нужно быть в курсе той обстановки, которая сложилась на фронте к середине лета 1942 года.


А она в то время была далеко не в пользу Красной Армии: немцы рвались к Волге и планировали захватить Сталинград. Они считали, что без такого стратегически важного района СССР не сможет противостоять продвижению войск противника на Кавказ. Понимало это и советское командование, целью которого стало предотвращение дальнейшего отступление с помощью раскрытия правды о территориальных потерях и применения силы против нарушивших дисциплину бойцов.

После законной гордости, вызванной разгромом немцев под Москвой в декабре 1941 года, успешными наступательными боями в начале 1942 года под Ростовом, Керчью, Калинином, Тихвином, и послужившей основанием для постановки в приказе Народного комиссара обороны № 130 от 1 мая 1942 года задачи:

Всей Красной Армии — добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения Советской земли от гитлеровских мерзавцев!

И вдруг выяснилось, что Советские Вооружённые Силы не готовы воевать в экстремальных условиях с перегруппировавшимся, подтянувшим резервы и жёстко решившим вопрос с воинской дисциплиной противником. К июлю 1942 года из-за отступления армии СССР потерял половину своего потенциала. За линией фронта, на оккупированной немцами территории, до войны проживало 80 млн. людей, производилось около 70% угля, чугуна и стали, пролегало 40% всех железных дорог СССР, находилась половина поголовья скота и посевных площадей, ранее дававших половину урожая.

Советское политическое и военное руководство оказалось перед объективной необходимостью принятия жёстких и даже жестоких мер, чтобы кардинально изменить ситуацию и не допустить катастрофы, так как речь шла буквально о самом существовании нашего государства.

Кто был инициатором создания приказа №227?

Приказ "Ни шагу назад"Весну и лето 1942 года можно назвать самым грозным временем для существования Советского государства: в результате массированного наступления противнику удалось захватить западную часть Воронежа, Крым с Севастополем, Новочеркасск, Ростов-на-Дону… К этому моменту потери бойцов Красной Армии ранеными, убитыми и пленными приближались к цифре в 500 000 человек; оккупации подверглись ряд важных промышленных и сельскохозяйственных территорий с более чем 70 млн гражданского населения.

Несмотря на героизм солдат, который они проявляли при обороне отдельных городов – к примеру, защита Сталинграда продолжалась 250 дней, а Воронеж немцам, так и не удалось захватить полностью – отступление войск Красной Армии приобретало угрожающий характер. Выход врага к Волге с последующим захватом Сталинграда лишал Советский Союз коммуникации и стратегических ресурсов; вероятный прорыв в сторону Кавказа вёл к утрате бакинских и грозненских нефтяных промыслов.
Чтобы изменить сложную ситуацию на фронте, требовались решительные меры, способные любой ценой положить конец затянувшемуся отступлению. В таких условиях 28 июля 1942 года на свет появился Приказ под номером 227, подписанный народным комиссаром обороны Союза товарищем И. В. Сталиным. Из опубликованных документов, хранившихся в Архиве Президента (АП РФ), можно понять, что приказ не был продиктован только волей Верховного Главнокомандующего, а являлся также и отражением многочисленных писем фронтовиков с просьбами ужесточить командование для укрепления дисциплины.Приказ "Ни шагу назад"

А вот приказ в газете: Приказ "Ни шагу назад"

Какие цели предусматривал приказ №227?

Приказ "Ни шагу назад"«О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» или в просторечии «Ни шагу назад!» — приказ № 227 Наркома обороны СССР И. В. Сталина от 28 июля 1942 года

В документе отсутствовали патетические слова – в нем была лишь откровенная констатация фактов и перечисление катастрофических последствий, которые возникнут, если продолжать отступать дальше. Упоминалось в приказе и мирное население, как теряющее веру в Красную Армию из-за сдачи городов без серьёзного сопротивления. В частности, эти слова относились к некоторым войскам Южного фронта, которые по причине панического настроения, отступив без приказа свыше, сдали ряд крупных городов и территорий.

Кроме того, Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин летом 1942 г. испытывал разочарование в командных кадрах Красной армии, что также нашло отражение в документе.

Приказ №227 от 28 июля 1942 г. запрещал отступление без соответствующего распоряжения высшего командования. В качестве меры по стабилизации положения на фронтах предлагалось создание штрафных рот и батальонов, при этом в пример приводились немецкие войска, где уже действовали такие меры. Приказ доводился буквально до каждого бойца и командира. "Не должно быть ни одного военнослужащего, который не знал бы приказа товарища Сталина", - подчеркивалось в директиве начальника Главного политуправления Красной армии Александра Щербакова.

Пожалуй, впервые Сталин обращался ко всей армии с достаточно резкими оценками положения на фронте, а также, почему советские защитники Родины терпят поражения на своей земле. Сейчас довольно трудно себе представить, с каким удивлением приказ №227 слушали на стабильных участках фронта и в частях, готовившихся к наступлению на северо-западном и западном стратегических направлениях.
 
В общем итоге, приказ № 227 имел несколько целей. Во-первых, это донести до офицерского и рядового состава реальное положение дел на фронте, сложившееся в результате отступления Красной Армии. Во-вторых, пресечь паникёрство и трусость путём конкретных карательных мер. В-третьих, ввести железную дисциплину для каждого красноармейца, командира и политработника, основываясь на требовании «ни шагу назад без приказа высшего командования». И в-четвертых, поднять сознательность на уровень такого защитника Отечества, которому дорога не столько собственная жизнь, сколько жизнь мирных граждан и существование страны в целом.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

  1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

  1. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3 — 5 хорошо вооруженных заградительных отряда (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

  1. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны СССР

И. СТАЛИН

О сталинском стиле руководства

Приказ "Ни шагу назад"Если можно пытаться кое-как сделать вид, что Сталин будто бы не был военным специалистом, и не занимался конкретно военными вопросами, то оспаривать политическое руководство страной совсем уж анекдотично. Директивы и приказы Верховного главнокомандующего, писавшиеся Сталиным лично, постоянно разъясняли политический смысл и характер ведущейся Советским Союзом войны. Каждый из них представлял собой сплав политинформации, агитационного призыва и конкретных жёстких распоряжений. Стиль Сталина уже заслужил должную оценку даже у далёких от политики исследователей. Приказы и речи военного времени представляют собой один из лучших образцов публицистического искусства на русском языке. Ближайшие аналогии можно найти в посланиях Ивана Грозного и регламентах Петра I, также раскрывавших идеи и принципы русских властителей, однако как от одного, так и от другого, Сталин отличается чёткостью мышления, конкретностью вопросов и ясностью образов. Все помнят про «братьев и сестер» и «ни шагу назад». Не исключено, что и формула «наше дело правое», озвученная Молотовым, также принадлежит Сталину, принимавшему активное участие в составлении речи.

Поэтому «антисталинистами» оспаривается не сам факт такого руководства, а его благотворное влияние. Особенно досталось приказу № 227: «Ни шагу назад!», который только ленивый не называет «жестоким» и «варварским». Между тем, этот приказ заключает в себе абсолютно железную, можно сказать — математическую логику, сконцентрированную в одном абзаце:

"Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети… После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу." оборону, нашу Родину.

Сталин вступил, по сути, в противостояние с идеологией «скифской войны», накрепко въевшейся в русское военное сознание, подсознательно проникавшее в представления командиров и комиссаров. Мало кто заметил, что в приказе нет выпадов или упрёков в адрес красноармейцев, то есть рядовых солдат. Сталин обращался не к армии которая, по утверждениям некоторых, «не хотела сражаться». Главный удар нанесён по паникующим или самовольничающим командирам — от командармов до комроты. И увещевания, и угрозы, и репрессии адресованы именно им. «Ни шагу назад» — это призыв к командирам Красной Армии не «мнить себя стратегами», решающими можно отступать, или нельзя, есть место для манёвра, или нет. Развитие «стратегического мышления» у солдат и офицеров, пытающихся соотносить свою боевую задачу чуть ли не с «общим положением на всех фронтах» и решать, бессмысленна или нет защита того или иного рубежа в свете общей стратегической обстановки, — это главная опасность для любой армии. И солдат, и офицер, наряду с инициативой должен иметь и известную «узость» мышления, позволяющую ему выполнять поставленную задачу, несмотря ни на что. Именно эта мнимая «узость» породила то упорное сопротивление, которое в самом безнадёжном положении оказывали окружённые советские части в 1941.Приказ "Ни шагу назад"В 1942 году именно из-за того, что об окружении речи не было, шло отступление и осыпание фронта, такого упорства командиры не проявляли, и потребовался абсолютно конкретный и на пальцах разъясняющий пагубность «скифской войны» приказ №227, чтобы обвал был остановлен , превратившись в упорную оборону Сталинграда (о конкретных результатах читайте докладную записку «О реагировании личного состава частей Сталинградкого фронта на приказ №227»

Разоблачение мифов о приказе 227

А вот теперь займёмся разоблачением основных мифов, которые — и в этом можно не сомневаться — целенаправленно созданы антироссийскими силами, их клевретами из числа «так называемых историков» и «добросовестно» (причём иногда, даже талантливо — вспомним хотя бы сериал «Штрафбат») культивируемые, не имеющими совести, опять-таки «так называемыми деятелями культуры», не говоря уж о политиканах различных либеральных оттенков. К сожалению, это привело к тому, что у значительной части населения России, и прежде всего молодёжи, действующей по принципу «приказ не читал, но зато смотрел…или читал… или слышал…, поэтому осуждаю», сложилось совершенно превратное отношение к этому одному из важнейших шагов к нашей Победе.

При этом «осуждающие» в своём восприятии исходят из трёх основных мифов о приказе № 227.

Первый — он якобы запрещал советским командирам и красноармейцам отступать, обрекая их на смерть.
Второй — тех, кто всё-таки решился отступить, настигали пули бойцов специально для этого созданных заградотрядов.
Третий — главной силой Красной Армии стали специально созданные из несправедливо осуждённых военных и уголовников штрафные роты и батальоны, которых бросали в бой как смертников.
Разберём эти мифы (каждый непредвзятый человек может оценивать наши доказательства, сверяя их с текстом приказа и приводимыми в архивных документах фактами).

Первый миф — запрет отступать

Приказ "Ни шагу назад"Приказ № 227 якобы запрещал отступление как таковое. Согласно его тексту, «отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования». Вводившаяся приказом ответственность также относилась только к тем, кто оставлял позиции самовольно. Критики приказа настаивают: он ограничивал инициативу командиров на местах, лишая их возможности манёвра. В известной степени — это верно. Но стоит помнить, что командир среднего звена не может видеть картину в целом. Отступление, являющееся благом для батальона или полка, с точки зрения общего положения дивизии, армии, фронта, может оказаться непоправимым злом, что часто и происходило.

А о результативности этого положения приказа свидетельствуют сводки Сталинградского фронта, согласно которым: если в июле 1942 года темпы продвижения частей вермахта на восток за сутки порой измерялись десятками километров, то в августе их уже мерили километрами, в сентябре — сотнями метров, в октябре в Сталинграде — десятками метров, а в середине октября 1942 года даже такое «наступление» фашистов было остановлено.

Те, кто не доверяет советским документам, могут ознакомиться с августовским приказом немцев по 4-й танковой армии, наступавшей на Сталинград, в котором германское командование, со ссылкой на приказ № 227, предупреждало свои войска, что отныне «им придётся столкнуться с сильной и организованной обороной».

Миф второй — загранотряды

Непосредственно в приказе №227 заградительные отряды не упоминались, однако документ подразумевал их формирование.

В качестве инициативы снизу заградотряды появились в Красной армии уже в первые недели войны. Самым известным документально подтвержденным случаем является заградотряд стихийно сформированный еще в начале июля 1941 г. комендантом гарнизона города Толочин (Белорусская ССР, ныне - Белоруссия) интендантом 2-го ранга Масловым. Официально он именовался "Заградительный отряд Западного фронта".

Подразделение занималось сбором неорганизованно отступающих солдат и младших командиров, в том числе репрессивными мерами. Инициативно созданные группы, проходившие в документах как "заградительные отряды", существовали также в начале 1942 г. в отрезанной от главных сил советских войск Приморской армии в Севастополе. Необходимости закреплять эту практику публично оглашаемым всему личному составу приказом не было. Более того, уже имелся приказ Ставки Верховного Главнокомандования №270 от 16 августа 1941 г., также подписанный Сталиным и членами Государственного комитета обороны.

Этот документ был нацелен на борьбу с оставлением позиций, добровольной сдачей в плен и дезертирством. Предусмотренные приказом №270 меры были вполне достаточны в период зимней кампании 1941-1942 гг. В частности, после оставления Феодосии в январе 1942 г. командир 236-й стрелковой дивизии комбриг Василий Мороз был осужден за потерю управления вверенным подразделением, а также за оставление вооружения и техники именно со ссылкой на приказ №270.

Практика использования заградительных отрядов в перестроечный период часто демонизировалась, в частности в кинематографе. В действительности это были небольшие отряды, в которых состояли сотни человек, при численности армий, в тылах которых они действовали, десятки тысяч солдат и командиров. По факту заградотряды в основном занимались задержанием и возвращением в части солдат, покинувших поле боя или же находившихся в тылу без уважительных причин.

А вот как выполняли на практике заградотряды требования приказа № 227.

Сводка о деятельности заградительных отрядов Донского фронта с 1 августа по 1 октября 1942 года.

Всего за этот период заградотрядами было задержано 36 109 солдат и офицеров, сбежавших с передовой. Из них возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 993 человека, направлено в штрафные роты — 1056 человек, направлено в штрафные батальоны — 33 человека, арестовано — 736 человек, расстреляно — 433 человека.

Как-то не похоже на массовые пулемётные расстрелы даже нарушивших присягу военнослужащих. Не так ли?

Третий миф — штрафбаты

Штрафные подразделения состояли сплошь из уголовников, которых и за людей-то не считали. Самый устойчивый и самый «разукрашенный» так называемыми "историками".

Количество штрафных батальонов и рот, действовавших на фронтах Великой Отечественной Войны (надо отметить, что они могли существовать не весь год, а много меньшие сроки)Приказ "Ни шагу назад"

И чего только не наплели вокруг них «неуважаемые авторы»… Действительно, «уши вянут». Про то, что путают два понятия: штрафбат и штрафрота — это так, «мелочи». Главная «изюминка» мифа в том, что в штрафбаты якобы направлялись осуждённые за государственные преступления, «воры в законе» и вообще преступники, отбывающие наказания в местах лишения свободы, из которых эти подразделения в основном и состояли. Приказ "Ни шагу назад"Офицеры 8-го ОШБ

В Красной Армии туда направлялись военнослужащие ТОЛЬКО ОФИЦЕРСКОГО состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафбатами кадровые офицеры. Штрафные роты и батальоны в советских войсках были созданы осенью 1942 г. Осужденные за те или иные проступки командиры Красной армии направлялись в штрафные батальоны фронтового подчинения, а младшие командиры и рядовые - в штрафные роты. При этом и в штрафных батальонах, и в ротах по штату полагался так называемый постоянный состав из бойцов и командиров, не являвшихся осужденными. Командный состав, необходимый для руководства боем, отбирался из хорошо себя зарекомендовавших и имевших боевой опыт командиров.

Штрафная рота — штрафное подразделение в ранге роты.

В Красной Армии туда направлялись военнослужащие только рядового и младшего командного (сержантского) состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры.

Штрафные эскадрильи

Не все даже слышали о них, но и такие штрафные подразделения были, куда направляли лётчиков, проявивших саботаж, трусость и шкурничество. Правда, просуществовали они недолго — с лета по декабрь 1942 года.

Основанием для направления военнослужащего в штрафное воинское подразделение служил приказ командования в связи с нарушением воинской дисциплины или приговор суда за совершение воинского или общеуголовного преступления (за исключением преступления, по которому как мера наказания была предусмотрена смертная казнь).

Переменный состав образовывали собственно штрафники. Иногда утверждается, что штрафники были плохо вооружены и оснащены, но это не так. Документы показывают, что они вооружались стрелковым оружием, в том числе и автоматическим, противотанковыми ружьями, легкими минометами. Вооружение вполне отвечало тем задачам, которые им обычно ставились. Чаще всего штрафников ставили в первую линию для выполнения опасных заданий. Действия штрафников могли поддерживаться артиллерией, до самых крупных калибров включительно.

При этом роль штрафных подразделений в боях Великой Отечественной войны трудно назвать значительной. Согласно статистике, за все время войны через штрафные подразделения прошли 427 тыс. 910 человек переменного состава, то есть собственно осужденных за те или иные проступки. В 1942 г. через переменный состав штрафных подразделений прошли 24 тыс. 993 человека, в 1943 г. - 177 тыс. 694 человека, в 1944 г. - 143 тыс. 457 человек, в 1945 г. - 81 тыс. 766 человек. Это составляло крайне незначительную долю в численности действующей армии.

Пребывание в штрафбате или в штрафроте не было бессрочным, имело четко оговоренный в приговоре срок: три или шесть месяцев.

Заметки на полях о мерах наказания

Заметим в скобках, что в качестве альтернативной меры наказания допускалось направление в штрафные роты гражданских лиц, осуждённых судом и по приговору суда за совершение нетяжких и средней тяжести общеуголовного преступления. Более того, имелись отдельные случаи, в виде исключения, причём каждый из них санкционировался лично наркомом внутренних дел Л.Берия, направления в штрафные роты отдельных лиц, отбывающих наказание за тяжкие уголовные преступления, в том числе и за государственные. Яркий пример: в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен осуждённый в 1941 году на 5 лет лагерей по 58-й статье Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза. Но это действительно были единичные случаи, и не о каком массовом направлении «зэков», находящихся в местах лишения свободы в штрафные подразделения, речь идти не может. И не надо их путать с данными о направлении за все годы войны в линейные части действующей армии более 1 миллиона человек из числа амнистированных и досрочно освобождённых.

Основаниями для освобождения лиц, отбывающих наказание в штрафных войсковых подразделениях, являлись:
Отбытие срока наказания (не более 3-х месяцев);
Полученное военнослужащим, отбывающим наказание, средней тяжести или тяжелого ранения, требовавшего госпитализации;
Досрочно, решением военного совета армии по ходатайству командира штрафного войскового подразделения в виде поощрения в отношении военнослужащих, проявивших исключительное мужество и храбрость.
Что касается роли штрафников в войне, то, безусловно, они внесли свой (и немалый) вклад в Победу, однако назвать его решающим было бы, по крайней мере, неуважением по отношению к миллионам советских солдат, к этим подразделениям не имеющим никакого отношения.

Какую роль сыграл приказ № 227 в наведении порядки и дисциплины в Красной армии?

Приказ "Ни шагу назад"Как свидетельствовали сами фронтовики, приказ появился как никогда вовремя, избавив многих бойцов от психологической неуверенности: кому-то он поднял боевой дух, кому-то принёс осознание своей значимости в защите Родины от врага. Были и такие, кто просто понял, что отступление с этого момента равносильно смерти – причём смерти бездарной и позорной для себя.

По словам современников того времени, самым важным являлось то, что документ открывал всю правду о сложившейся на фронте трагической ситуации. До этого, чтобы, как предполагалось, не угнетать моральный дух, пропаганда часто умолачивала об истинном положении дел, радуя солдат утешительными, но ложными новостями. Внезапно же открывшиеся факты показывали масштабность захваченной немцами территории и ошеломляли цифрами о количестве мирного населения в оккупации.
Однако кроме повышения патриотического настроя, в документе имелись и силовые решения по борьбе с теми, кто нарушил дисциплину, проявил трусость или поддался панике в бою. Один из таких методов – это создание из провинившихся солдат и командиров штрафных батальонов, чтобы «дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной». Второй – образование из морально устойчивых и проверенных бойцов заградительных отрядов, призванных расстреливать паникёров без суда и следствия.
Как показало будущее, приказ № 227 стал настоящей отрезвляющей пощёчиной, благодаря которой советские войска в скором времени смогли отстоять Сталинград и Кавказ, преломив тем самым ход войны в пользу Советского Союза.

Почему кабинетные стратеги, когда заходила речь о приказе №227, теряли рассудительность и как его оценивали в сталинское время?

Приказ "Ни шагу назад"Некоторые историки, рассматривая период Великой Отечественной войны, не учитывают реалий того времени. Зачастую они высказывают о приказе субъективное мнение, так как видят в документе только «кровожадное» содержание, игнорируя при этом и полученный от него эффект, и факты – воспоминания участников войны.

По словам кабинетных стратегов, «жестокий и бесчеловечный» приказ не укреплял дисциплину в армии, а способствовал «горе трупов» – ведь по их расчётам, с поля боя бежал едва ли не каждый второй советский солдат. В сталинское же время, появление подобного документа вызвало у бойцов разное мнение: кто-то относился к нему скептически, сомневаясь в его единодушном выполнении; кто-то – а их было большинство – признавали своевременность и необходимость приказа.

Из воспоминаний ветеранов:

Ольшанецкий, военврач 3-го ранга: 
«Приказ казался последним криком отчаяния… Я не верил, что он может что-то исправить».

Ефим Гольбрайх, заместитель штрафной роты, старший лейтенант: 
«Нет смысла спорить хороший или нет приказ – в тот момент он был необходим!»

Мансур Абдулин, командир орудия, лейтенант, Герой Советского Союза: 
«После «Ни шагу назад!» остановились все дружно – встали насмерть, так как знали, что уже никто не побежит. Такой приказ надо было издать раньше».

Олимпиев Всеволод Иванович, в 1942 году боец гвардейского кавалерийского корпуса:
«Это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами… Уже первая фраза «Войска Южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя Ростов и Новочеркасск…» вводила в шок. После выхода приказа № 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки».

Шаров Константин Михайлович, участник войны, в 2013 году вспоминал:
«Правильный приказ был. В 1942 году началось колоссальное отступление, даже бегство. Моральный дух войск упал. Так что приказ № 227 не зря вышел. Он же вышел после того, как Ростов оставили, а вот если бы Ростов стоял так же, как Сталинград…»

Александр Пыльцын, Герой Советского Союза, командир роты штрафного батальона, историк:
«Приказ 227, который мы хорошо знаем, и знаем его в действии, был действительно необходим и действительно сыграл огромную роль в укреплении дисциплины в армии. Потому что, несмотря на целый ряд больших крупных успехов наших армейских, отступление было колоссальным. В плен сдавались сотнями тысяч».

И как пишет редактор раздела «Общество» интернет-портала «АиФ.ru» Андрей Сидорчик:
Приказ «Ни шагу назад!» стал той отрезвляющей пощёчиной, которая вывела армию из нокдауна, полученного после неудач лета 1942 года. Сражавшиеся за каждый сантиметр родной земли защитники Сталинграда и Кавказа повернули ход войны на 180 градусов, начав долгий и трудный путь на запад, к Берлину.

И с этим выводом нельзя не согласиться. Надеюсь, что и вы разделяете это мнение.

https://udivitelnoe.temaretik.com/1915418735974812306/pochemu-prikaz-ni-shagu-nazad-mnogie-istoriki-schitayut-tsinichnym-i-beschelovechnym/

https://tass.ru/info/4443634

https://inance.ru/2016/07/prikaz227/

Картина дня

))}
Loading...
наверх